Эрион

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эрион » Лунареан » Замок Кровеслав


Замок Кровеслав

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://s0.uploads.ru/t/2Gy0x.jpg

+

http://sa.uploads.ru/t/V4d73.jpg
http://s6.uploads.ru/t/y1lw8.jpg
http://s8.uploads.ru/t/J4tgD.jpg

Древняя цитадель находится в труднодоступной местности Лунареана и окружена горами. Величественный, неприступный и суровый этот замок окутан легендами и мифами. Безмолвный свидетель исторических событий и бесконечной череды жизненных драм, он завораживает одним своим видом. Шпили и башни, висячие мосты и грандиозные изваяния, барельефы и прекрасные витражи - все это захватывает дух любого, кто попадет сюда. Бессмертный Каин Кровеслав - хозяин этого великолепного сооружения.

2

Элегия,  Лавка "Любой товар!" ------->

Византия вывалилась из портала и сразу нырнула по колено в сухой снег. Горло сдавило, а разреженный воздух стал наполнять легкие. Моментально закружилась голова и девушка упала на колени, погрузившись по пояс в снежный покров. Некоторое время Византия провела так, сидя в снегу, поджидая, когда организм приспособится к новым условиям. Время шло, а лучше не становилось, правда, голова перестала вертеться и в глазах больше не плясали черные блики. Она поднялась и осмотрелась вокруг. Портал любезно вывел ее к подножию заснеженной вершины, на которой стоял замок. Издали он казался очень изысканным с остроконечными шпилями и мостами, соединяющими башни, но слишком мрачным. Даже белый снег, что покрывал крышу не смог смягчить его вид. От подножия к замку вела широкая дорога и, судя по заснеженным холмикам по обе ее стороны, была огорожена чем-то на подобии каменных перил.

Византия не стала полагаться на легкость пути по этой дороге, ведь в замке живет самое злобное существо Эриона. Но иллюзий на то, что она сможет незамеченной ходить по замку у нее не было. Вампиры очень чувствительны к живой плоти, они слышат стук сердца, а также улавливают любые запахи, как дикие звери. Однако, нужно сделать так, чтобы ее заметили как можно позже. Девушка свернула с дороги и побрела в обход замка, заприметив крышу невысокой постройки прямо у стены, которая сможет послужить спуском во двор. Она шла очень медленно, затруднялось и без того тяжелое дыхание, а рыхлый снеговой покров коварно проваливался под ее весом.

Поминая всех - Мереллу, Воблу, Скайдира и себя – недобрыми словами Византия двигалась вперед. Солнце ярко светило над головой, а снег слепяще отбивал свет. Благо был день и, как полагалось порядочным вампирам, замок Кровеслава был погружен в безмолвное молчание, от чего становилось жутко в окружающей звенящей тишине.

Через несколько часов Византия перебрела через овраг и оказалась у самого подножия замка. Теперь предстоял тяжелый подъем по торчащим со скалы валунам, дабы добраться до стены. С затрудненным дыханием подниматься по камням было просто невыносимо, она останавливалась  и по многу отдыхала, пыталась поглотить как можно больше воздуха и снова продолжала восхождение. Страх сорваться был не слишком велик: вблизи камни холма были грубыми, они были идеальны для лазанья, хранили в себе множество выемок и трещин. Византия строго запретила себе думать, откуда они появились.

Когда же подъем остался позади, девушка увидела стену и побежала. Она оперлась обеими руками о стену, возблагодарила Матерь Великого леса, что восход закончен, а на глазах ее появились слезы обессилившей радости.
«Благодарю тебя, Матерь, за твою помощь и поддержку. Я склоняюсь пред твоею мудростью и справедливостью, восхваляю твою доброту и милосердие, уповаю на твою благосклонность и снисходительность. Пусть Великий лес будет вечно полон жизни. – закончив благодарственную молитву, Византия огляделась по сторонам. – Но что же дальше делать? Взбираться вверх и с головой нырять в эту авантюру..?»

3

[NIC]Сатмаах[/NIC][STA]Страж цитадели[/STA][AVA]http://se.uploads.ru/t/DTNKI.jpg[/AVA]Ветер крепчал, снежные хлопья он швырял в лицо играючи, и Сатмаах смеялась, получая такие снежки в лоб и грудь. Давно не было хорошего снега, чтобы залеплял глаза и оседал на крыльях, закрывал толстым слоем витражи, мешая Сат наблюдать, как возлюбленный Каин то появляется, то исчезает в коридорах и залах замка. Стражница села на один из шпилей и подставила лицо ветру, мороз ей был абсолютно не страшен, ведь она вампир, а не какая-то неженка с горячей кровью. 

Далеко внизу что-то привлекло внимание Сатмаах, яркое и быстро передвигающееся. Стражница спустилась пониже, припав к обледенелой башне стала пристально смотреть на приближающегося к замку... человека? Хохот стражницы унес ветер куда-то в горы, а она подумала: "Каин, еще один безумец хочет присоединиться к сонму детей твоих!"

Ну, а кто же еще преодолеет горы и холод, чтобы прийти сюда? Только безумно жаждущий встречи с Кровеславом. Частенько приходили такие, они намеревались стать вампирами, бессмертными и править миром. Каин превращал их в вурдалаков и они бродили по подземельям замка и грызлись за любой кусок плоти, который им бросали. Сат даже об игре в снежки с ветром забыла, такое это было забавное зрелище - человек внизу.

Стражница расправила широкие крылья и бросилась камнем вниз. В полете она успела заметить, что существо, тонкими руками трогающее стену - это девушка, схватив ее в свои ледяные объятия, Сат взмыла ввысь. Рыжие волосы пленницы закрыли ей лицо и обзор, она чуть не выпустила добычу, пытаясь убрать их. Плюясь и хохоча, стражница взлетела к одной из башен и поставила девушку в проем окна.

Изящная фигурка пленницы смотрелась так трогательно на фоне темного проема. Сат паря в воздухе напротив рыжей, раздумывала выпить ее кровь сейчас или отпустить бродить по замку. Сат любила такие игры - подкидывать Каину в замок нечаянных гостей, может быть он, открыв свои прекрасные очи и увидев спелую, вкусную жертву, выйдет на балкон и улыбнется Сат. О, ей больше ничего не нужно, только его восхитительная улыбка. На этом крылатая и порешила - она толкнула девушку внутрь башни и проследила, как та сбегает по винтовой лестнице.

Задавать вопросы стражнице было бесполезно, Каин вырезал ей язык, потому что считал, что она слишком много говорила. Да, так, что регенерация была невозможна и Сатмаах была безгласна, лишь рычала или стонала. В этой башне, уровнем ниже была расположена одна из темниц, в которой, как знала стражница были заключены сегодня утром двое. Почему Каин велел их запереть в башне, этого вампиресса не знала, поступки его были непостижимы. Проводив беглянку взглядом, Сат вновь подставила лицо ветру. Может, когда-нибудь, Каин смилостивится и снимет заклятие с ее рта и язык вновь отрастет.

Между тем, в башне слышались два голоса - женский и мужской, они спорили и этот спор был слышен далеко отсюда. Из темницы доносились визгливые возгласы, истерические рыдания и смех.

- Это все ты виноват, Лионис, что нас заточили в эту ужасную башню! Ты, бездарный актеришка! Все ты со своими: "Отпусти нас чудовище, хочу к папочке!" Если бы ты сделал, что он хотел, мы бы отправились домой! Он обещал! У меня спектакль завтра! Я провалялась в Обители Целителей больше двадцати дней, думала Скайдир придет, а он...

Снова раздались плач и звон цепей о каменные плиты. Мужской голос, красивый, но немного истеричный, взял самую высокую ноту:

- В чем моя вина, Мерелла?! Каин заявил, что драматург Дормидонт - безвкусный самодур! Да я играю в его пьесах с малых лет! Он гений! Этот Каин, будь он трижды бессмертным красавцем, но у него совершенно отсутствует понятие, что такое современный  театр! Ой, замолчи! Это ты, даже Каина успела за пять минут так достать, что он заточил нас сюда! Нечего было прикидываться больной, он подумал, что ты умираешь! А теперь мы мерзнем за решеткой!

- Нет, ты его достал своими глупостями про драматурга!

- Нет, ты!

- Ты, я сказала!

- Закрой рот, дура!

Дальше послышались звуки борьбы, писк, визг и крики, что девушке вырывают волосы, помогите. Раздалось и грозное мычание, это громадное существо с телом человека и головой быка, приставленный охранять пленников, выразил свое недовольство. Он прохаживался по башне мимо железных прутьев темницы, выбивая дробь своими копытами и задевая огромными рогами каменную кладку. Он то уходил из башни, то возвращался, внушая страх пленникам.

4

Завывающий ветер и летящий сухой снег не позволили услышать тяжелые взмахи больших крыльев. Поэтому Византия, совершенно не ожидающая угрозы с воздуха, страшно испугалась, когда ее за плечи схватили и увлекли ввысь. Сердце замерло, пропуская удары, но очень скоро забилось в бешенном галопе, а девушка стала отбиваться от цепких ледяных объятий. Ее пленитель никак не попадал в обзор, она только видела, как стремительно отдаляется вершина и приближается самая высокая башня замка.

Византию бесформенным кулем бросили на подоконник под самой крышей. Она слышала безумный смех, а когда подняла глаза, увидела его обладательницу. Нагая девушка, которую держали в воздухе большие перепончатые крылья, походила на одну из рода горгулий, но ее тело начало покрываться видимыми ороговелыми тканями, а ноги от холода и постоянных ударов о поверхность полностью покрылись пластинчатыми отростками, как у лап драконов. Византия почувствовала, как ее колени дрожат и опустилась на четвереньки. Внизу под подоконником находилась самая настоящая пропасть, высокая башня заканчивалась покрытыми снегом крышами построек намного меньше ее размеров. Громкое хлопанье крыльев раздалось совсем близко и мощным толчком девушку опрокинули на каменый пол, а небо снова огласил безумный смех горгульи. Чтобы спрятаться от глаз своей пленительницы, а точнее не слышать этот жуткий смех, Византия попятилась назад, но через мгновение ее спина уперлась в каменный косяк дверного проема. Не раздумывая долго, девушка сбежала вниз по темной винтовой лестнице.

Впереди забрезжил неясный свет, как будто на сквозняке заплясало пламя большой свечи или факела. Византия притаилась и стала прислушиваться к тому, что происходит за поворотом стены. Сначала она различала неясный шум, а постепенно делая небольшие шаги, стала различать голоса мужчины и женщины (или двух женщин – один из голосов был срывающимся). Пару осторожных шагов на свет прояснили ситуацию: люди спорили о чьей-то вине, но спор перешел за рамки и уже отчетливо доносились звуки драки. Неожиданно громкий рык заставил Византию вжаться в стену, а мимо дверного проема прошла огромная тень, издавая гулкий цокающий звук. Девушка задержала дыхание и стала ждать. Наградой ее терпению стал звук открывающейся и закрывающейся тяжелой двери в дальнем конце. Византия выглянула в коридор и огляделась по сторонам: никого не было, лишь в стороне за толстыми прутьями решетки на соломенном тюфяке сидели два человека. Девушку она сразу узнала – слегка потрепанная беловолосая с кукольным лицом Мерелла, а вот парень рядом с длинными волосами схожего цвета с актрисой и холодными глазами был Византие не знаком. Молодой человек первым поймал ее взгляд, но рыжеволосая приложила указательный палец к губам и тихонько подошла к решетке.

Большой замок, что висел на железных скобах решетки, не было возможности сломать без шума, а значит нужно открывать его. «Ключа нет, соответственно, нужно поработать отмычкой. – подумала Византия, оглядываясь по сторонам в поисках чего бы то ни было, но вокруг были камни и разбросанная солома. – Думай, Тия. Может Воблу попросить что-то сделать? Хотя нет, тут очень холодно для нее - замерзнут крылья и все. А что если сделать отмычку?» Девушка сгребла со своей куртки подтаявший снег и сжала его в ладони. Второй рукой она описала вязь заклинания и из талой воды взвилась тоненькая струйка водного лассо, конец которого стал заметно покрываться льдом. Этим лассо Византия попыталась открыть замок, но водная струя замерзала, крошилась, так что ей пришлось пробовать несколько раз, хотя и это не помогло.

Девушка опустила плечи и посмотрела на Мереллу.

-У меня не получается. Нужно придумать что-то другое. – на мгновение она перевела взгляд на незнакомца и снова на актрису. – А Скайдир тоже где-то здесь?

5

Темница, в которой сидели актеры, была холодная и сырая. Темноту не разгонял свет факелов, от пляски их огня было только страшнее. Ерзая на колючем тюфяке, Лионис стучал зубами от холода. Его выкрали из собственной постели посреди ночи. Естественно, он был одет в ночную пижаму, босые ноги подтянутые под себя, были ледяными. Пижама была разрисована голубыми слониками. Каин долго, заливисто смеялся, от их вида. Вспомнив об этом, Лионис показал язык куда-то в пространство, адресуя это вампиру. Его соседка - Мерелла сидела отвернувшись. Надутая, как индюшка с растрепанными волосами. У Лиониса тоже были растрепанные волосы, актриска их дергала во время потасовки. Оба они были эгоистичными, капризными и по-детски взбалмошными. Они не могли находиться на одной сцене, не говоря уже об одной комнате. Раздались шаги, Лионис кинулся к решетке и протянул руки сквозь прутья.
- Эй, уважаемый! Подойдите-ка сюда! У вас здесь ужасно холодно! Немедленно отпустите нас, мы известные актеры большого театра!
К решетке подошел гигантский, черный минотавр. Набедренная повязка его была узкой и не сдерживала огромное хозяйство. Кольцо в носу было такого размера, что Лионис бы в него голову просунул. Существо нависло над актером, выдыхая клубы пара через ноздри.
- А, нет! У нас все в порядке! Просто хотелось бы горячего чая! А, нет, не надо ничего! Извините!
Лионис сел на тюфяк, дрожа то ли от холода, то ли от страха. Чудище ушло, но послышались другие шаги, легкие, быстрые. Перед решеткой появилась девушка. Актеры удивленно посмотрели на нее. На вампира она не была похожа. Несколько минут девушка безуспешно пыталась открыть замок темницы.
- Спасайся! Беги, пока он не пришел! Ты ничего не сделаешь, ключи у него на поясе! Он раздавит тебя, как муху!
Лионис и Мерелла, вцепившись в прутья, с ужасом смотрели на рыжеволосую. Актеры подумали, что она сбежавшая пленница.

Отредактировано Лионис Шалонрри (2016-06-06 03:52:37)

6

Византия огляделась вокруг в поисках какого-нибудь оружия, а лучше всего дубины или топора. Ну, откуда в темнице оружие? Но девушка вытащила из кольца, вбитого в стену, железный факел. Она примерила его в руке, пару раз замахнулась, а после обреченно помотала головой. Как оружие, эта железяка совершенно не годилась, была очень тяжелой и неудобной, но ее можно использовать, как рычаг. Византия подбежала снова к прутьям и, вставив между ними факел, надавила на него всем телом, но твердые железные прутья не поддавались. 

С противоположной стороны коридора послышался пока еще еле уловимый стук копыт. Девушка, перехватив поудобнее железную ручку, быстро скрылась в боковом проеме и снова вжалась в стену. Цокот становился все сильнее и отдавался эхом от голых стен темницы, затем со скрипом и стуком отворилась и закрылась дверь. Тяжелые шаги с гулким стуком наполнили маленькую территорию темницы, ведь актеры теперь сидели тихо. Византия чувствовала тяжелое дыхание монстра, как клубы пара вырываются из его бычьих ноздрей, а также то, что сейчас он стоял к ней спиной, разглядывая пленников за решеткой. Девушка тихо подкралась сзади и со всего размаху залепилала навершием факела с резными боковушками по хребту минотавра. Сначала ничего не произошло, но потом он с шумом выпустил воздух из ноздрей и стал медленно поворачиваться на раздражитель. Византия снова ударила, а огромный человеко-бык, найдя мелкого соперника, стал раздраженно бить копытом.

Страх поднялся из самых глубин души, вся решимость спасать кого-бы то ни было улетучилась, а мозг подсказывал бежать без оглядки. Византия неловко кинулась своим железным оружием и со всех ног побежала к двери, откуда пришел минотавр. Она бежала так быстро, как никогда в жизни, и уже слышала тяжелые удары копытом об пол. Дверь, через которую вошел полубык.ю оказалась запертой, и она никак не хотела поддаваться бесплодным попыткам Византии ее открыть. Девушка в ужасе оглянулась назад, на нее бежала огромная туша минотавра, нацелившись рогами. Сейчас самое время было применить магию, но вот в арсенале не так уж много всего было: щит посреди камней выйдет слабым и не продержится против этого бычка, воды поблизости нет, можно попробовать световой луч, но можно ли на него положиться. Византия вспомнила о кольце, вот только днем доступна воздушная стихия. Лишь только она подумала о нем, украшение как будто пробудилось, а воздух вокруг заискрился.

- Удар воздушным потоком! – закричала девушка и выбросила вперед руку. Она ожидала чего угодно: вихря, смерча, целенаправленного удара, но перед ней образовался большой мыльный пузырь и поплыл в сторону угрозы. «Какого дорхота творится?» - прозвучало в голове у Византии среди прочих панических мыслей. Минотавр не замедлялся, поэтому на ходу врезался в пузырь рогами и головой. Тонкий воздушный кокон обвил голову и морду полубыка и стал медленно сжиматься. Через секунду минотавр уже валялся посреди коридора, стараясь содрать этот шар, который медленно вытеснял воздух из себя. Стало видно, как налились кровью бычьи глаза, язык стал вываливаться, руки в бессильной злобе колотили камень, а тело выгибалось во все стороны. Но агония закончилась, минотавр безвольно распластался на полу, а в помещении появилась вонь экскрементов.

Византия подошла к задушенному существу и срезала ключи с пояса поверх набедренной повязки. Она сразу бросилась к клетке и некоторое время потратила на подбор ключей к замку, противоречивые окрики актеров не помогали, а раздражали. Распахнув дверь, девушка рявкнула, чувствуя, как ее сердце до сих пор колотится:

- Выходите, пойдем тем же путем, что и этот громила. – девушка схватила Мереллу за локоть. – Скажи мне, ты видела тут где-то Скайдира?

7

[NIC]Мерелла[/NIC][STA]Актриса[/STA][AVA]http://se.uploads.ru/t/Yyq6r.jpg[/AVA]Мерелла обхватив себя руками и дрожа всем телом от пронизывающего холода, сдерживалась изо всех сил, чтобы не зарыдать снова. Обычно она плакала от злости или от жалости к себе, а сегодняшнее происшествие вообще выбило ее из колеи. Ночью Мерелла узнала, что Скайдир вернулся в Обитель и прикинулась больной, послав компаньонку за целителем. Актриса надеялась, что придет Скайдир, но когда ее подруга ушла, в окне появился темный силуэт и актрису склонило в сон, очнулась она уже в замке в покоях Кровеслава. Все бы ничего, но там же находился и Шалонрри! Этот выскочка и бездарный актерик! Они стали пререкаться и Каин наказал их, посадив в башню, как нашаливших детей.

Увидев Византию, актриса приникла к решетке, думая, что ей все это чудиться и она вот-вот проснется в Обители. Потом перед актерами разыгралась поистине великая драма - рыжеволосая девушка победила жуткое порождение тьмы - черного монстра и актеры, крича от восторга, ликуя и рукоплеская, радовались этой победе. Оказавшись за пределами своей ледяной темницы, Мерелла заключила Византию в объятия и расцеловала в обе щеки. Лионис тоже полез обниматься, но актриса отпихнула его и сказала, что нечего трогать ее подругу, она пришла за ней, освободить ее от вампира.

- Я хочу остаться живой, вампиром я всегда успею стать! Я понимаю, что Каин хочет нам только добра, он предлагает бессмертие, но мне еще хочется увидеть солнце и поесть арбузов! Пить кровь и больше ничего - это скучно! Ах, Византия, милая моя! Как ты смело уложила это жуткое существо, он пугал нас своим присутствием! Но как здесь холодно, я в одних носках и ноги мои превратились в ледышки...

Актеры обошли сторонкой тело минотавра, которое занимало всю башню и все втроем стали спускаться по винтовой лестнице вниз. Очень скоро они достигли широкого коридора, темного и пустого, однако где-то вдали играла прелестная музыка и слышался смех.

- Нам надо зайти к Каину и попросить у него теплую одежду! Мы оденемся, выпьем чаю и отправимся домой. У нас с Лионисом много спектаклей на этой недели. Ах, да Скайдира я не видела, ему все равно жива я или мертва! Не думала, что он такой черствый...

Мерелла побежала по коридору, глядя, как за окнами сыплет снег, она подбежала к одному окну и выглянула в него. От увиденного она вскрикнула, они находились на огромной высоте, так высоко, что не было видно земли, одна лишь снежная белизна покрывала все вокруг. Музыка становилась все отчетливей слышна и актриса направилась к высоким дверям, которые вели в другое помещение. Распахнув их, она увидела большой, светлый зал, с превосходным интерьером, люстрой под потолком, которая освещала все мягким светом. Зал был полон молодых людей, красивые девушки и парни танцевали, играли на рояле, в какие-то игры за большим круглым столом, сидели или лежали на софе.

Мерелла вбежала на середину зала, чем обратила на себя всеобщее внимание. Все притихли на минуту, а потом вернулись к своим делам, лишь несколько девушек и парней подошли к ней и ее спутникам. Все они явно были живыми, а не вампирами, ведь сейчас день и это им не мешало. Мерелла поняла, что придется ждать, когда Каин проснется к вечеру, чтобы поговорить с ним. Подошедшие приветствовали их со смехом и стали предлагать вино и сладости, одна из девушек воскликнула:

- Да вы двое в ночных нарядах! Вам нужно переодеться! Пойдемте, я провожу вас в гардеробную!

Она повела троицу из зала в другой коридор, приговаривая, что не понимает, как можно расхаживать после полудня в пижаме и ночной рубашке, скоро будет обед и все должны на нем присутствовать в самой красивой одежде. А когда господин Каин проснется, он выберет самых выдающихся и красивых молодых людей, чтобы сделать их своими детьми. Мерелла поинтересовалась, а остальные поедут домой? Она - великая актриса Мерелла Алевска, а это ее коллега - Лионис Шалонрри, им срочно нужно домой. Они бы с удовольствием поехали вместе с другими, которые тоже будут возвращаться на свои острова. Девушка странно посмотрела на нее, загадочно заулыбалась, но не ответила.

Они пришли в большую гардеробную, где всевозможной одежды было такое множество, что Мерелла даже в театре столько не видела. Здесь было также светло и им предоставили выбор любого наряда по вкусу. Мерелла стала выбирать платье, из тех, что висели на стойках, они были очень красивыми, разных оттенков и из разного материала. Актриса выбрала шерстяное, голубоватое, оно очень шло к ее глазам, и убежала за ширму переодеваться.

В комнату украдкой вошла какая-то девушка в платье прислуги и подошла к Византии. Она испуганно озиралась, теребя белый, накрахмаленный передник. Глядя, как актеры выбирают одеяния и спорят по привычке друг с другом, она делала вид, что пытается прибраться в зале, развесить разбросанную одежду, потом шепнула рыжеволосой:

- Быстрее уходите из замка. Когда он проснется, то выберет своих жертв, а остальных... отдаст своим стражам и в подземелье к монстрам.

Девушка улыбнулась Византии и громко сказала: "Хорошо, госпожа, я принесу то платье, которое вы хотите для обеда!". Было ясно, что она боится, что их подслушивают. Лионис, скрывшийся за ширмой и успевший дважды опрокинуть ее, пока надевал брюки, прокричал, мол, ему интересно, что подают в замке самого Кровеслава на обед.

8

От объятий Мереллы было не увернуться и так она, наверное, выражала свою благодарность. О Скайдире актриса ничего не сказала, так что Визанитие хотелось взять ее за плечи и хорошенечко встряхнуть, чтобы она не была такой равнодушной ко всем вокруг. Но нужно было спешить уйти отсюда: неясно было, могут ли горгульи проникать в замок, кто еще посещает темницу, к тому же солнце предательски клонилось к горизонту. Она шагнула вперед к двери, держа в руках ключи убитого охранника. Несколько долгих минут Византия пыталась сдвинуть с места засов на ней, пока не использовала один из ножей, чтобы подковырнуть древесину и вытащить ее из зазора в стене. По лестнице вниз спустились очень быстро, девушка выглянула в коридор, но он оказался пуст. Где-то вдалеке звучала музыка – красивая и спокойная. Видимо, и ее спутники тоже услышали звуки, потому что Мерелла, протолкнувшись плечами между Византией и стеной, бросилась бежать в другой конец коридора к двери, за которой плясал яркий свет.

- Стой, Мерелла! Ты куда? – зашипела девушка, чтобы не закричать. – Нам нужно найти Скайдира и уходить отсюда.

Но актриса не слушала. Она бежала на музыку, в тот мир, где она была счастлива, где ее любили и превозносили. Обернувшись на ходу, Мерелла сказала, что не видела молодого человека и очень сомневается, что ему есть до нее дело. Какая же она глупая и ветреная в своей любви. Замечательный парень жизнью рисковал ради ее спасения, которое было поддельным, а сейчас она сомневается в нем. Хотя, возможно, с ее стороны так и выглядит – Скайдир ушел, исчез, ничего не сказав, а богемный мир очень изменчивый и сегодняшние фавориты становятся на завтра врагами.

Тем временем парень в дурацкой пижаме побежал следом за актрисой, а та уже распахнула двери в большой зал и, ничуточки не смущаясь, прошла на середину. В подобной ситуации Византия предпочла бы затеряться где-то в укромном уголке, а Мерелла сразу обратила на себя внимание. Хмурая рыжеволосая девушка вошла следом и остановилась у створки дверей, наблюдая за тем, как актеры разговаривают с богато разодетыми людьми. Мимо прошла барышня в парчовом платье с глубоким вырезом и высокой прической. Она окинула Византию критическим взглядом и скривилась от презрения – мокрые волосы от талого снега, хмурый вид (к тому же шрам на лбу), теплая мешковатая одежда. Стайка молодых людей вокруг актеров продолжали что-то щебетать, увлекая тех в соседнюю комнату, рыжая последовала за ними на некотором расстоянии. «Гардеробная!» - как-то разочаровано мелькнула мысль, в нос ударили запахи пудры и духов, на манекенах и вешалках висели платья, юбки, шляпки, шали.

Служанка, что поднимала упавшие вещи, подошла слишком близко и только Византия попыталась отойти, она ей кое-что шепнула. «Это все телята на заклание. – набатом застучала в голове ужасная догадка. – И я, и эти двое тут среди них. Надо срочно выбираться.» Девушка подбежала к окну и распахнула его, в комнату влетел ледяной ветер, принесший ворох снежинок, за спиной прозвучали возмущенные выкрики, упала одна из ширм. Из-за снега, повалившего с большим усердием,  вокруг не было видно ничего, а стена здания уходила в сероватую метель. Она подняла голову, солнце все ближе клонилось к горизонту, еще немного и оно утонет в горных вершинах. Византия повернулась, схватила за руку Мереллу и поволокла ее к выходу, на ходу пробормотав: «Прекрасное платьице.»

«Но где выход в этом дорхотовом замке? Вот же дуреха. Упирается, как молодая овца». Девушка тащила за собой актрису, а та противилась этому, искренне веря, что владелец замка ее отправит домой. На защиту богемной особы встали пару парней – красавчиков в изящных костюмах, которые призваны были не скрывать, а подчеркивать достоинства их фигуры. Они потребовали отпустить Мереллу и не портить их элитное общество своим присутствием. Византия опустила руки и отрицательно покачала головой.

- Вы не понимаете. Вас держат здесь для закуски. – она обвела взгляды присутствующих, но в них не нашла ни капли удивления, страха и разочарования. Они знают и, что самое страшное, они этого желают. Девушка подняла руки в защитном жесте и громко сказала:

- Как пожелаете. А я ухожу. – она развернулась и толкнула высокие двери, которые оказались довольно тяжелыми и для Византии, не говоря уже о актрисе.

9

Оставив позади кошмарное, рогатое существо, троица вышла в мрачный коридор. Лионис не замолкая, восхвалял отважную девушку, которая вызволила их из темницы. Он пел ей дифирамбы, пока Мерелла не распахнула дверь в зал полный молодых людей. Лионис не знал печалиться или радоваться такой встрече. Вид у него был абсолютно не пригодный к дружеским вечеринкам. Хорошо, что какая-то милая барышня предложила им переодеться. Лиониса радовало только то, что противная актрисулька тоже была в ночной рубашке. Молодые люди, находящиеся в зале как-то благосклонно отнеслись к появлению актеров в таком виде. Наверно, они сами попали сюда, многие из этих господ и дам, в примерно таком же виде. Попав в гардеробную, Лионис принялся придирчиво выбирать одежду.
- Мы так оплошали в первую встречу с Каином! Если бы я знал, что за мной придут, то естественно, был бы одет приличествующим образом! Эти наряды немного устарели, сейчас на моем доминионе другая мода.
Лионис взял брюки, шелковую рубашку и пиджак. Все было белого цвета и как он думал, выглядело более соответствующе приему. Ширма, за которой он одевался, все время падала. А еще девушка, которую актриска называла Византией, открыла окно. Послышались протестующие вопли Мереллы и Лионис, наконец, одетый, показался из-за ширмы. Кем бы эта рыжеволосая особа не являлась, она очень грубо тащила актриску за собой. Лионис посмеялся над Мереллой и подумал, что пусть уходят. Общество Каина достанется ему одному. Он никого не знал из здешней молодежи, но был уверен, что Кровеслав отдаст предпочтение ему в первую очередь. Лионис известный актер, все таки. Найдя на каком-то столе расческу, Лионис принялся расчесывать длинные волосы и смотреть, как Византия пытается уйти. На его губах играла довольная улыбка, он абсолютно не понимал, что ей не нравится.  Путь девушке загородили двое молодых людей и повели ее в обратном направлении.
- Вы не останетесь на обед? Но как же, это очень не вежливо. Разве вы не осознаете, где находитесь? Господин Кровеслав живет еще с тех времен, когда доминионы были единым целым, а монстров не было в помине. Он родился в летающем городе и так интересно рассказывает о нем. Он живет почти столько же, сколько существует Эрион. Вы должны быть благодарны, что присутствуете на этом обеде.
Византию усадили в кресло и дали ей бокал вина. Лионис выронив расческу, раздумывал, что где-то здесь, в этих стенах живет некто, видевший мир до Катастрофы.
- Потрясающе!
Выдохнув восторженный шепот, Лионис взял Мереллу под локоток и повел из зала. По дороге, он пересказал все услышанное, так как дуреха несомненно, все пропустила мимо ушей.
- Скоро закат, найдем покои Каина! Приветствуем его первыми, когда он проснется! Представляешь, Мерелла, да мы будем самой известной парой актеров! Пошли скорее! Я помню где это!
Лионис рассудил так, что в паре с актриской он будет выглядеть благороднее и презентабельней. Приходилось признать, что она известней его и покупаться немного в лучах ее славы. Он скажет Каину, что они давнишние партнеры по сцене, он уговорил ее вести себя прилично. Их выпустили за хорошее поведение и они пришли вместе к нему, пожелать доброго утра.
- Или доброго вечера? Мерелла, что надо желать вампиру, когда он просыпается? Соображай же быстрее, мы пришли!
Покои Каина находились в центральной башне. Актеров никто не останавливал, потому что гости Каина могли ходить, где вздумается. Лионис все время оборачивался, так как за ними шла Византия, хмурая и не одобрявшая их замысла. Возле дверей в покои прародителя вампиров стояли какие-то тени. Они были высокими и опасность исходящая от них, наводила на подошедших первобытный ужас. Неизвестно почему, но тени впустили троицу в темный, мрачный зал. Возможно, эти трое были приняты за завтрак Каина. Завтрак, который доставил сам себя. Посреди залы стоял большой, черный гроб. Он был изысканный, полированный, а крышка его и углы были инкрустированы драгоценными металлами и камнями. Каин любил шик, и вкус у него был что надо. Окна были закрыты тяжелыми портьерами, а полумрак освещали таинственно светильники на стенах. Все здесь, как и во всем замке, было красивым мрачной, трагической красотой. Оставалось подождать совсем немного, солнце уже почти зашло. Лионис вспомнил про поздний обед, который уже начался и почувствовал голод.

Отредактировано Лионис Шалонрри (2016-06-06 03:55:30)

10

Византия испытала облегчение от того, что Мерелла со своим спутником, посовещавшись, все-таки решила следовать за ней. Они даже слишком рьяно бросились  искать выход. На лице девушки отразилось напряжение, а также тревога из-за того, что за окном стало темнее. Актер, кажется, его зовут Лионис, привел их к красивым резным дверям, около которых застыли мрачные тени. Византия старалась пристально вглядеться в них, но то ли это был обман зрения, то ли слишком сильная ментальная магия, но очертания и образу ускользали от ее сознания. Девушка услышала обрывок разговора богемных особ о том, как подобает приветствовать прародителя вампиров, и немного опешила от такого поворота.

- Ты что же привел нас прямо в когти просыпающемуся голодному вампиру? – накинулась она на мужчину, который недоуменно уставился на нее. – Это не сцена и после финала тут наступит смерть, а не занавес и гримерка. Неужели в вас нет ни капли здравого смысла? А я, как идиотка, последовала за вами. Надо было вас бросить, а лучше всего вообще не встречаться никогда.

Византия бросилась к двери, чтобы открыть ее, и попытаться найти выход. Но створки были наглухо закрыты, а все усилия ее отворить тщетны. Она прекрасно понимала, что потерянное время уменьшает ее шансы в разы на выживание. «А может и к лучшему это. Найти последнее пристанище в таком колоритном месте. Может, стоит отдаться веселью, как поступили молодые люди с разных островов?» - но душа категорически отказывалась прощаться с телом. Девушка подбежала к окну, резким движением откинула портьеры и распахнула его. Далеко внизу виднелась земля в белом снежном одеяле, но возможно, что это всего лишь ее желание увидеть землю – уверенности не было. Она нашла на другом подоконнике большой подсвечник из темного металла и без сожаления запустила им с окна. Сбылись ее худшие опасения, темный предмет растворился в снежной пороше. Византия металась по комнате в поисках возможного спасения, а эта странная парочка людей искусства уставились на стоящий посредине гроб с затаенной радостью.

Девушка поднялась на подоконник открытого окна и ступила на парапет под ним. Выступ был небольшой и припорошен снегом, но можно было пройтись по нему, держась за грубые камни стен. Она сделала пару шагов в сторону, ветер стал трепать ее, надеясь, что непрошеная гостья упадет, а колючий снег начал покрывать одежду и таять на лице. Византия заглянула внутрь комнаты и позвала с собой Мереллу, но та не стала ее даже слушать. Выругавшись в сердцах, рыжая решила оставить глупую, безрассудную и эгоцентричную актрису, а сама крохотными шажками стала передвигаться в сторону коридора, из которого они пришли. Там были окна и через одно из них можно было попасть внутрь, а дальше продолжить спуск.

Пальцы крепко цеплялись за холодный камень, под руками таяли снежинки, и мороз постепенно стал сковывать конечности. Напрягая все мышцы, Византия двигалась вперед. Впереди бортик делал поворот, обрисовывая угол, в этом месте камень был слегка отполирован ветром и снегом, поэтому рука девушки соскользнула со стены. Пытаясь найти равновесие и удержаться на стене, она сделала пару неверных шагов и сорвалась вниз, зацепившись пальцами за парапет, на котором только что стояла.

- Аааа. – невольно вырвалось у девушки. Она хотела достать свои ножи, чтобы воткнуть лезвия между кладки камней замка, но боялась отпустить руки. «Надо прыгать!» - мелькнула мысль, но страх неизвестного не давал разжать пальцы. Византия жадно шарила ногами по стене замка в поисках какой-либо опоры, но безрезультатно.

Отредактировано Византия (2016-06-07 00:09:24)

11

[NIC]Каин Кровеслав[/NIC][STA]Прародитель вампиров[/STA][AVA]http://se.uploads.ru/t/DInW5.jpg[/AVA]Солнце скрылось за горными вершинами и последний луч его полоснул по снежным заносам. В замке стало совсем сумрачно и даже радостно щебечущие гости Каина, которые сидели за большим столом в одном из залов, неосознанно притихли, притаились, будто ожидая чего-то. Первым всегда просыпался Кровеслав, потом его любимые дети, они выбирались из своих темных постелей и сходились в главную башню, чтобы приветствовать Каина. Прекрасные, бледные и голодные, сегодня их ждет очередной кровавый пир. На грани сна и яви, Кровеслав услышал тонкий, женский крик, завывание ветра, а ароматы свежего снега пробрались под крышку гроба, которая с очаровательным скрипом поднялась без какого-либо физического воздействия на нее. Каин открыл глаза и увидел двух юных созданий, которые жались к распахнутому окну и в страхе выглядывали из него. Каин сладко потянулся и недовольно сказал:
- Закройте окно, сегодня ветрено.
Голубки запротестовали, все щебеча о какой-то девушке, которая должна упасть вниз. Каин покинул свое темное ложе и подойдя к озябшим гостям, обнял их и выглянул вместе с ними в окно. На стене, цепляясь за обледенелый выступ висела рыжеволосая девушка, на лице ее было невыразимое отчаяние и страх. Каин от души рассмеялся и отвел гостей от окна, он придирчиво осмотрел их и узнал актеров - Мереллу и Лиониса. Эти двое сегодня ночью позабавили его, а потом немного разозлили и он велел посадить их в башню под засов. Наверное, выбрались из заточения с помощью магии, хитрецы. Каин еще не знал кто из них примкнет к тысячам его детей, Мерелла была слишком взбалмошная, своенравная и довольно глупая. Все свои прихоти она исполняла, не считаясь ни с кем, даже сейчас, когда та девушка была на волосок от смерти, Мереллу заботила лишь ее внешность, актриса пыталась украдкой рассмотреть свое отражение в оконном стекле. Не в меру эгоистичная, самовлюбленная особа, которая думает только о себе. Не лучшие качества для его детей. Лионис же, хоть был глуповат и каризен, но переживал за своих друзей, он и сейчас вырвавшись из рук Каина, наполовину вылез в окно и уже практически падал головой вниз. Каин смеялся, прекрасный вечер выдался, просто театральное действие не выходя из спальни - одна глупышка борется за жизнь, другая в это время, забыв обо всем, жаждет понравиться Каину, а третий изображает рыцаря, спасающего первую. Кровеслав подумал, что из всей этой истории выйдет отличная пьеса, надо сказать об этом одному из своих сыновей, который сочинял трагикомедии. Отпустив Мереллу, вампир вытянул Лиониса из окна, чтоб не мешал и позвал одну из стражниц. Эти бестии всегда были где-то рядом, но предпочитали не вмешиваться в ситуацию, пока Каин не укажет пальцем. Появилась Сатмаах, она выглянула из-за ближайшего шпиля и радостно захлопала крыльями. Кровеслав сделал знак, чтоб она поднесла девицу в его окну. Вампиресса тут же исполнила его волю и рыжая оказалась на полу Каиновой спальни. Вампир улыбнулся Сатмаах, он знал, что она голодна, благодаря зачарованной вещице, стражница могла без вреда переносить день, если небо было затянуто тучами. Каин посмотрел на Мереллу, схватил ее за руку и вышвырнул в окно, актриса в диким воплем полетела вниз, а стражница подхватила ее где-то внизу и принялась пить ее кровь. Каин с удовольствием смотрел, как алые капли обагряют белые шпили его замка. Закрыв окно, вампир улыбнулся рыжеволосой и Лионису, обняв их, он направился к выходу из спальни, увлекая дрожащих гостей за собой.
- Лионис, представь меня этой замечательной девушке. Она совсем замерзла, зачем же ты глупышка, полезла туда? Согласен, мой замок так прекрасен, что его хочется рассмотреть со всех сторон, но сегодня же ветер и сильный снег. Пойдемте ко всем, сейчас проснуться мои дорогие дети и вы сможете насладиться их обществом. Совсем недавно к нам присоединился Танару - певец из Новелина, восхитительный голос. Лионис, ты можешь спеть нам вместе с ним. Обожаю баллады и арии.
Смеясь, Каин вел своих гостей по коридору, а из разных дверей появлялись молодые люди, то были его дети - рожденные и обращенные вампиры, они образовали позади Каина некий шлейф и длинной вереницей следовали за ним. В главной зале, где был накрыт стол, Каин усадил Лиониса и рыжеволосую за стол и наказал им есть, не привередничая, при этом он шутливо погрозил длинным пальцем. Отошедшего Каина обступила целая толпа красавиц и красавцев с горящими глазами и алыми языками, нетерпеливо облизывающими бледные рты.

12

Когда девушку во второй раз зашвырнула смеющаяся горгулья, она больно проехалась по полу щекой. Подняться было трудно, тело дрожало то ли от страха, то ли от напряжения, но все же Византия выпрямилась. Она  смотрела, как от окна отдаляется фигура летуньи, а после перевела взгляд на взбудораженные лица актеров. На лице Лиониса читалось облегчение, а Мерелла застыла с надменным выражением чуть поодаль, а между ними стоял божественно прекрасный мужчина. Он выглядел очень молодо, но от него исходила пугающая мощь и сила. Его движения были плавными и отточенными, словно большой хищный зверь затаился для охоты, на лице играла улыбка, обращенная к горгульи, но в глазах таилась опасность. Византия склонилась в поклоне, из-под ресниц наблюдая за действиями Каина Кровеслава – руки ужасно замерзли, ноги практически не слушались, а лицо саднило. Когда прародитель вампиров легко, как будто пушинку, поднял Мереллу за руку и зашвырнул ее на съедение летающему созданию, у девушки отвисла челюсть, а глаза округлились от увиденного. К чему тогда была эта предыстория похищения?

Византия заставила себя поклониться еще ниже, лишь только Каин повернулся к ней лицом. Тонкие рубиновые локоны слегка колыхнулись, а уголки губ приподнялись в улыбке. Девушка ожидала, что ее также выбросят в окно, ради потехи, и готова была уже смириться со смертью, но внезапно самый могущественный вампир во всем Эрионе  приобнял ее и Лиониса, увлекая за собой. Громогласно раздался под сводами зала голос Каина, хотя говорил он тихо и даже как-то с ласковой иронией. На его вопрос: зачем?, Византия не знала, что ответить, но врать почти тысячелетнему существу не имело смысла, поэтому она решила ответить честно.

- Прошу простить мое упрямство, о, величайший из детей ночи, прародитель рода вампиров. Но я страстно желаю сохранить теплоту крови и возможность гулять под солнцем. С моей стороны было глупо надеяться уйти от вас или ваших детей, но я попыталась. Надеюсь, я смогла вас позабавить, и вы окажете мне милость мгновенной смертью. – проговорила девушка, удивившись, что она действительно так считает. Теперь, под сгущающимися красками ночи она осознала, как глупо было надеяться уйти из замка. Даже, если бы она покинула стены его, вокруг на несколько десятков миль ничего нет, негде укрыться, к тому же очень немногие места смогут защитить от вампира.

Казалось, что такая откровенность позабавила Кровеслава и он засмеялся. Византия взглянула на их пленителя и восхитилась его видом. Он был невероятно красив, с какой-то долей холодности в лице. Точеные черты, высокие скулы, прямой нос и яркие губы на фоне аристократической бледности, а пронзительные глаза смотрели сквозь призму прожитых лет. Поднявшись с постели, Каин выглядел идеально: костюм, белоснежная рубашка и  ни одна прядка не выбивалась из прически рубиновых волос. Византия невольно дотронулась рукой к своим волосам, завязанных в высокий хвост, и, представив, как они растрепались на ветру, стыдливо потупилась в пол. Она потерла пылающую щеку, надеясь, что на лице нет царапин и грязи.

Разглядывая украдкой хозяина замка, девушка не заметила, что из дверей, выходящих в коридор стали выглядывать мужчины и женщины, которых объединяли бледная кожа, алые губы и хищные взгляды. Они следовали позади своего прародителя в большой зал, где подалиан великолепный ужин. Каин учтиво предложил им с Лионисом присесть, на что Византия только глупо улыбалась и соглашалась – ее разум был занят поразительными глазами, чертами точеного лица и силой в голосе. Он приказал есть и девушка повиновалась, хотя кусок в горло не лез.

13

Лионис заметил Каина лишь когда рука его легла на плечо актера, а красно-рыжие пряди волос стали щекотать скулу. Актеры были так увлечены действиями Византии, что не заметили приближения вампира. Лионис всегда считал себя красивым, но рядом с Каином его красота блекла. Отведенный от окна Кровеславом, Лионис все еще рвался на выручку погибающей девушке. Хорошо что по зову вампира прилетело странное существо и спасло девушку. Как Мерелла вылетела ласточкой в окно Лионис не заметил, все его внимание было приковано к пострадавшей. Покрытая инеем с ног до головы Византия сильно замерзла, но смотрела только на Каина. Обернувшись на визг актрисы, Лионис бросился к окну. С ужасом он смотрел, как девушка исчезает за снежной пеленой. От потрясения потеряв дар речи, Лионис пошел, ведомый смеющимся Кровеславом. Красавец вампир вел себя так, словно у него из окна каждый день выпадают девушки. В коридоре их встречали какие-то молодые люди, все очень красивые. Лиониса их красота отталкивала, она была не живой, холодной. Они снова вернулись в главную залу, но усадить себя Лионис не дал. Вскочив со стула, он возмущенно воскликнул.
- Как вы можете все развлекаться тут, если Мерелла где-то в снегах?! Она пролетела мимо этого окна, вы что не видели и не слышали?!
Лионис понятия не имел на каком этаже они все находились. Ему думалось, что они не так и высоко от земли. Актриса просто упала в снег и мерзнет под стеной замка. Расталкивая локтями сгрудившихся вокруг Каина парней и девушек, актер выбежал из зала. Он кинулся вниз по лестницам и ему они показались бесконечными. Он плутал и ходил по каким-то переходам, коридорам и залам. Все это выглядело, как страшное наваждение. За ним следовали прекрасные, бледные девы и увещевали. Говорили, чтоб он бросил свою затею и вернулся ко всем. В итоге Лионис оказался на каком-то подвесном мосту. Грандиозность и потрясающий вид замка захватили его, он дышать перестал. Сверху к нему слетелись такие же странные существа, что и та подлетавшая к окну Каина. Они выглядели так, словно хотят его сожрать. Лионис вернулся в замок и с трудом закрыл тяжелую дверь. Отсюда не было никакого пути, единственный путь был в гроб. Лионис представил, как просыпается в гробу и похолодел. Страх все сильней поднимался со дна души. Лионис знал, что когда страх переполнит его, появится Он.

Отредактировано Лионис Шалонрри (2016-06-08 03:29:54)

14

[NIC]Каин Кровеслав[/NIC][STA]Прародитель вампиров[/STA][AVA]http://se.uploads.ru/t/DInW5.jpg[/AVA]По обычаю, Каин выслушивал собравшихся вокруг него вампиров, кому-то давал наставления и советы, кого-то направлял туда, где нужно было их присутствие, кого-то наказывал. Лионис, воспылавший праведным гневом и кинувшийся спасать коллегу, собственно спасать было уже некого, вызвал у Каина улыбку умиления. Замечательный юноша, надо непременно его обратить в вампира, с таким рвением он послужит общему делу Живущих В Ночи. Такому только дай направление, и он забыв о себе пуститься выполнять, спасать, искать правды. Кровеслав вздохнул и посмотрел на рыжеволосую простушку, которая сидела там, где он ее усадил и ничего не ела. Каин сделал жест своим детям и они разошлись, с большим сожалением покидая его. Вампир сел рядом с рыжей, порезал тонкими кусочками ростбиф на ее тарелке и принялся кормить ее, накалывая мясо на вилку. При этом он поглаживал девушку по волосам и раздумывал, как она сюда попала и зачем, из ее слов было ясно, что она не хочет примкнуть к сообществу вампиров. Впрочем, рыжая ела, как хорошая девочка, было видно, что она боится, но держится и пытается сохранить спокойствие. Она разительно отличалась от собравшихся в зале, не аристократка, не оранжерейный цветок, а так, полевой сорняк. Пока пальцы Каина скользили по ней, он узнавал много нового об этом рыжеволосом чуде, например, то, что она потомок эльфов, так, серединка на половинку, но обладает даром целительства. Каин, как и все долгоживущие обладал мудростью веков, он впитал в себя все события Эриона и делал выводы, совсем не так, как смертные. Он налил девушке вина и поднес бокал к ее губам, улыбка, доброжелательная и обворожительная не сходила с его лица. Кровеслав не спрашивал как ее имя, в этом не было никакого смысла, ему просто хотелось, чтобы в кровь, которая текла по ее венам, поступили питательные вещества. Каин не любил пить кровь голодных и испуганных, такая кровь была бедна, пахла страхом, без букета, как любил он говорить. Кровь, как хорошее вино, должна иметь букет и приносить удовольствие. С мясом было покончено и Каин придвинул блюдо с тортом, лучшие кулинары готовили для его гостей, этот торт был доставлен из самой известной кондитерской Новелина. Вампир продолжил кормление рыжей с ложечки, улыбаясь все шире, сегодня он начнет этой простушкой, а закончит... Кто знает, может быть Лионисом. Его он точно собирался сделать одним из них, а рыжую, пожалуй, просто съест. Возможно, ее обескровленным трупом полакомятся его прелестные монстры в подземелье. Каину не давала покоя мысль, что эта ромашка полевая пришла в его замок что-то вынюхать, ах, этот хорошенький носик он откусил бы первым делом. Кажется, девушку уже начинало подташнивать от изобилия пищи, и Каин поднял ее на ноги. Улыбаясь присутствующим, он вывел пленницу из зала и повел по коридору.
- Милое дитя Леса, неужели ты думаешь, что существует или смерть или жизнь и больше ничего?
Голод Каина нарастал и он провел девушку в одну из комнат, двери которых открывались в коридор. Здесь была широкая кровать под балдахином и синий сумрак, черными тенями ложился по углам. Каин сел на кровать и усадил рыжеволосую себе на колени, она не сопротивлялась, поэтому к гипнозу он, пока не прибегал. Острый ноготь на мизинце вампира коснулся ворота девичьей рубашки и под его нажимом ткань стала разъезжаться, будто ее вспарывали скальпелем и опадать с белого, нежного тела. Губы Каина прижались к тонкой коже под ключицей девушки и замерли. Казалось, он раздумывает, спуститься вниз к напрягшемуся от прохлады женскому соску или подняться вверх к бьющейся венке. Вампир вздохнул ее запах - ароматы лесов и трав, горячие, такие бывают только под солнцем, которое ему было недоступно уже сотни лет. Пахло раскрывшимися цветами, медом, свежестью теплого дождя и еще чем-то, неуловимо тянувшем его в детство.

15

Византия не заметила, как она лишилась верхней одежды, оставшись в простецкой рубахе. Холода она не испытывала, потому что тело обдавало волнами целительной силы, изгоняя из крови алкоголь. Она сидела на коленях у этого могущественного вампира и желала чтобы миг остановился: ожидание и ощущение страха, граничащего с предвкушением, наполняло душу благоговейным трепетом. В голове стало пусто, но жутко хотелось подчиниться его воле. Ощутив прикосновение вампира к своему шее, пусть даже и через ткань рубахи, Византия вздрогнула, жадно втянула воздух ноздрями и замерла. Она практически ощутила, как разорванная ткань оголяет ей шею, рука невольно дернулась вверх, чтобы прикрыться, но ладонь Кровеслава крепко удерживала девушку  за плечо. Золотые глаза Каина не выражали эмоций, но его властный взгляд приковывал.

Когда губы вампира приблизились к ее коже, девушка напряглась, предчувствуя, что острые клыки проткнут вену, и он станет питаться ею, как скотом. Но прикосновение его прохладных губ вызвало лишь непозволительные эмоции, и Византия тяжело задышала. Ей захотелось, чтобы Каин попробовал ее на вкус. Он был настолько сильным, могущественный, властный и красивый, что рядом с ним страх уходил, оставляя лишь желание уступить. Византия закрыла глаза, но даже так она видела лишь Каина Кровеслава с легкой улыбкой на лице и пронзительным золотым взглядом. В памяти всплыли шутливые слова мачехи, когда девушка переживала очередной печальный и трагический разрыв с молодым человеком: «Смирись, такая уж твоя судьба – выбирать тех мужчин, которые будут с тобой лишь играть».

Это немного остудило девушку, Византия, насколько могла, отпрянула от Каина и уперлась ему в шею кулаком, на одном из пальцев засветилось кольцо «Силы стихий» приглушенным красноватым цветом. Сейчас ночь, а значит, магия огня сможет немного подпортить безупречный вид прародителя вампиров.

- Прошу меня простить за такие меры, но даже если есть что-то помимо жизни и смерти, я все равно выберу жизнь. – она смотрела в глаза Каину, стараясь, чтобы лицо выражало решимость. – Поверьте, мне не хочется так поступать, и вредить вам я тоже не желаю. У вас предостаточно еды: парни и девушки, намного красивей и изысканней меня, которые просто жаждут оказаться в ваших объятиях и отдаться вашему голоду.

Девушка ожидала, какой эффект произведут ее слова, однако, Каин только засмеялся. Византия соскочила с его колен и продолжила:

- Я готова выкупить свою жизнь. Понимаю, что вопрос о серебре поднимать бессмысленно, но возможно вас устроит другая ценность. Назовите сами.

Она стояла на расстоянии вытянутой руки и глядела в прищуренные глаза владыки детей ночи. Византия боялась, что ее наглость может сослужить ей плохую службу, но все же нужно было что-то делать, чтобы не дать убить себя таким вот способом. На секунду она вернулась к тому моменту, когда губы вампира коснулись ее кожи, и по тело прошла теплая волна ощущений. Девушка знала, что одного движения Кровеславу хватит, чтобы схватить ее и свернуть шею, однако, она сплела вязь заклинаний и удерживала на кончиках пальце, готовая обрушить на вампира.

16

Сколько простоял Лионис в оцепенении посреди замкового холла он не знал. Движение времени остановилось в этом страшном месте. Актер посмотрел наверх, пытаясь понять по какой лестнице пришел сюда. Этот замок был похож на лабиринт, запутанный и бесконечный. Каин был где-то среди этих пустынных залов, такой же холодный, как и снег за дверью. Его не трогали ничьи страдания, он забавлялся всеми и руководил марионеточным театром. Лионису надо было вернуться в Ультари, если Мерелла мертва, то он еще жив. На одной из лестниц появились те бледные девы, которые преследовали его до этого. Они спустились к нему и окружив, стали брать за руки ледяными пальцами и тянуть за собой. Лионис повиновался, может так он придет к Каину, ведомый ими. Актер все еще был шокирован таким безразличием Кровеслава к судьбе актрисы. Он же сам потребовал выкрасть ее, чтобы... Чтобы что? Лионис впервые задумался над мотивом Каина. Для чего он пригласил их сюда, если так можно выразиться. Зачем было так грубо красть их, если можно было прислать приглашение. Лионис приехал бы, а вырвать человека из постели в пижаме, это перебор.
Девы провели актера по длинным лабиринтам коридоров и вернули на тот этаж, где он был изначально. За ближайшей дверью он услышал голос Византии. Выбравшись из объятий навязчивых девиц, актер открыл дверь. На кровати сидел Каин и притягивал к себе рыжую, которая предлагала ему выкуп за свою жизнь. Увидев клыки, которые очевидно выступали между губ вампира, Лионис понял, что тот собирается сделать. Почти совсем стемнело, но было заметно, что рубашка Византии порвана на груди.
- Что это ты себе позволяешь?! Мы уходим! В следующий раз пришлешь приглашение! На красивой бумаге и я подумаю принять его или отказать!
Лионис вырвал девушку из рук Каина и повел в коридор. Он понятия не имел, как они уедут из замка, этот вопрос стал его сильнее волновать. Они находятся в Лунареане, вокруг снега и мороз, дорог здесь нет. Обернувшись к вампиру, он резко заявил, не сдерживая раздражения.
- Немедленно прикажи доставить нас в Ультари. Я еще всем расскажу, как здесь погибла Алевска! И тебе все равно!
В глазах Каина, желтых, как у змеи, загорелся гнев. В коридоре возникли многие из его детей, они будто появились из ниоткуда. Кольцо из них стремительно сужалось. Они поглядывали на Кровеслава, ожидая приказа напасть на упертых гостей. Лионис ощутил пробирающий до костей холод и страх. Их не отпустят живыми, а мертвым он быть не хотел. Глаза Лиониса приобрели тусклый фиолетовый оттенок. Он становился все сильнее, и зажегся насыщенным, сверкающим пламенем. Так горел Источник Магической Энергии далеко отсюда, на острове магов. Лионис встал так, чтобы Византия была у него за спиной. За ними же находилась стена, но уверенности, что исчадия Каина не проходят сквозь стены, у него не было. Юноша поднял руки вверх и между сомкнутыми пальцами загорелся фиолетовый пламень. Когда он развел руки в стороны, над его головой висел длинный, пылающий меч. Оружие оказалось у него в руках и он демонстративно отсек клинком торс ближайшей бронзовой статуи. Лионис молчал, но по всему было видно, что он готов к решительным действиям. Меч его рассекал все, что требовалось рассечь.

Отредактировано Лионис Шалонрри (2016-06-09 03:15:00)

17

Вязь заклинания пришлось отпустить и отдача накопившейся, но неиспользованной магии больно ударила по мышцам руки, когда Лионис схватил Византию и оттеснил к двери. Девушка онемела от наглых слов актера. Он был чрезмерно самоуверен, как для простого человека, хотя и не удивительно: они с Мереллой отличались любовью к фарсу. А надменно приказывать самому Каину, это уже верх наглости, тем более, что на выходе образовалось плотное кольцо пробудившихся голодных вампиров.

Но в актере произошли разительные перемены: голос стал звучать громче, а от него самого повеяло угрозой. Византия даже не удивилась тому, что Лиониса объяло лиловое пламя, она восприняла это как само собой разумеющееся и сжимавший сердце в ледяные тиски страх немного отступил. Теперь она была не одна, но их шансы на выживание все равно не возрастали. Девушка инстинктивно постаралась скрыться за широкой спиной актера, но ее пальцы стали сплетать заклинание по новой, а в мыслях она стала просить стихийного духа Огня прийти по ее просьбе. «Главное, чтобы не получилось, как в темнице. Я просила одно, а дух выдал совсем другое. – панически завертелась мысль в голове. – Однако, я недооценила самовлюбленного актеришку. Он оказался серьезным противником, но если он убьет Кровеслава, то его дети сразу же накинуться на нас. И вообще, среди его гнезда начнется передел власти, в котором, я уверена, пострадают люди близ лежащих поселений. Каин – единственный, кто может их удержать».

Византия почувствовала, как подуло холодом, она поежилась, а по телу прошла дрожь. Девушка надеялась, что если начнется драка, то дешево свою жизнь она не отдаст.
«Только вот как бы этого избежать..?»

18

[NIC]Каин Кровеслав[/NIC][STA]Прародитель вампиров[/STA][AVA]http://se.uploads.ru/t/DInW5.jpg[/AVA]Каин только собрался посмеяться над смелой девчонкой, которая задумала применить против него магию, как в комнату ворвался всем известный блондин и устроил очередное театральное действо. Вампир облокотился на ворох подушек и улыбаясь, наблюдал, как актер от страха ставший наглым и высокомерным, строит из себя героя-спасителя. Покровитель сирот и заблудших! Парочка вышла из спальни и Каину ничего не оставалось, как проследовать за ними, странствующий театр, что еще скажешь. Голодный Кровеслав, из рук которого вырвали добычу, становился все злее и агрессивнее, его дети, столпившиеся в темном коридоре, чувствовали это и нервничали. Всем было известно, что Каин в гневе - самое страшное, что может случится, по сравнению с ним взрыв Эринии лишь едва слышный хлопок лопнувшего воздушного шара. Однако, то что произошло далее, взволновало всех еще сильнее, с Лионисом стали происходить пугающие перемены. Однажды, очень давно, на заре своей жизни, Каин видел Источники Энергии, все они были незабываемо прекрасны и мощь исходившая от них, поражала. Сейчас он видел и чувствовал тоже самое, что и тогда, находясь вблизи Источника. От Лиониса исходила такая энергия и сила, что казалось, он одним щелчком пальцев разрушит весь замок до основания. А меч, пылающий фиолетовым виделся идеальным, не имеющим аналогов, оружием. Все, окружившие парочку беглецов, застыли в немом изумлении, потом же пронесся по рядам восторженный шепоток: "Страж Источника...". Каин знал эту историю, про Героев, которые сражались за Источник Магической Энергии на Темном Доминионе, но он так и остался запечатан в глубинах земли эрионийской. У Кровеслава везде были уши и глаза, которые следили и подслушивали для него, из всего того, что преподнесли ему о случившимся его слуги, Каин понял, что Источник, если не сказать разумен, то способен охранять сам себя. А может быть, его охраняла Темная Воля, все было слишком запутанно даже для Кровеслава. Его яростный взгляд был прикован к мечу и изменившемуся Лионису, это был уже не кокетливый юноша, все жесты которого были театральны и наиграны. Выглядел он, как настоящий воин, готовый к боевым действиям. Вот только Каин был не готов сражаться со Стражем Источника, ему была неизвестна его магия и ее последствия, а убить в этом сражении своих дорогих детей он был не намерен. Они могли стать дымом, тенями и летучими мышами, но Каин все равно опасался, тем более, он чувствовал, что пред такой силой лучше преклониться или по крайней мере, оставаться нейтральным. Сделав жест вампирам, чтобы они отступили, Кровеслав безразлично, но с ноткой снисхождения, сказал:
- Было приятно с вами пообщаться, всего доброго.
Он продолжал стоять с приникшими к нему вампирами и холодно наблюдать, как Лионис и рыжая отходят и растворяются в темноте. Каин погрузился в ледяные думы, теперь он желал склонить Стража Источника на свою сторону, но логика этого существа была неподвластна пониманию эрионийца, пусть даже такого долгоживущего, как Каин. Впрочем, у него было еще достаточно времени, чтобы вернуться к этому вопросу.

19

Напряжение с тела спало лишь тогда, когда Византия и Лионис ступили на заснеженный двор замка. Снегопад к тому времени прекратился, как будто его и вовсе не было, но ветер продолжал трепать волосы и одежду. Полная луна в небе заливала весь двор бледным светом, но яркий, свежий, белый снег отражал его, сверкая россыпью алмазов. Главные ворота замка были открыты и, причем давно, на выпавшем снежном покрывале не было каких-либо следов. Византия побрела в сторону выхода из замка, вспахивая снежные сугробы ногами. Страх, окутавший ее в покоях Кровеслава, прошел, а на смену ему взыграл гнев, который требовал выхода.

- Ты… - она повернулась к Лионису и ткнула в него указательным пальцем, а ее глаза прищурились в гневной гримасе. – Это все ты виноват. Нашептал Мерелле невесть чего, полоумный актеришка. Какого дорхота вы вообще поперлись к этому вампиру? Жить надоело? Так вот, один из вас добился своей цели.

Византия после такой долгой тирады стала жадно вдыхать разреженный воздух и снова повернулась к главным воротам. Несколько быстрых шагов и она снова остановилась. Теперь девушка повернулась, но в глаза Лионису не смотрела, а тон ее был спокойным.

- И еще… спасибо, что вытащил меня, хотя… - договаривать она не стала, вспышка гнева без того испортила слова благодарности, но по сути без Лиониса Византия бы уже не выбралась. Она прекрасно осознавала, что именно перед актером в его измененном виде отступили вампиры. Девушка поймала взгляд своего спутника, в котором плескалось фиолетовое пламя и ей стало стыдно за чрезмерные эмоции и их не совсем благоразумное проявление, ведь он потерял коллегу, а может и подругу, и совсем недавно. Прошептав «Прости», она развернулась и побрела, надеясь, что Лионис не отстает. Ветер трепал тонкую ткань ее разорванной рубашки и Византия обняла себя за плечи, чтобы хоть как-то сохранить тепло. Обморожение ее не страшило: целительский дар не позволил бы этому случиться, однако, замерзать не так уж и приятно. Что касается актера, то девушка не была уверена в том, что лиловое пламя ему и в этом поможет.

В неверном свете луны блеснуло алым огоньком кольцо. «О, дух Огня, как ты вовремя напомнил о себе! – мысленно возблагодарила рыжая свое украшение. – Можно нам с Лионисом как-то согреться.» Из кольца вдоль руки поползли язычки желтоватого пламени, оно трепетно мелькало под порывами ветра, однако приносило телу лишь магическое тепло, не обжигая его. Когда вся Византия была озарена огнем, небольшой фаер отделился от нее и поплыл по направлению к актеру.

- Не беспокойся, он вреда не причинит. – миролюбивым тоном сказал девушка. Она склонила голову на плечо и рассматривала свои горящие руки. Пляска огня завораживала, а согретое тело расслабилось, даже дышать стало легче. Но все же остался главный вопрос, который нужно будет решить и как можно раньше, ведь пламя продержится до рассвета, который уже не за горами.
«Хах, смешно получилось. Рассвет в горах не за горами. Но это все пустые разговоры.»

- Куда дальше мы пойдем? Есть идеи? Безусловно двигаться нужно вниз, но в какую сторону. Я даже не помню того места, где я вышла из портала.

20

Лионис стал прежним только когда в радиусе пятьсот метров не осталось вампиров. Меч чернильной субстанцией проник обратно в его ладони и исчез бесследно. Глаза погасли и снова стали светло-серыми и удивленно смотрящими на мир. О том, что происходило еще несколько минут назад он смутно помнил. Почему-то подумалось, что на дворе дрова, на дровах трава. На самом деле, был на дворе снег и рыжая Византия. Девушка вывалила на Лиониса какие-то не понятные обвинения. Открыв рот, актер слушал, от удивления даже зубами не стучал.
- Я виноват? А кто любовался этим людоедом, пока он клыки натачивал?! Меня украли из моего дома, из постели! Я всего лишь актер, а не воин! Что я мог сделать?! Ты кто такая, интересно знать?!
Отмахнувшись от девушки, Лионис пошел, увязая в снегу и не зная куда направляться. Его стал преследовать какой-то огненный шар, от которого исходило тепло. Лионис испугался, но вскоре понял, что это рыжая магичит и улыбнулся. По крайней мере, они не замерзнут. Он посмотрел на темное небо, без звезд. Далеко вверху, парили крылатые существа. Они наблюдали за людьми, но не приближались.
- Солнце село там, значит нам идти туда. Или туда? Хм... Ты можешь посветить? Нужно больше огня!
Лионис активировал магический щит и вокруг них он стал переливаться ледяными разводами. Во всяком случае, их не загрызут волки и медведи.  До ближайшего города было очень далеко. Зато, если обойти нависшую над ними гору, то можно попасть в поселение. А может и нет, но надо было попытаться. Запахнув за груди пиджак, Лионис бодро зашагал вперед.

----> Поселение охотников

Отредактировано Лионис Шалонрри (2016-06-10 03:22:29)

21

- Я тебе не фонарь. – рявкнула Византия и позволила молодому человеку обогнать себя. Даже когда стало тепло, идти легче не стало. Тело, погруженное в комфортные для него условия, стало вопить об усталости и девушке приходилось заставлять себя переставлять ноги в глубоком снегу. Лионис, казалось, вообще не знал усталости, а он, ко всему прочему, еще и удерживал ледяной щит. Византия, смущенно поджав губы, следовала за актером и надеялась, что он действительно знает, куда идет.

-------> Лунареан, Поселение охотников

Отредактировано Византия (2016-06-10 12:55:42)


Вы здесь » Эрион » Лунареан » Замок Кровеслав


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC