Эрион

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эрион » Флэшбеки » Дорога, дорога, ты знаешь так много


Дорога, дорога, ты знаешь так много

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Место действия: Тракт между Демисом и Ипомеей.
Время действия: 1209 год, 8 день, месяц Златосотен.
Сюжет: Только в дорогих книгах для не взрослых герои могут без устали мочить монстров в местах не столь отдаленных, предаваться любви в трактирах и добиваться мировой справедливости. Настоящим же авантюристам, чтобы много бегать и далеко скакать - нужно много есть и сладко спать. А все эти занятия упираются в серебрянники, которые пока за красивые глазки дают только некоторым женщинам, да и то с подтекстом.
Итак, мы имеем средненький караван из трех крытых повозок, пахнущих приправами и благовониями. Все это дело тянут лошади с конями, а руководит всем непосредственный начальник - сутулый человек с крючковатым носом. И все это под охраной небольшой группы авантюристов различных форм и размеров. В число этих отважных наемников и попали наши главные действующие лица, которым было по пути. А перехватить пару десятков монет по дороге было делом весьма привлекательным. Итак, дорога, караван, кони, шутки и... Все. Что будет дальше покажет только время. Интрига...
Участники: Рирук, Электрис, НПС разного рода.

2

Сегодня Рирук был без коня, втаптывая бронированные ботинки в дорожную пыль. В первую очередь ходить пешком обвешавшись металлом было полезно для здоровья, ну а во вторую очередь своего коня он пустил на мясо еще четыре дня назад. Часть мяса съел, часть протухло, часть успел еще и пожарить. А серебра на нового скакуна не хватало от слова "совсем", вытекающего в "негде взять". Работы для наемников в Ипомее было настолько мало, что за одну ночь разнесли два кабака и одну лавку с баклажанами. Вот и хватались за любую работу, даже если риск был не совсем оправдан. Вот и Рирук ухватился, тем более что ему было совсем уже по пути.
"Интересно, а что первое разобьется - бутылка или голова?" - зеленокожий задумчиво поправил щит в левой руке, не отрывая взгляда от горизонта и без устали переставляя ногами. Благо скорость каравана позволяла не отставать от него дальше второй повозки. Металлические доспехи звучно лязгали при каждом шаге, задавая некий варварский ритм перемещению зеленого авантюриста. В общем и целом Рирук шел как обычно - черный доспех, черные волосы, черный щит, голубая ящерица. К слову о ящерице - та ни на секунду не унималась, устраивая телепортационные пятнашки с телегой и плечом полуорка. Хобби у нее было такое, не иначе. Сам воин на все эти дела внимания не обращал, поглощенный умными заключениями в уме. "Если взять два вареных яйца и стукнуть - одно разобьется, другое нет. Значит если взять голову и бутылку..."
- Эй, жаба зеленая, от тебя воняет как от... Как от... Дерьма!
Полуорк на голос никак не среагировал, продолжая звучно шагать и пафосно смотреть вдаль. Он итак знал кому принадлежит столь тупая острота. Это был один из охранников, наймит, рыжий кудряш с огромной бородой и верхом на каком-то рогатом верблюде. Он с первых минут оценил весь шарм зеленомордого полукровки и всячески пытался сострить в его сторону, подначить, спровоцировать. Но зеленокожий только глубоко вздыхал, вот как и сейчас. Даже ящерица Заяц громко фыркал в моменты таких анекдотов, словно понимая что хозяин может и в морду дать, и грудь помять.
- Э, ты глухой или тупой? - рыжий громко плюнул под ноги полуорку. - На что ты вообще способен, тупица? Что ты можешь?
На сим моменте голова Рирука резко дернулась к правому плечу, разминая шею. Вообще чаще среди авантюристов царило взаимопонимание, но иногда попадались и уроды. Полуорк шумно выдохнул, прогоняя навязчивое желание протаранить рогатого верблюда щитом.
- Тупица тупой, - полуорк немного повернул голову, покосившись голубым глазом на умника. - Могу насиловать рыжих бородатых девочек.
Если бы Рирук был полубогом, а не полуорком - сейчас бы небо заволокло тучами с громом и спецэффектами. А так только два взгляда встретились посреди дороги, и каждый был готов сорвать с другого скальп и высосать глаза. Однако один не решался, а второй сдерживался. Вот такой веселый караван получался, с ведьмами, полуорками и рыжими бородатыми девочками.

Отредактировано Рирук (2016-06-16 16:03:16)

3

Жизнь ведьмы не так легка, как может показаться на первый взгляд обывателям. Она длинна и извилиста, полна опасностей и острых камней, как например, сей тракт от одного прекрасного эрионийского города до другого. Только не спрашивайте, что на этой дороге забыла Электрис, она все равно соврет, потому что сочтет, что это не вашего ума дело. Ну, ладно, так и быть, все очень просто, а Эл не любит, когда просто, она любит, чтоб было позаковыристей, интриги любит, коварство, паутину лжи, липкую и цеплячую, из которой вам не выбраться во век. А может и выбраться, если вы, допустим, обладаете аналитическим умом, как... Как сыщик Коэн Истош.

Короче говоря, Эл занесло на сей тракт по совершенно прозаической причине - она искала травы для зелья, которое облегчает участь рожениц. Еще ведьма скрывалась от преследовавших ее бандитов, у которых она позаимствовала череп со вделанными в его кость драгоценными камнями. Девушка не понимала, почему эти примерзкие людишки просто не оставят ее в покое, ведь это же простой череп, в ее понимании, и камешки были дешевенькие, как ей казалось. Не отдавала она череп из принципа, он ей нравился, потому что был похож на череп одного мага, которого она когда-то любила. Однако, мага закопали глубоко и отрыть его для того, чтобы взять что-то на память не представлялось возможности.

А еще, и это самое главное, Эле унюхала, что караванчик перевозит одну очень редкую травку, которая использовалась поварами для мясной приправы, эти дураки не знали ее истиной силы. В общем, ведьма увязалась за караваном, предложив свои магические услуги, она могла наслать смерть на всяких голодающих чудищ, которые вылазили на дорогу в поисках пропитания. За это девушка просила расплатиться с ней той самой травой, в простонародье называвшейся "елейником". Для чего данное растение нужно было ведьме, этого она бы никому не сказала, а предводителю сего парада, она соврала, что мол, прекрасная приправа для супа.

Хихикая над всеми, кто шел вместе с караваном, а это была забавная, разношерстная компания, Эл все больше понимала, что идти ножками трудновато. Левитация ей не давалась, поэтому она не летала на метле или на ковре. Она поглядывала на мужчин-наемников и ей пришла в голову отменная идея - выбрать того, кто ее понесет на своей шее. Самым роскошным и подходящим оказался зеленый орк, превосходный образчик мужественности и смелости. Правда на нем было много железа, доспехи, оружие, но ведьма сочла, что еще немного веса ему не повредит. Подойдя к зеленому амбалу, она улыбнулась, заглядывая в его уж очень симпатичное для орка, лицо и сказала:

- Ах, эта дорога все тянется и тянется, милый друг, я смотрю, тебе нужно серебро? Наверно, кто-то из родных твоих нуждается и ты единственный кормилец? Я решила помочь этому прекрасному каравану, потому что предводитель мой старый друг, а я хочу отплатить ему за прошлые услуги. Да, вот ноги мои устали, что если ты немного понесешь меня? Не хотелось бы утруждать лошаденок или как эти животные называются, солнце припекает и им итак жарко...

Девушка лила сладкие речи, а сама поражалась тому, что ящерица и глаза орка одного и того же цвета. Ящерица смотрела на нее не дружелюбно, будто даже ревниво. Наверное, она считала, что ездить на орке может только единолично. Электрис скорчила ей рожицу и та метнулась к повозке, а ведьма повисла на плече орка, вызывая завистливые взгляды остальных. И даже тот рыжий хмырь, что пререкался с орком, заглох, подавившись слюной.

4

- Ты... Ты...
Рыжий красноречиво вращал глазами, пытаясь выдумать что-то колкое и очень обидное, что могло бы задеть или даже унизить зеленого прямоходящего. Но на ум приходило что-то банальное типа "мускулистый огурец" или "кактус-качок". От немого бессилия, казалось, даже борода нервно шевелилась. В этот момент адекватные люди обычно лезут в драку или совершают еще какое ответственное мероприятие, но рыжий кудряш продолжал истерить глазами. Может Рирук и сделал бы первый шаг в этих недолгих отношениях, но...
"Но" всегда приходит когда его не ждут. Это может быть вылетевшая ось колеса телеги, уходящей от погони. Или ведро помоев на голову признающегося в любви человека. Или... Нет, Рируку повезло больше всех - его "но" оказалась ничего такая белокожая мадам, щебечущая речи сладкие настолько, что серый мозг зеленого тела в какой-то момент дал сбой. "Мадам, зачем мне столько лишней информации?" - тактично промолчал Рирук, обратив свой взор на говорившую. Рыжий тоже подзадумался, перегружая свой мозг и соображая ответ. Правда рогатый верблюд поступил логичнее всего, просто остановившись и присев по-кошачьи по важным делам. Чем и вызвал поток рыжего негодования:
- Поднимайся, Роксугамидзе! Догоняй эту зеленую фигню! У него баба! Вставай! Не время ср... - на сим вопли разъяренного рыжика утихли ввиду расстояния и скрипа колес.
- Бывай, человек-дебиловек...
Зеленокожий негромко хохотнул, отключая внимание от рыжего попрошайки и возвращая к белокожей. "Ты, безусловно, милая болтушка. Серебро мне нужно, чей-то кормилец, лошадки без названия... Так бы и сказала - понеси меня салат!" - в этот момент ящерка заяц материализовалась на голове колдунья и, категорично квакнув, ретировалась на край повозки, где и замерла. Сам Рирук продолжал делать крайне задумчивое лицо против своей воли, но быстро спохватился:
- Тебя понести? Да г@#@о вопрос!
Выпалил на одном дыхании и обеспечил мисс короткую дорогу вверх. Точнее лязгнул в резком наклоне латами и резво подхватил ее одной правой под филей, устраивая тот на металлическом плече. Тяжелая лапища легла на бедро, крепкими пальцами придерживая свою ношу. Однако нагрузка ощутимо прибавилась с непривычки, но сам Рирук воспринял это как подобает настоящему солдату - без тени и намека на дискомфорт. А вот для девушки раскаленный от солнца наплечник мог стать не самым приятным сюрпризом. Точнее для ее седельного места.
- Серебро нужно всем и кормить нужно всех. Себя, родных, всех. Кто утверждает обратное - тот квадратный дебил. Мне вот мою пернатую ящерку кормить надо, - голубоглазый продолжал бодро шагать и смотреть вдаль. - Слушай, белокожая, а почему ты в рядах наемников, а не в телеге? Если ты говоришь что наниматель твой друг, который сейчас не жарится под солнцем...
И вот на этом моменте черноволосый оторвал взгляд от горизонта и очень категорично уставился на девушку, сделав взгляд максимально вопросительным. "Как же, друг он ей... Вот мой друг Ржавый Кот никогда бы не заставил меня париться в охране. Мы бы катились в телеге, травили шутки, пили брагу, а в нужный момент выскакивали и махали железками как..." - на сим моменте зеленый запнулся, встряхнув свою ношу. Но равновесие удержал, на секунду немного ускорившись.

Отредактировано Рирук (2016-06-17 17:29:29)

5

Взлетев на широкое плечо орка, Эл рассмеялась и сразу же вцепилась в его густую гриву, на тот случай, если ее ездовой орк будет делать резкие движения. Усидеть на своем месте, и не отправиться в короткий полет к земле будет гораздо проще. Как зеленый богатырь еще не превратился в жареного, с хрустящей корочкой в таком то доспехе - это оставалось загадкой. А ведьма любила когда под ней горячо, как говаривали целители Новелина: "Все болезни от холодной попы", да так они и говорили.

- Да, наверное, много ящерка твоя съедает, кормить ее приходиться больше, чем, если бы ты завел жену...

Эл расхохоталась, усаживаясь поудобнее и подумывая, а не сесть ли так, чтоб ножки повисли с разных сторон орочьей шеи. Тогда, она, пожалуй, еще натрет ему шею, это было бы очень не красиво с ее стороны. Орк заговорил о хозяине каравана и делал сильно умные выводы, которые заставили Эл напрячься и начать выдумывать сказки Хаммерийского леса. Она достала из своей походной сумки коробку "Эрионийских сладостей" и выбрав самую большую, политую разными сортами шоколада, конфету, насильно запихнула орку в рот. Чтобы он не рассуждал так много, а наслаждался прогулкой и вкусняшками, ведьма считала, что орки любят сладкое.

- Дело в том, радость моя, что у него, понимаешь... Есть очень ревнивая жена! Если я поеду с ним, то ей обязательно доложат, и у милейшего человека будут неприятности... Ой!

Орк качнулся и Эле вцепилась в его шевелюру, чуть не выронив коробку сладостей. Усевшись снова, как сова в гнезде, ведьма продолжила пичкать ездового орка конфетками. Она решила быстро сочинить что-нибудь, чтобы отвлечь его от умственных измышлений. Наемники, которые шли вместе с ними, жестами приглашали ее к себе, потому что, видимо, вслух побаивались делать это. Ведьма показывала им язык и гордо отворачивалась, давая понять, что ее итак отменно везут. Поглядывая на караван она вспоминала разные слухи, которые ходили всегда о подобных мероприятиях и их лидерах. Склонившись к уху орка, Эл зловеще прошептала:

- Я слышала, что хозяин торгует молоденькими девицами, продает их в сексуальное рабство! Что, если там в ящиках не приправы и благовония, а усыпленные девы? Кстати, тебе не кажется, что эти ящики слишком уж большого размера? Обычно, такие товары перевозят в маленьких ящичках и мешках!

Ведьма села прямо, впереди замаячило большое раскидистое дерево. Тень от его ветвей была достаточно велика и Эл, использовала ее, чтобы исчезнуть и появиться уже на другом орочьем плече. Она склонилась к другому его уху и тихо сказала:

- А еще я слышала, что этот человек продает оружие! Запрещенное и загадочное! Оно превращает кого угодно в фарш! Теперь то мне понятно, почему ящики такого размера! А что, если в них тот самый фарш? Вчера я ела странные котлетки в Демисе, неужели это...

Ведьма испуганно посмотрела на повозки, она уже так насочиняла, что и сама поверила в свою ложь. С другой стороны, во всем ею сказанном могла быть и правда, потому что подобные слухи ходили по разным питейным заведениям и ведьмы сплетничали об этом. Ящерица, возникнув на другом плече орка с ненавистью смотрела на ведьму, было ясно, что она лопается от ревности.

6

Вообще компания - это здорово. В компании можно болтать, дурачиться, драться, пить брагу, да и время летит быстрее. Вот у Рирука на плече теперь была компания, а остальные, коих зеленый мысленно окрестил "лохопедами", вынуждены были коротать время с лошадками. "Это все потому что я зеленый, детка!" - продолжал гордиться собой авантюрист, пока прелестная обладательница ножек услаждала его слух своей болтовней. Все лучше чем слушать туповатые шутки юмора от рыжего парнишки с мишкой на трусишках. В добавок ко всему девушка еще и отбрасывала тень, приятно охлаждая черноволосую макушку. В которую, кстати, и вцепилась, как енот в конфету.
Конфета! Вот чего точно не ожидал Рирук так это конфеты, нагло проникшей в рот насильственным путем. "Рвать твою мать... С карамелькой за щекою, я брожу по белу свету!" - зеленый повалял сладость во рту, пытаясь понять вкус и не морщиться при этом. Не то чтобы полуорк не любил конфеты, просто и без них пить хотелось время от времени, да еще и доспех накалялся, доставляя своего рода дискомфорт. Зеленый аккуратно поправил свою ношу на плече, чтоб не сползала, и разом проглотил всю конфету, как большую и сладкую таблетку. "Жена так жена. Будь у меня жена - я бы тоже был ревнивый. Интересно, а какая была бы у меня жена?" - перед глазами поплыли образы, собираемые из тумана фантазий в один целый натюрморт. Толстые, худые, брюнетки, рыжие, низкие, фиолетовые, желтые... Зеленый собрался и собрал из отдельных элементов фантазии одну целую - с изогнутыми домиком бровями, пухлыми губами, аккуратным носиком и, что самое главное - темными волосами и восхитительными ключицами. "О да, детка, сегодня у тебя будет... Ай!" - наездница не только не прекращала болтать, но еще продолжала толкать в рот полуорка конфеты. "Я тебе что, перерабатыватель конфет?!"
Но в этом хитром плане были и плюсы - зеленый не мог болтать с набитым ртом. Так что приходилось терпеть болтовню спутницы и ее внезапные перемещения с одного плеча на другое. Только теперь Рирук не мог держать ее за бедро, ибо левая рука была занята щитом. "Все понятно, Заяц-2", - сделал умозаключение насчет перемещения сей особы Рирук и тут же ощутил царапку на правой щеке, теперь уже от голубой ящерицы. Судя по всему ей категорически не нравилось делить могучие плечи с кем-то еще. А полуорк даже ответить занятым конфетами ртом толком не мог, пытаясь пережевать все это дело как можно скорее. А наездница все не унималась, погружая сознание авантюриста в такие пучины лавовых рек, что хотелось матом ругаться. Перед глазами всплывали мертвые женщины и бобры, единороги сшитые с козлами. Осьминоги с пятью щупальцами и обезьяны-пауки... Не смотря на то, что от телег за версту несло какими-то приправами. Все это могло быть для отвода глаз и носов, с целью поднять Мрачную Армию и поработить... Да всех поработить к блинам зефирным. Рирук тяжело сглотнул, поднося ко рту фляжку с теплой водой и жадно глотая долгожданную влагу. ее капли стекли по подбородку и разбились о сталь нагрудника, принявшись истошно высыхать.
- Знаешь, - на сим моменте зеленый отрыгнул вполголоса, вернув флягу на место. - Не люблю когда в меня пихают конфеты. Пихай уже мясо.
Наконец-то он сделал, он сказал это! Как же долго конфетная жвачка мешала голосовым связкам поиметь этот подвиг! Но вернемся к реальности. В данном конкретном случае Рирук бросил взгляд на телеги, точнее на вторую по счету, возле которой продолжал вышагивать, лязгая латами. Ничего категорически подозрительного он не заметил, кроме запертых ящиков и бутылей с прозрачной жидкостью. После мужчина глянул на левое плечо, на котором восседала ящерица, в данный момент ржавшая как лошадь. Иногда Рирук скучал по тем временам когда у него была немая белка по кличке Лось. Он ее сожрал на пятые сутки пребывания на Доминионе Гибели. Но суть была не во взглядах Рирука, а в умозаключениях, обильно прикормленных конфетами. "Она думает раз зеленый и сильный - значит дебил? Красивый да, не спорю, но не тупой же. Развели стереотипы, всех вас танцевать заставить..."
- К слову для хозяина каравана ты так себе подруга. Друг твой то девками торгует, то фарш из кого угодно. Слухов куры не клюют. А я вот верю только фактам, - на сим моменте Рирук подкинул свою ношу на плече, встряхнув и попу, и мысли. - Ты же старинная подруга, вот и организуй обыск, а я посмотрю. Но...
Если бы Рирук был актером театра - сейчас ему могли бы дать премию за самый долгий вздох с последующей паузой. Полуорк громко вздохнул, одной рукой поправив ремень со всем содержимым. После хрустнул шеей, чем напугал Зайца, испустившего аналогичный хруст шейных позвонков. "Вот бы усадить ее поудобнее, ногами по разные стороны шеи. А спереди или сзади? Это вопрос!" - на автомате зеленый улыбнулся, демонстрируя зубы и в порыве эмоций лязгнул щитом о бок идущей рядом повозки.
- ...Но мне платят за сохранность груза, а не за осведомленность о нем, так что пусть хоть спаривающихся ежиков перевозит.

7

Солнце было в зените и пыль, поднимающаяся от дороги, стояла недвижимо в безветренном воздухе. Караван медленно двигался между деревьями, редкими домиками и пригорками по обочинам пути. Впереди виднелась небольшая ферма, на огороженном лугу паслись овцы, коровы и индюки важно разгуливали. Хозяев или работников фермы видно не было, но было понятно, что все это хозяйство охраняется сильной магией от вторжения. Наемники, владелец каравана и несколько его вооруженных слуг должны были пройти мимо этой фермы. Владелец перевозимого добра - господин Геслим подумывал, а не зайти ли на ферму, с виду она была богатая, хороший дом и пристройки, жирные животные и птица. Предложить хозяевам фермы отличные товары, которые оценит по достоинству любой повар и хозяйка. А между тем, отдохнуть немного и выпить колодезной воды или прохладительных напитков. К тому же господин Геслим был уже в летах и не мог так спокойно переносить дальние дороги, ему требовался отдых в тени.
Все поздно заметили, как воздух стал сгущаться, а потом караван и ближайшее пространство накрыл беспросветный туман. Едва заметная стелющаяся по земле дымка, которая играла всеми цветами, то ярче, то бледнее, резко разграничивала туман и ясный день. Эту границу путники не видели, так как она тянулась в нескольких сотнях метрах от них. Тем временем, туман стал такой молочно-густой, что трудно было разглядеть собственную обувь. Геслим приказал всем остановиться, он понял, что они попали в Морок, но поворачивать назад он не хотел. Ничего особенного не происходило, всего лишь не было видно дороги и куда идешь. Морок мог кончиться и через минуту, такое с Геслимом бывало, а обходить его представлялось совершенно невозможным. Геслим велел одному из слуг привязаться веревкой к повозке и пойти вперед, чтобы разведать, где кончается Морок. Все присутствующие требовали покинуть это место немедленно, еще не известно, что будет дальше, может это простой туман, а может и грозит чем-то пребывающим в нем. Слуга, трясясь от страха исчез, но вскоре его натянутая веревка опала и Геслим подтянул ее, на конце она была оборвана. В тумане стояла какая-то давящая тишина, даже голоса рядом стоящих были приглушенными. Вполне возможно, слуга что-то и кричал, но туман поглотил все звуки. Геслим упорно потребовал идти дальше, он понадеялся на охрану, время было дорого. Внезапно, лошадь первого обоза заржала и остановилась, она стала метаться из стороны в сторону, но не рванула от страха, а билась на месте. Присмотревшись, Геслим увидел какие-то путы, вырастающие из земли, они были похожи на прозрачные лозы, усеянные шипами. Обвив лошадь, одна такая лоза впилась в ее бок острыми шипом и прозрачная лиана стала наполняться красной кровью. Старик вскрикнул и отпрянул, что-то схватило его за ногу, он сел с размаху на землю и ощутил ужасную пронзающую боль в ноге. Выхватив короткий меч, Геслим рубанул по земле и алый фонтанчик брызнул ему в лицо - лоза уже успела вытянуть из его ноги достаточно крови. Оторвав чудовищное существо от своего тела, старик заметил, что шипы проткнули точно вену и артерии. Он стал заматывать раны платком, а вокруг начало твориться что-то неимоверное. Крики, ругань, ржание лошадей и хлесткие звуки вырывающихся из-под земли кровожадных лиан. Они уже успели ухватить нескольких наемников, слуг и вьючных животных, впиваясь в их кровоток и вытягивая кровь, которая уходила по стокам куда-то под землю. Гуслим упал лицом вниз и воззвал к богам земли, прося их не отнимать жизни, а забрать лишь животных. Его религия утверждала, что боги Земли питаются кровью, поэтому он часто приносил в жертву кровь животных, а порой и людей, выливая кровь просто на алтарь, где она стекала в почву. Однако, похоже было на то, что богам Земли было наплевать на его мольбы.
За границей Морока, вокруг фермы ходило жуткого вида существо. Оно уже несколько дней пыталось поохотиться на животных фермы, но магическая преграда мешала ему проникнуть за низкий, бревенчатый забор. Имея длинное тело, покрытое сверху панцирем, похожее на земляного червя с огромными вкруг утыканными клыками пастями, которые располагались по обоим концам туловища, оно очень быстро перемещалось на суставчатых ногах. Существо было метра два длиной  и в метр высотой, но его скачкообразные движения позволяли ему прыгнуть довольно высоко. Заметив какое-то движение в сгустившимся неподалеку воздухе, монстр сначала медленно, а потом все быстрее, направился туда. Проникнув за границу Морока, оно стремительно бросилось вперед, преследуя человека, тот улизнул от него, но в этом тумане было еще много таких, как он. Монстр прыгнул наугад и приземлился на повозку, вокруг метались разные двуногие и он схватил первого попавшегося одним из своих прожорливых ртов.

8

Эле давно подозревала, что орки ужас какие неблагодарные! Она кормила его дорогими сладостями, а он хоть бы спасибо сказал, еще и мяса требует. И вообще, ведет себя не уважительно. Эх, ничего не поделаешь, придется терпеть такое поведение, он же ее везет на своем плече и ящерица еще не бросилась кусаться. Обиженно надув губы, ведьма спрятала коробку конфет обратно в сумку и огляделась. У нее было очень выгодное положение - она была выше всех на этом раскаленном плече и видела больше других. За пригорком виднелась ферма и Эл вспомнила, что для работы с "елейником" ей нужна говорящая коза, а именно рог от нее. Может, в том хозяйстве есть такая, после того, как козовод Терентий вывел полуразумных коз, они расселились везде.

Внезапно, ведьма поняла, что ферму заволокло туманом и он становился гуще. Вскоре она свою руку вытянутую не могла увидеть. Происходило что-то опасное, несомненно, но чужая ли это магия или нечто другое, она пока понять не могла. Эл заболтавшись с симпатичным орком, совершенно забыла активировать Чувство Живого и сделав это сейчас, обнаружила кроме всех тех, кого уже видела, еще несколько странных существ. Раздались ржание лошади и первые крики, Эл сжалась, ощущая, как в груди страх свернулся тугим клубком. Этих существ, похожих на длинные, тонкие отростки с шипами, она не видела глазами из-за густого, белого тумана, но зато видела глазами внутренними.

Вырываясь из земли, они искали жертв, чтобы напиться крови и за считанные минуты крепко обвили охранников и животных. Выхватив лезвие Митреи, ведьма приготовилась воевать с невиданным врагом, она использовала Погибель и некоторые лозы, уже налитые кровью, стали чахнуть, отпустили своих жертв, опадая наземь. В тумане появилось еще что-то, оно было огромным и не менее голодным, прежде, чем ведьма успела предупредить о его появлении, существо оказалось на ближайшей повозке.

Спускаться на землю очень не хотелось, здесь на плече орка, ведьма была хоть в какой-то безопасности, но пришлось покинуть свой насест, чтобы воин мог свободно использовать оружие. Эле хотела, как ящерица удрать из этого места, благо и тень маленькая была, но бросать всех, а самой прохлаждаться за пределами этого безумия она считала ниже своего достоинства. Из тумана вылезла пасть монстра, в которую ведьма поместилась бы целиком и Эл в ужасе отступила между охранниками и слугами, пытаясь ретироваться, как можно дальше.

9

Пришла беда откуда не ждали. Мир как-то резко изменился не в лучшую сторону, окутав окружающее пространство густым туманом. Это случилось так же внезапно, как случается гром среди ясного неба или трехголовая рыба-рак. Рирук ожидал чего угодно - миграции козлорогов, налета разбойников, спаривающихся ежиков. Но эта белесая дымка его категорически смутила. А еще больше смутил какой-то рваный крик, последней ниточкой просочившийся в эту пелену тишины и тут же все замерло. "К такому меня армия не готовила", - вспомнил фразу своего мастера по фехтованию, которую тот произносил каждый раз когда наступал ногой в каку. Рирук в данной ситуации вляпался в каку полностью и вылезать не спешил.
Суперзрением полуорк не владел, потому уловить суть происходящего ему было так же трудно, как и остальным охранникам. Элемент внезапности сработал на "ура", внеся панику и смуту в ряды потенциального союзника. Рядом пробежал, смешно размахивая руками, бывший бравый страж каравана, а после не очень далеко грохнулось что-то увесистое, в пелене тумана невидимое. Но, судя по приглушенному звуку падения - тяжелое. Рирук ощутимо напрягся, потянувшись пятерней к рукояти меча, тут же ощутив легкость в плече от ретировавшейся с него девушки. "Что мне нравится в местных женщинах, так это не замутненность сознания... Я слышал в этих краях орудует банда педофилов, может это их проделки?" - тут Рирук опустил взгляд голубых глаз вниз, тут же замерев, ощущая поток холодных мурашек вдоль хребта. Возле его бронированной ноги извивалась и чахла бесформенная непонятная фигня, напоминавшая и щупальце, и кактус. Только очень больной кактус. "Великий Создатель, мне чуть ногу не испортили..." - полуорк немного попятился, ткнувшись спиной в колесо одной из телег и что было мочи рявкнул:
- Девка! Прыгай на повозку, на земле опасно!
Как сражаться с противником, которого даже не видно Рирук не имел ни малейшего понятия. Можно было положиться на слух, но кисель тумана заглушал все, кроме лязга лат полуорка. Тот продолжал жаться спиной к колесу повозке, надеясь таким макаром оградить себя от тычка в спину, а в левой руке крепко сжимал щит. "Создатель Единый и Нерушимый, взывает к тебе слуга твой, поборник справедливости и наноситель добра. Смилуйся над рабами своими грешными, смахни своей дланью этот драный кисель, пока мы тут не попередохли все..." - голубоглазый замер, обратив внимание на невнятный силуэт, показавшийся в тумане. Четкой характеристики Рирук дать не мог, зато мог в спешной импровизации схватить с повозки мешок черного перца и, раскрутив над головой, метнуть в этот силуэт. Так и поступил, не теряя ни мгновения и надеясь на удачу.

10

Паника, усиленная непроглядностью тумана, продолжалась и охватывала сопровождающих караван все больше. Наталкиваясь друг на друга, крича от боли в теле, обвитом кровопьющими лозами, слуги и охрана пытались покинуть область тумана. Где-то же он кончался вместе с его ужасными порождениями, где-то светило привычное солнце и все было спокойно. Один из слуг, упав в обморок от вида собственной крови, которая перетекала из него по прозрачной, толстой трубке куда-то под землю, уже умирал от кровопотери и делал последние вздохи. Кое-кто, все же, достиг неимоверными усилиями границы Морока и выбежав за нее, несся не разбирая дороги. Среди всеобщей неразберихи упало тело, из обрубка шеи которого хлыстала фонтаном кровь. Монстр на повозке проглотил голову, только что сидевшую на этой шее и задергал своим длинным телом, пытаясь ухватить еще одну жертву. Туман не мешал ему, потому как те, кто мог послужить утолению его голода, находились совсем рядом и тыкались в повозку, как слепые котята. В одну из его окровавленных пастей угодил тяжелый мешок. Сначала пожевав его, монстр издал гортанный рык и вывалил содержимое пасти вместе с кусками мешковины какому-то слуге на голову. Откуда прилетел несъедобный подарок он запомнил и, присев, подобравшись, прыгнул в ту сторону. По пути чудовище сбило перепуганную группку, из рядов которой послышался женский визг, и столкнулось нос к носу, если можно так выразиться, с зеленым, закованным в железо орком. Ряды острейших клыков, идущих по кругу, сомкнулись на доспехе орка, лязгнули и монстр принялся выгрызать себе путь к живой плоти. Сверху, на панцирь чудовища обрушились удары меча - это один из охранников задумал пробить его броню, но она была настолько крепкая, что лезвие лишь скользило, высекая снопы искр.

11

Хоть на повозке, хоть под повозкой, а везде враги! И опять же никакого уважения со стороны зеленой лягушки-переростка! Да, собственно, чего можно ждать от подобного существа, это же не изысканный богач в шелках и кружевах. Как говаривал один знакомый целитель: "Что с него возьмешь, кроме анализов". Отходить далеко от орка почему-то не хотелось, он казался здоровенным, за ним вроде того, как за каменной стеной. По крайней мере, от того ужасного существа он мог бы и помочь избавиться.

Страшные кровопийцы извивались у ног Эле, но чахли и уже сильной активности не проявляли, она зорко смотрела, чтобы вырывающиеся возле нее лозы, были тут же заморены Погибелью. Не было, конечно, ничего видно почти, но ведьме много ясности и не требовалось, только что-то касалось длинной юбки, как реакция с ее стороны следовала незамедлительно. Спасая и других от страшных напастей, Эл не заметила, что зеленый наглец разбрасывается добром господина Геслима.

- Что ты делаешь!? Ты же должен охранять это, а не портить!!

Ведьма еще что-то хотела сказать, обрушить праведный гнев, так сказать, но тотчас из тумана вырвалось такое жуткое существо, что Эл завизжала и кинулась куда глаза глядят. Она упала, споткнувшись о чье-то тело и увидела обескровленного мертвеца, которого еще стискивали шипастые лозы. Отпрянув и вскочив на ноги, девушка увидела, что кошмарный монстр схватил орка и метелит его, как Тузик грелку! Электрис пришла в еще больший ужас, когда заметила, что на другом конце бронированного, извивающегося тела твари есть еще одна пасть.

И эта пасть слишком близко к ней и другим собравшимся в этом аду. Клыки клацнули прямо перед лицом ведьмы и та едва сознание от шока не потеряла. Иллюзорная стена - это все на что сейчас была способна Эл, увидев перед собой стену, а не живых существ, монстр бросился этой частью тела в сторону от них. Вторая же его половина жевала орочий доспех и подбежавшие воины, не могли даже повредить панцирь твари. Кто-то применил заклинание и чудовищное тело стало поднимать в воздух, а вместе с ним и закушенного орка. Наверное, кто-то хотел отправить монстра в полет или хотя бы оторвать от земли, чтобы его клыки были подальше от всех.

12

Бредовых идей у взрослого Рирука хватало с лихвой, таких как швыряться мешками с перцем или стукать противника мешком с корицей. И все это носило не только увеселительный, но и тактический характер. Мало кому бы понравилось заполучить перца в зенки, нос или рот, даже без права закусить. Правда убедиться в этом сам зеленый не мог - приходилось приглядывать за своими ногами, незнакомой женщиной и флангами в принципе. Мало ли какая опасность еще могла поджидать в этом туманном киселе. "Тут даже ободряющую речь не выкрикнешь, не перегруппируешься. Вообще мне тут не нравится, к маме хо..."
И тут из тумана появился конкурент по брутальности, сверкая разверстой пастью. Это было настолько неожиданно, что Рирук на секунду забыл свое имя, мысли и приличные синонимы к ругательным словам. Тут еще визг незнакомки произвел мощную психологическую атаку, введя зеленого бугая в состояние, близкое к критическому. Всего секунда требовалась ему для принятия решения, но клыкастая тварь была быстрее. Смертельной хваткой он цапнул орка поперек туловища и принялся отчаянно портить броню, чем причинял довольно ощутимый дискомфорт хозяину. Железо-то не резиновое, сгибаясь само не выпрямляется. Вдовесок ко всему зеленокожего приложило башкой о борт телеги, довольно больно и обидно. На скуле тут же возник нормальный такой синяк, точнее зеленяк. В попытке добраться до сочной зеленой плоти монстр еще раз приложил Рирука о колесо телеги, чем окончательно испортил настроение. Просто Рирук был из тех парней, которые не любят, когда их бьют об телеги.
Собрав волю, силу и мышцы в кулак авантюрист с рычанием бросил щит на землю, обратным хватом левой выхватывая меч из ножен и перекидывая его в правую. А в мозгу пульсирует одно ругательство про девушку, которая за вечер в трактире пытается размножиться поочередно с несколькими... В общем все это лирика, главное слово обидное. Рирук резким движением вставил лезвие между клыками твари и собственным доспехом до середины лезвия и с силой надавил, используя меч как рычаг. Острие впилось в плоть между клыками, с хрустом и чавканьем расширяя пасть зверя еще больше. Вслед за этим раздался вопль отпрянувшего зверя, разинувшего пасть. Но зеленый так просто не унимался. резким рывком сократив расстояние полуорк воткнул меч в нёбо твари и упер яблоком в нижнюю челюсть, тут же с остервенением начав долбить пудовым кулаком по башке клыкастого обидчика, нанизывая ту на клинок все глубже. И все это время сохранял гробовое молчание, лишь громко сопя от злости и думая о плохом.

13

В худровом тумане ничего не было видно, но все же те, кто был поближе к орку, смогли рассмотреть, как он расправляется с монстром. От такого эпического зрелища у Эл дыхание перехватило, естественно, она знала, что он воин хоть куда, но его молчание с которым он убивал тварь, было просто завораживающим. Вокруг орали и матерились все подряд, хорошо, что туман все заглушал, а он молчал, серьезный и деловой. Это заставило ведьму проникнуться к зеленому добрыми чувствами, если она вообще на них была способна.

Те, кто стоял рядом с ней, понявшие, что она может их как-то защитить от исчадий тумана, вопили орку, что, мол, так его, смерть извергу!! Между тем, извивающееся тело чудовища продолжало подниматься вверх, кто его поднимает ведьма конечно же, не видела. Но в таком случае, как бы орку не улететь вместе с тварью куда-нибудь в места столь отдаленные, где и удачи не видать и на лодке не кататься. А Эле хотела бы покататься с ним на лодке, внезапно, поняв это, она пожала плечами, что только в голову не придет. Картина возникшая в воображении рисовала ей орка и ее саму в лодочке под изящным мостом, а вокруг лилии и фейерверк в ночном небе. Они кормят друг друга мороженным и сладенько улыбаются в этой романтичной атмосфере. Последняя стадия.

Ведьма вдруг, заметила, что туман понемногу рассеивается, а хлещущие, будто плети, лозы стали появляться реже, народ утихал, были слышны рыдания и ругань. Кто-то не выдержал и нервы сдали, бывает. Ведьма все пыталась понять что все это было, чье-то злое заклинание или морок? В морок она не попадала уже давно, даже странно, эта напасть мучила многих, то дом разрушит, то здоровье. Стало видно повозки и даже Геслима, который сидел на дороге в окровавленной ногой, кто-то лечил его.

- Эй, орк! Отпускай его или полетишь, как фанера над Парижем! - крикнула ведьма.

Странно, что это за Париж, она не знала, но фраза сама пришла в голову, говорят из астрала разное приходит и оседает в головах. Монстр уже поднялся метра на три над землей, из ран его лилась на дорогу кровь, а вторая пасть все еще жаждала ухватить кого-то и Эл боялась, что она повернется к орку и схватит его. Окинув взглядом всех, благо туман хорошо поредел, она поняла, что потери и пострадавшие есть, но дойти до города они смогут. Правда, был покойник, а недалеко было кладбище, его туда можно было занести, все равно по дороге. Ох, уж эти кладбища! Ведьма их очень любила, романтичные места с изящной архитектурой, конечно, тут никто не разделит ее любви. Дорога больше не выплевывала ужасных растений и все немного успокоились, глядя на висящего вверху орка. Эл увидела и слугу, который был инициатором этой левитации, он ждал, чтобы запустить монстра подальше, но с орком, нанизывающим тварь на свой меч, как шашлык на шампур, видимо, ему было тяжеловато это сделать.

14

Было в этом что-то увлекательное, манящее, вкусное и злобное... Вечное... Рирук потерял счет ударам по башке этого супостата, посмевшего посягнуть на твердость зеленой черепушки. "Убить, раздавить, задушить и изнасиловать" - вот четыре кита, на которых держалось сознание зеленого. Не даром же некоторые не слишком одаренные менестрели напевали про то, что с орками шутки плохи, переломят пополам и раскидают по углам. В пучине своего увлеченного забивания монстрятины кулачищем Рирук даже не заметил своего эпического взлета. И еще не скоро заметил бы, если бы его не окрикнули. Вернув взгляд голубого глаза к земле, на удивление заметив, что тумана почти нет, потери совсем есть, а незнакомка это не только норм такие ноги, но еще и здравый смысл.
- С мягким знаком! - рыкнул зеленый, еще разок долбанув по голове зубастой твари и, оставив меч в клыкастой пасти, оттолкнулся ногой от бедолаги, посылая себя в одну сторону, а зверя в другую. - Жеронимо-о-о-о!
Упал Рирук удачно, на мягкое. Наверное это были сушеные грибы или просто петрушка. Так или иначе зеленые телеса рухнули спиной на телегу, оглушительно лязгнув при этом и ощутимо прогнув телегу. Самому полуорку тоже не понравилось падение, но выразил он это достаточно красноречиво и слюняво, сплюнув через борт на дорогу. Монстр удачно улетел, туман рассеивался, большинство людей выжило. Миссия выполнима, как говорится. Или не говорится. Или вообще не важно. Рирук с громким сопением вцепился в борт телеги, грузно переваливаясь через него и вновь звонко брякнувшись, но теперь о землю. После всплеска психопатии его сознание только возвращалось в колею, но ужасное видение все еще не отпускало. Эта клыкастая пасть, истекающая слюной, в недрах которой сидела утка с желтым клювом, и смотрела, смотрела, смотрела... Рирук медленно поднялся с земли, откинув волосы назад и поправив щит в руке. Только сейчас он осознал что за ним наблюдала не только незнакомая девушка, но и еще некоторые люди.
- Видали как я ему впаял? - ляпнул первое что пришло в голову. - Дурында еще не скоро опомнится.
Надо же было как-то разрядить обстановку в это нелегкое время суток. Тем более что следующим шагом Рирук подошел к обезглавленному телу и, даже не потрогав пульс, стянул с него ножны. Свои, которые опустели, он выкинул в можжевельник, а новые, в которых так и покоился меч, приладил к своему ремню. После немного огляделся и тремя резкими рывками оторвал у мертвеца кошель с серебром и стянул оба сапога из свиной кожи. Потому что добру пропадать нельзя. И только после всего этого зеленомордый повернулся ко всей команде, большинство которой наблюдало за мародерством.
- Он мне разрешил.

15

Бедненький орк, наверное, своих духов-предков призывал, а кто еще был этот Жеронимо - никто не знал. Монстр полетел куда-то за дальние горы, а зеленый вояка плюхнулся на телегу. Все поздравляли слугу Гельсима, ведь он так удачно избавил всех от чудовища. Орка побоялись поздравлять, мало ли огреет кулаком в запале, тот и не нуждался в поздравлениях и восхвалениях, итак был хорош. А когда он заявил, что труп подарил ему все вещи и деньги, то все дружно и одобрительно закивали.

Эл стояла посреди всего этого безобразия, облегченно вздыхая. У этого каравана есть шанс доехать до города и хоть орк испортил мешок перца, но это не беда. Вот если бы он мешок "елейника" в монстра кинул, ведьма бы монстру помогла самолично зеленого сжевать и доспех его, как консервную банку для этого дела вскрыла бы. А так все чудесно! Можно двигаться дальше, тем более впереди прекрасная ферма, где конечно же, их примут и угостят. Не люлями, а чем-нибудь вкусным, к примеру, арбузом или персиковым соком.

Ведьма предвкушая угощение доброй фермерши, облизнулась. Она была уверенна, что на ферму их пустят, ведь ясно, что они сопровождают замечательный караван, который принадлежит уважаемому Геслиму. Обозы снова двинулись в путь, а охрана в прежнем составе, хоть и покоцанном, сопровождала их. Труп положили на край повозки, кто его родные никто не знал, значит положено было отнести его на ближайшее кладбище, не бросать же посреди дороги.

- Ах, какой ты молодечик! Как соленый огуречик!

Ведьма подплыла к орку и снова запросилась на ручки, вернее на шейку. А что? Он понежился на телеге, отдохнул, теперь может с новыми силами нести ее и своего голубого троглодита. Последний, увидев назойливую девицу, телепортировался с одного плеча орка на другое, пытаясь, видимо, занять одновременно оба и показать, что мест нет! Для ведьмы места были везде и всегда, что она и доказала, сев орку на плечо и положив ножку на ножку. Отсюда ей была великолепно видна ферма и ее откормленные обитатели, только вот, почему людей или хоть каких-то разумных существ не было видно?

Шли они не так уж долго и без разных происшествий, кое-то сказал, что видел радужное свечение на земле, значит то был Морок. Это было очень хорошо, потому что, если бы тот туман был чьими-то чарами, то им пришлось бы еще и со злодеем разбираться. Хотелось уже приехать в город и посетить ярмарку, ведьма очень любила ночные ярмарки, где в пол цены можно было накупить всевозможных приятных вещичек. Кстати, нести все накупленное ею мог бы орк, он бы понес все это вместе с ней, Эл была уверена. За это она подарила бы ему какой-нибудь амулет, к примеру, делающий доспехи легкими как пух!

Об этом Эл и собралась поведать зелененькому другу, но они уже подошли к ферме, по всему было ясно, что вокруг нее есть магическая преграда, но как могла догадаться ведьма, на распространение звука это не влияло. Слуги Геслима подошли как можно ближе к ограде и принялись звать хозяев. Во дворе залаяли две больших собаки, отчего гуси и индюки разбежались кто куда, замычали коровы и овцы уставились, жуя траву, на гостей. Эл заметила странную вещь - летающее ведро воды, которое приблизилось к корыту около сарая и выплеснулось в это корыто. Были видны и вилы, которые сами по себе, перекидывали сено в углу двора. В довершение картины, большая хворостина погнала гусей, сбивая их в стаю, в сарай. Эл хлопала ресницами, глядя на это, но тут распахнулась дверь дома и все стали ждать, что выйдет хозяин.

16

[NIC]Леопольд Грум[/NIC][STA]Фермер[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/t/xjfM3.jpg[/AVA]Старая ферма была погружена в обычную тишину, прерываемую лишь голосами птицы и мычанием коров. Семья фермеров была уже как год мертва, но по воле Фатума некромант Марсий однажды призвал к себе душу хозяина фермы - Грума. Некромант плел свои привычные интриги и ради забавы, по просьбе фермера, сделал так, что души всей его семьи вернулись на ферму. Теперь им было подвластно управлять своим хозяйством, но Грум не переставал лелеять надежду, что когда-нибудь они обзаведутся телами и станут жить, как прежде. Собственно, у его души было тело, вернее, много тел, потому что он их часто менял. Происходило это в связи с тем, что тела разлагались. Некромант обещал сделать так, чтобы этого не происходило, но для такого важного события, Грум должен был подыскать всем членам своей семьи подходящие тела. Грум был и при жизни человеком добрым, таким он был и сейчас. Где же найти семь свежих тел? У него была жена и пять сыновей. Их души продолжали трудиться на ферме, а он находил себе тело и был в нем, если случалась надобность.
Около фермы раздались громкие голоса и труп сидевший в прихожей дома, ожил. Это был мужчина с бородой, очень похожий на Грума живого. Покойнику было дня два, Грум убил зашедшего на ферму случайного путника и теперь пользовался его телом, как своим. Белесые, мутные глаза мертвеца уставились на дверь и вскоре он стоял на крыльце. Душа Грума, вселившаяся в него, а до этого спокойно носившая воду скотине, быстро оценила ситуацию. Возле фермы стоял караван и люди хотели войти на ферму. Были среди них и рослые, красивые парни, и девушка, такая же темноволосая, как жена Грума при жизни. Мимо фермы часто проходили разные обозы с людьми, но Грум так и не решился убить людей. Марсий обещал, что как только все души семьи Грум обзаведутся телами, он явится и наложит заклятие. Это заклятие гарантировало, что тел не коснется тлен и гниение, они будут жить долго и счастливо. За это некромант обещал потребовать чего-то, но так и не сказал чего. Грум ощутил, что духи его семьи собрались вокруг него. Он подошел к забору и открыл калитку, с этого момента все могли заходить во двор. Гости стали просить отдыха на его ферме и он согласился, кивнув. Во двор зашли несколько гостей, в их числе хозяин обоза, его слуги, воины и женщина. Остальные остались на дороге охранять обозы. Калитка закрылась и ферма стала вновь неприступной. Не выйти, не войти, пока сам Леопольд не откроет калитку. Среди гостей было пятеро подходящих тел для его сыновей, для жены, и его самого. Лишними был старик и орк, но их можно было легко уложить навсегда. Грум ушел в дом, куда слетелись души его семьи. Они начали совещание, договариваясь о том, как убить всех зашедших на ферму и кому какое тело достанется. Грум выпустил из клетки драконида и послал его к Марсию с посланием. В нем он сообщал, что тела найдены, но он опасается, что не сможет убить их так просто. Хотелось бы не повредить тела, нужен был яд, а не вилы и топоры. Да и, если приложить колодой по голове, то шрам останется. Грум надеялся, что некромант поможет им.

Отредактировано Теодорих (2016-06-26 00:53:59)

17

Хорошо когда окружающие не рискуют своим здоровьем и не предъявляют свои права на чужие сапоги. А сапоги, меж прочим, были кошерные - свиная кожа, крепкая как сталь и гибкая как дипломат. Полуорк с довольным урчанием пристроил добычу в укромное место телеги, прикинув что на его добро сможет посягнуть только такой же крепкий беспринципный авантюрист. Только теперь он обратил внимание на очень бледного верблюда и не менее бледного рыжего. Того самого, который пытался подначивать зеленокожего с самого обеда и до самого своего конца. Щупать пульс и трогать нос Рирук совсем не спешил, скорее наоборот - звучно стукнул пудовым кулаком по наглой рыжей морде:
- За культурную столицу! - после громко прокомментировал. - Вот же судьба, трезвый упал с верблюда. А я ведь говорил - прими стакан на посошок. Вот был бы пьяный, отделался бы легким испугом.
Удар получился хорошим, таким чтобы полумертвый рыжик квакнул и харкнул кашкой из крови и зубов. Очень уж хотелось восстановить справедливость и врезать по наглой рыжей морде. Вполне удовлетворившись Рирук выпрямился и гордо зашагал вперед, продолжая сопровождать караван, а заодно работать перевозчиком для синей ящерицы и бледной девушки. Такова уж воля богов и зеленых простаков. "Картина ясная - глубокий укус", - методичное ощупывание брони привело к выводу, что вот чуть-чуть не хватило прокусить полуорка, а потом перекусить и вообще сделать много обидных вещей. Броня чудом выжила и отчаянно просила ремонта, а еще лучше замены поврежденных частей.
Дорога, караван, можно много успеть, еще больше потерять... Долго ли, коротко ли - весь обоз вышел к той самой ферме, про которую между телегами прошел слушок. Мол там и пить дают, и жрать пихают, и даже бабу к тебе подкладывают. Однако верить слухам было равным мешанине вилами пруда с головастиками - забавно, но по смысловой нагрузке так себе, да и надоедает быстро. Сам Рирук тем временем продумывал обращение к этой девушке, отягощающей его левое плечо. "Красотка, приходи в полночь на сеновал. У меня сабля новая, дам подержать..." - полуорк задумчиво потер подбородок, услышав неодобрительное шипение в правое ухо из угла ящерицы голубой и шумно дунул в ответ.
Тем временем обоз вторгся на территорию фермы не самым полным составом. С одной стороны Рируку нравилось ощущать себя внутри импровизированного заграждения, готового принять на себя первую волну любого... Необъяснимого зубастого куска мяса. Но с другой стороны отворивший ворота дворовый, или дворецкий, или как таких товарищей обычно называют вызывал некоторые подозрения. Голубой глаз уловил не совсем здоровый цвет кожи, сквозь которую просвечивался узор темных вен. "Отравление? Чума? Запой?" - полуорк не был доктором, потому поставить с ходу диагноз не мог. И виду не подал, предпочитая отдаться ситуации и действовать при помощи солдатской смекалки. Поникнув на территорию фермы вместе с обозом полуорк поправил сидящую на плече девушку и начал издалека:
- Что ты делаешь сегодня ночером?

18

Благополучно доехав до фермы Эл поняла, что за оградой твориться магия и, надо сказать, не слабая. В какой-то момент ей привиделось, что кто-то невидимый здесь ведет хозяйство, а когда караван приблизился, то движение замерло. Из дома вышел мужчина и какой-то механической походкой подошел к ограде. В открытую калитку повалили все, кто смог, но очень быстро дорожку им перекрыли. Ведьма отлично понимала фермера, если завалят все, то еще чего доброго украдут из мелкой живности, предварительно свернув шею за сараем.

Лицо и руки фермера очень не понравились Эл, таких граждан она видела в усадьбах некромантов. Мертвецы, занимающиеся хозяйством - это было в порядке вещей у темных магов. От раздумий об оживших покойниках ее отвлек ездовой полуорк. На его вопрос ведьма закатила глазки, она представила очень живо, как этот "ядрачистыйизумруд" лежит рядом с ней по утру на белой постели. Контраст, надо сказать, не для слабонервных. Эл улыбнулась и еще глубже погрузила пальцы в его черную шевелюру.

- Хочу отправится на ярмарку, мне нужно купить котел и еще много чего... Ах, но как же эти все тяжелые покупки я понесу? Пока что хочу сказать, этот фермер мне не нравится... Какой-то он... Мертвый!

Прошептав это орку и его ящерице зловещим тоном, девушка спрыгнула с могучего плеча и потерла мягкое место - сидеть на доспехе тот еще труд! Хозяин скрылся в доме, ведьма надеялась, что он приготовит им что-то освежительное, но надежды потухали с каждой минутой. Из дома не раздавалось ни звука, а ферма в раз стала выглядеть какой-то опустелой, будто здесь не жили люди очень давно. В бочках стояла свежая вода и охрана со слугами воспользовались ею, а ведьма услышала звон воды и пошла на этот звук.

Возле дома был разбит маленький садик с цветником, который на удивление не вытоптали и не сожрали козы, несколько плодовых деревьев и родник, бьющий из-под земли. Эл присела возле него и подставила ладонь, которая тут же наполнилась прохладной водой. Напившись, ведьма стала осторожно умываться, не хотелось бы, чтоб вода забрызгала платье спереди и тогда ее и без того глубокое декольте, стало бы прозрачным. На ферме, тем временем, поднялся какой-то шум и крик. Эл вышла из садика и быстро выглянула из-за угла дома.

Посреди двора стоял громадный, просто титанический, племенной бык. Его шею опоясывала широкая железная лента, к которой, по всей видимости, крепилась цепь. Сейчас цепи не было, зато в его глазах полыхал гнев и ярость, да такие, что у ведьмы озноб по спине пробежал. Бык рыл копытами и рогами землю, мотал чудовищной головой и высматривал на кого бы напасть. Эл застала его в тот краткий миг, когда он притормозил и отталкивался, чтобы броситься вперед. Каким образом он оказался посреди двора, а не в загоне было не ясно, но эрионийцы метались по двору и искали места повыше, чтоб избежать встречи с быком. Из дому все так же не доносилось ни звука, хоть гости и звали на помощь хозяев. Бык ринулся в атаку и понесся по двору, раскидывая все на своем пути, кто-то все таки не успел удрать и клубах пыли Эл увидела, что под копытами сгинула человеческая фигура...

19

Красна девица оказалась все так же скора на язык, не смотря на все произошедшее раннее. Это как бы намекало на то, что это не простая леди из клана светских тигриц, львиц и зебр. Зеленокожий вздохнул, представив волосы этой адекватной фурии в своей руке, а бледное тело на простыне, и тут же тряхнул головой, сгоняя наваждение. Да и леди к этому моменту ретировалась в пользу твердой земли, потирая седельное место. Довольно аппетитное, если расценивать взглядом гетеросексуального мужчины, такого как Рирук. "В некотором смысле она дело говорит - фермер или водку жрал неделю вместо хлеба, или тухлого осла схомячил. Так или иначе вид у него так себе"...
Ферма навскидку оказалась не очень оживленной, не смотря на наличие живности и большой площади в обхвате. Рирук окинул двор взглядом голубого глаза, отмечая, что наемники сами по себе находили место для попить и для пописать. Ни один слуга не пытался следить за всем этим сбродом, который мог и дров наломать, и овец нарубить. "Нет, я понимаю хозяин намедни пил без просыху и лежит сейчас в стоге сена, но где вся прислуга?" - лязгая сочленением доспеха Рирук приблизился к бочке, наполненной дождевой водой и зачерпнул горсть. В нос сразу ударил запах свежести, что могло значить только два варианта - бочку недавно меняли или же недавно наполняли. Очень таинственно вздохнув Рирук вылил влагу обратно в бочку и обтер руку о выпуклый бок. Как вдруг со стороны раздался вопль и Рирук, как все нормальные герои, пошел бегом в обход.
Вообще если бы сейчас на этот хутор налетела огромная огнедышащая трехголовая мышь - полуорк бы удивился. Возможно бы даже грохнулся в обморок или заплакал. А вот увидеть быка, сорвавшегося с привязи и громившего все вокруг, в принципе увидеть был готов. Или нет... Так или иначе на зеленой морде не проступило ни единой эмоции. Некоторое время он ожидал выбегающей на этот хаос прислуги с хомутами и прочими приспособлениями для ловли важного ферме животного, но... "Ну что за беда, второй раз на дню!" - воспоминания о прошлой бестии еще не выветрились, а тут еще такое, большое и агрессивное. Рирук чертыхнулся и ринулся в бой.
Первым делом он дождался, пока бык дотопчет одного из подвернувшихся под копыта наемников, после чего ринется на второго, верещавшего и активно бежавшего в сторону сарая. Его-то бык и поддел на рога, ткнувшись мордой в стену сарая и громко, почти оглушительно фыркнув. И вот тут из-за угла показался конкурент. Зеленый такой, лязгающий доспехами и хладнокровно сплевывающий слюну на левый наплечник. Рирук (а это был именно он) с разбега вонзил меч по самую гарду в бедро быка, на автомате провернув по часовой стрелке и тут же опустив рукоять. Однако этот зеленый диверсант не сбросил скорость, посадив быка на одно копыто. Пролетая под хвостом этого рогатого здоровяка Рирук, ухватив одно бычье яичко в крепкую пятерню, рванул и выдрал то с корнем, ломанувшись за ближайший сарай и скрывшись с добычей из виду.

20

Происходящее во дворе фермы принимало скверный оборот - бык разошелся так, что пыль стояла столбом, летела домашняя утварь, телега с сеном была перевернута. Еще один эриониец пал жертвой разъяренного копытного и Эл с ужасом стала оглядываться в поисках места, где можно укрыться. Она стояла возле угла дома, не осознанно вцепившись в толстую виноградную лозу, которая оплетала строение. Ведьма посмотрела на верх и поняла, что лоза хорошо укрепилась на крыше и по водосточной трубе.

Скинув туфли, девушка подгоняемая страхом, рванула взбираться по лозе и вскоре забралась на крышу, благо дом был бревенчатый, что служило некоего рода ступенями. Сев на краю крыши, Эл увидела зеленого друга, который времени не терял, а уже сильно ранил рогатое чудовище. Ведьма в который раз поразилась размерам быка, под его бурой шкурой перекатывались огромные мышцы. Тут произошло непонятное для девушки сидящей на крыше - полуорк предпринял какое-то действие и бычий рев с такой силой ударил по ушам, что Эл скривилась.

Брызнула кровь из-под быка, из его раненной ноги тоже натекала лужа, само чудовище принялось так скакать и подпрыгивать, что ведьма решила, сейчас оно разнесет и дом тоже. Все попрятались кто куда, по двору летали гуси, носились овцы и поросята, в общем хаос был неимоверный. Естественно, хозяин всей этой скотины не показывался, теперь-то и смысла не было выходить во двор. Бык раненный и разъяренный донельзя не успокоится еще очень долго, или пока кровью не истечет, или пока его не уложит чья-то магия.

- Эй, кто-нибудь!! Сделайте что-нибудь с быком!! Так мы еще три дня будем сидеть здесь!! - крикнула Эл.

В ответ раздались ругательства и неразборчивые крики. Бык бушевал, разнося двор в щепки, а хозяйство в пух и перья. Ведьма поразмыслив, решила, что пора кончать с этим безобразием, она наслала на быка Погибель и сообщила об этом всем. Если хозяин фермы будет возмущаться, то она ответит ему, как полагается, он им еще моральный ущерб должен возместить! Она надеялась, что кто-нибудь добьет уже быка и она сможет спуститься вниз, хотя это было делом не таким легким, как попасть сюда.

- Эй, зеленый!! Помоги спуститься... У меня кружится голова!! Я упаду под копыта быку и ты будешь виноват!!

Эл держалась за лозу и ждала, когда мужчины предпримут основательные действия и освободят ее от плена фермерской крыши.

21

Вообще вот так брать и отрывать мужчинам, а тем более быкам размножательные органы было вредно для здоровья, и Рирук это знал. Знал когда подбегал, знал когда хватал и дергал. Знал все от первого до последнего момента, стряхивая останки трофея с пальцев с горькой миной отвращения. "Да-а, это я погорячился. Ох сейчас начнется праздник кишок, только успевай собирай", - и вправду, рев ошалевшего быка было слышно даже мертвым на ближайшем кладбище, от чего те начинали чесаться и вращаться в своих гробах. Зеленый от такого рева даже постеснялся заглядывать за угол, видимо опасался близости этого одичавшего животного. "Нет, все верно, на фехтовании говорили - главное вымотать противника, а потом размотать. Сейчас эта туша вымотается, а потом мы его за рога и..." - стук сердца в ушах перекрыл истошный вопль ящерки, пытающейся подражать воплю быка, но аккурат в зеленое ухо. Рирук от неожиданности смахнул пернатое в сторону и услышал еще один истошный вопль, на сей раз вполне человеческий и даже разборчивый.
"О нет, интересная ты женщина, когда упадешь под копыта быку там уже глубоко все равно, кто виноват, а кто ежика нюхал", - как бы там не думал Рирук, но погеройствовать за дам у всяких рируков в крови. Быстро преодолев расстояние от своего сарая до дома, стараясь не обращать внимания на клубящуюся пыль и только что взлетевшую вверх беседку, полуорк добрался до ведьминого дома. Точнее до дровника, по которому шумно взбежал, лязгая сочленениями доспехов. "Ох мать моя, как попасть в тебя обратно!" - зеленокожий зацепился руками за край крыши того самого дома, не забыв лязгнуть своим щитом по своей же бестолковке и грузно подтянулся. Аккурат в этот момент туалет сельского назначения неподалеку сложился пополам, одновременно с хрустом издав жалобный вопль поломавшегося человека. Сказать что Рирук сейчас чуть в доспех не наложил - значит ничего не сказать. Однако он уже выпрямлялся на крыше, откидывая волосы назад и зыркнув на девушку.
- Я здесь. А сейчас нам надо...
Сориентироваться вышло очень быстро. Вот девушка, ее можно взять, положить, уложить, бросить, в общем много всего. Вон там бегают наемники и гуси, их палка бить. А вот бык, припадающий на одно копыто и нарезающий круги, еще немного и он протаранит этот дом. "Да нет, не может быть прислуга фермы такой хладнокровной. Хотя бы два конюших уже бежали бы вместе с курями... И я, пожалуй, побегу".
- Бежать нам надо! Однозначно бежать!
Подхватив белокожую на плечо боевая машина из клана харизматичных полукровок рванул в сторону противоположную от беснующегося рогатого. И как раз вовремя - едва Рирук прыгнул вместе со своей ношей на крышу соседнего сарая, как в стену дома со всего маху врезался бык, погрузившись в строение на половину себя и благополучно застряв на некоторое время, будучи придавленным. Зеленокожий же со всем пафосом перемахнул на соседнюю крышу, грузно приземлившись на ноги и не менее грузно проломив крышу. Громко заорав груда мышц и железа ухнула вниз, унося с собой и девушку. Благо оба упали очень удачно, на мягкое - в кучу силоса. Не очень опрятно, зато и полуорк не ушибся, и девушку не придавил. И бык на время поутих, продолжая яростно шатать дом и истекать кровью.
- Казется я яфык пликусил...

22

Упав в пахнущую кислятиной гору силоса, Эл взвыла от недовольства. Не мог в солому упасть этот зеленый красавец, нет надо было в силос!! Ароматы квашеной капусты, исходящие от оливковой кучи под ними, заставили ведьму вскочить и отбежать подальше.

- Оу, ты великолепно смотришься в этой куче добра, мой зеленый герой! Можешь тут и оставаться, замаскировался, что надо, пойду к фермеру и влеплю ему парочку пощечин. Пусть радуется, что это не Погибель или порча!

Электрис победоносно вышла из сарая, правда сначала не могла открыть дверь и толкала ее со всей силы. Оказалось, что надо было не толкать, а на себя потянуть. Вездесущая домашняя птица, в том числе и утки, бегали истерично под ногами и хлопали крыльями. Вытаскивая из волос травинки и веточки, ведьма остановилась у двери, готовая заскочить обратно к орку, если бык подаст признаки активности. Бык гудел и ворочался на своем месте, но ему уже хотелось только одного - отрубиться.

Он проломил хозяйский дом, видимо, пристройка была сделана не на совесть, как остальное здание. Застряв, бык уже не в силах был выбраться обратно, Погибель действовала безотказно. Эл было его даже жаль, но спасать жизни фермер не спешил, то что же оставалось им... Обойдя дом с другой стороны, ведьма, взбежала на крыльцо и распахнув дверь, бесцеремонно вошла в дом. Странная картина предстала перед ней - фермер лежал в кресле и точно был мертв. Он был мертв уже пару дней на вид, но каким-то образом ходил и вел себя как обычный человек.

Эл прошла через прихожую к креслу, где сидел мужчина и прикоснулась к его руке. Она была ледяной и твердой, окоченевшей. Запашок тоже был не ахти, натуральный трупный запах. Ведьма пожала плечами, ей хотелось пить. Она прошла на кухню, здесь все было покрыто слоем пыли и завешано паутиной. Будто дом был необитаем давно, а вокруг ведьмы чувствовалось нечто странное. Потоки энергии витали вокруг, подобное она чувствовала в местах, где обитали неупокоенные призраки. Эл открыла шкаф и увидела ряд банок с чем-то фиолетовым. Присмотревшись, она поняла, что это варенье, может, брусничное или из ирги.

Ведьма тихонько окликнула хозяев, молчание гробовое. Взяв банку, Эл стала искать открывалку, крышка просто так не открывалась. С банкой, ведьма прошла по дому, но кроме запустения и одинокой мебели ничего не нашла. Фермер в кресле мертвецки молчал и Эл прислушалась. Бык умер, или издыхал, не шевелясь, люди ругались, потому что не могли выйти со двора. Она выглянула из дома и подозвала зеленого воина, ему она вручила банку.

- Варенье открой. Хочу морса намешать. Похоже, хозяину уже фиолетово на все.

23

Падение было и приятным, и так себе. С одной стороны проваливаться через крышу сарая было плохой идеей - можно было наткнуться на балку неприятным местом и отбить свои теллы-беллы. А с другой падать в обнимку с женщиной... Нет, все равно это неприятно. И лязг доспехов тому подтвреждение, громкий, пронзительный. Рот сразу же наполнился металлическим признаком от прикушенного языка. "Было больно, а теперь вонюче", - в отличии от прыткой спутницы полуорк долго мешкался, пытаясь найти точку опоры для грузного себя любимого, для полноты картины вывалявшись в насыщенной кислородом и прочими питательными вонючестями флоре. Когда зеленый встал на ноги его спутница уже вылетела из сарая, задев его уши парой колкостей и не дав задеть себя в ответ. "Я с тобой еще поквитаюсь, я тебя еще угощу словом под попку", - сплевывающий изо рта силос и вытаскивающий из волос травинки Рирук вылез на свет, озираясь по сторонам.
Первым делом его постарался снести поток диковопящих хлопокрылов в виде курей, гусей и прочей сельской еды. А так же более гуманоидные представители паникующих млекопитающих, подбирающих разбросанные в страхе топоры, мечи и палицы. У темноволосого здесь товарищей не было, потому он бодро направился к тому месту, где, уже совсем тихо и жалобно мычал бывший мужик из племени быков. У него было то, что ему не принадлежало, и зеленокожий забрал это. Резким поворотом и рывком он выдернул меч из бычьего бедра, предварительно закрутив мышечные волокна и, вытерев лезвие о шкуру, вернул оружие в ножны. Теперь дело было за малым - последовать примеру спутницы и наведаться к хозяину. Был у Рирука к нему неприятный разговор и пара затрещин.
На пути к дому полуорк был суров на морду, абсолютно не обращая внимания на скользящие по броне клювы гусей, попадающие под звонкий пинок курей и шарахающихся в хаосе наемников. Что-то в их движении было такое, неестественное, словно под гипнозом. Однако зелекожий мордоворот списал все на шок и тут же правой пятерней перехватил за шею самую настоящую утку. Утку! Ту самую бестию, раз за разом подглядывающую за ним в самых ненужных местах. Голубой глаз воина уставился в черный глаз птицы, а дальше беда за бедой как по нотам.
- Ах ты гнида, инфузория, сволочь, Ульрих! - на одном дыхании выпалил зеленый, от души трахнув утку об угол дома и оставив в руке только шею с головой и сонм перьев в атмосфере. - Нравится, красавица, горький огурец?
От самозабвенного выдавливания утиных мыслей из маленькой головы Рирука отвлек призыв спутницы, от чего зеленый выбросил каку из руки и спешно вытер птичьи мозги о броню. Очень скоро черная макушка нарисовалась подле белокожей девушки, легким движением руки превращая закрытую банку варенья в открытую. При том немного пачкая ту кровищей и совсем чуть-чуть мозгами. Еще на краю банки повис утиный глаз, но это даже придавало шарма.
- Фиолетово?
Нет, Рирук еще до этого видел нездоровый цвет открывшего ворота, но сослался на глубокое похмелье. Сейчас же зеленый и не совсем добрый великан открыл плечом дверь и грузно прошелся по дому, отмечая запустение обстановки. "У нас в библиотеке было опрятнее, хотя туда ходили два калеки и один шустрый карлик", - сделал заключение Рирук, пытаясь вытащить паутину из волос. Хозяин тоже не произвел на него должного впечатления, особенно когда от пинка ногой он вместе с креслом рухнул на пол, застыв в неестественной позе. Негромко выругавшись Рирук поспешил вернуться к белокожей, в спешности лязгая доспехами по всему дому.
- Дело пахнет мертвячиной. Старой мертвячиной, - зеленомордый даже на физиономию был взволнован. - Надо возвращаться к обозу, пока не притащили за собой местные проблемы.

24

[NIC]Марсий[/NIC][STA]Некромант[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/t/85JMu.jpg[/AVA]У ступеней фермерского дома возникла светящаяся красным пентаграмма. В центре нее появился высокий мужчина в длинном, черном плаще с накинутым капюшоном, из которого выбивались белокурые пряди волос. Это был некромант Марсий, собственной персоной, неотразимый, идеальный и невероятно злой. Его отвлек проклятый драконид, а как известно, эти твари приносят лишь плохие известия, по крайней мере, так всегда было с некромантом. В послании, что принес драконид, было нытье от покойного фермера, ленивое попрошайничество и заискивание последнего. Пришлось явиться в это мерзкое место, да еще и с влажными после ванны волосами. Марсий опасался, что на них осядет пыль, а самое главное, что проклятые солнечные лучи коснуться их. От лучей, знаете ли, волосы тускнеют и пересыхают. Некромант очень следил за своей великолепной, по его мнению, внешностью и терпеть не мог покидать Темный Доминион, где никакого солнца и засухи в помине не было, ну, не считая пустынь, но это такая очаровательная малость. Перешагнув круг пентаграммы, Марсий окинул взглядом, полным ненависти и презрения, ферму. От омерзения мужчина скривил губы и отвернувшись, поднялся по ступеням дома. Внутри строения происходил разговор, слышались два голоса, женский говорил что-то про морс из варенья. Вошедший Марсий увидел презабавную парочку - зеленого недоорка и бледную ведьму. В прихожей лежал замечательный труп, видимо, очередное тело, которое использовала душа фермера. Марсий иронично улыбнулся и быстро оценил обстановку.
Итак, ферма разгромлена, фермерские души летают в доме, ожидая, когда некромант дарует им тела, собственно, тела ходят по двору и по дому, надо лишь умертвить их. Марсий немного пожалел, что не умеет пока что, вытягивать души из живых и заключать их в плен. Это было большим упущением в его некромагической практике. Столько дел с ядами, все же это его основная работа и увлечение. Согнав с лица презрение, он откинул капюшон, позволив длинным, платиновым волосам заструиться по груди. Мило улыбнувшись ведьме, а это без сомнения была ведьма, он взял ее под руку и повел в глубь дома. Он был уверен, что от его неотразимой красоты девица уже потеряла голову и готова на все. Игнорируя зеленого истукана, он завел ее в кухню и захлопнул перед недоорком дверь.
- Мадам, прошу прощения за моего... друга-фермера. Он немного болен, странная болезнь ходит по округе, эрионийцы приобретают неприятный цвет кожи и периодически падают в обмороки. Вероятно, чья-то порча действует, я полагаю... С вашего позволения, я помогу вам сделать напиток. Сегодня довольно жарко, вы не находите?
Некромаг источал любезность и галантность, он улыбался, и улыбка его была сладко-ядовитой. Едва сдерживая отвращение от запустения и пыли фермерской кухни, некромант нашел стаканы, подождал, пока девица помоет их и продолжая лить приторный мед речей, наполнил их водой. Отметив, что вода в кувшине подозрительно свежая, он улыбнулся ведьме и попросил ее найти ложку, надо чем-то варенье размешивать. Пока брюнетка искала ее, он достал из кармана маленький флакон и капнул прозрачной жидкости в стаканы. Быстродействующий яд, прозрачный и не имеющий запаха. О, да, некромаг преуспел в изготовлении совершенных ядов. Девица нашла ложку и они вместе, смеясь и подмигивая друг другу принялись накладывать варенье и размешивать его в ядовитой воде. Стаканов было несколько, некромант надеялся, что этого хватит на тех идиотов во дворе и зеленого истукана в прихожей. Когда все было готово, Марсий поставил стаканы на поднос и попросил ведьму угостить всех присутствующих на ферме прохладным напитком. Девица с подносом вышла из кухни, а Марсий последовал за ней, готовый к тому, что те, кто откажутся пить, встретились с его острой косой.
- Оу, наш друг орк первым должен выпить, ему так тяжело в этих доспехах... Мы же хотим ему облегчить участь, не так ли?
Некромаг стал сомневаться, что на такого бугая хватит яда, по крайней мере, он выведет его из строя, а добить умирающего маг всегда может. Тем более, фермеру нужны были целыми другие тела, так что неплохо бы  нашинковать этот зеленый кочан.


Вы здесь » Эрион » Флэшбеки » Дорога, дорога, ты знаешь так много


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC