Эрион

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эрион » Флэшбеки » Покровитель великих


Покровитель великих

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Место действия: Артемис.
Время действия: 1209 год, месяц Кровеслав, полнолуние.
Сюжет: Магистр ордена "Час расплаты" со своими приближенными приезжает в Артемис на празднование дня рождения Ульриха Черного. Семь дней полнолуния в Артемисе проходят гуляния в честь Ульриха, а также аудиенция, на которую могут попасть лидеры разных организаций, которые симпатизируют Ульриху, его политическому режиму, и стремятся встать под его покровительство.
Участники: Сам, то бишь Ульрих, Вильгельм Эрхарт, Яр'Хэльм, Морион Каинит, ну и все, кто захочет участвовать. Пишите сначала мне в лс.

2

Эрхарт в сопровождении своих людей въехал в Артемис через главные ворота. Город в преддверии праздника украшали и вычищали, прекрасный Артемис и без того прославленный своей архитектурой, героями и пристанью, становился еще краше. Эрхарт ехал по улица на белом скакуне, чуть позади ехали четверо его людей, красотка Морион обещала прилететь вечером, сейчас вампирская дочь спала. День только начинался, а на торговой площади вовсю шла торговля, ярмарка красочная и многолюдная пестрела разноцветными флажками и шатрами. Эрхарт решил поездить по городу, посмотреть достопримечательности, а уж потом, когда стемнеет отправиться в гостиницу.
Двоих своих людей он послал во дворец Ульриха, узнать, когда намечается аудиенция. После празднования дня рождения Правителя, он обещал устроить прием, на котором могли присутствовать главы разных организаций Эриона. Естественно, это были братства, гильдии и другие образования, которые желали сближения с Правителем Артемиса. Почему этого сближения хотел Эрхарт он пока и сам точно не знал, его манила загадочная персона Ульриха, его сила. Эрхарт считал нужным узнать побольше об тиране, может быть он сам хотел занять его место и обладать его способностями, но такие мысли он прятал даже от самого себя.
Ярмарка быстро утомила магистра, его даже попытались обворовать, и этот случай был забавным. Он проехал к садам города и спешившись, пошел не спеша по аллеям. Отсюда был виден гигантский дворцовый комплекс Ульриха. Это здание просто заворожило магистра, оно источало такую же божественность, как и сам тиран. Эрхарт не отрывая глаз от комплекса, шел по аллеям.

Отредактировано Вильгельм Эрхарт (2016-05-08 01:56:03)

3

Яр'Хэльм Грязная Кровь был пьян в тот знаменательный день с самого утра. Как не выпивать и не веселиться метису орчъей породы, когда его горячо любимому покровителю исполняется сто двенадцать лет! Это дата! Ведь сам грязнокровный был еще достаточно молод для орочей расы, что собственно и позволяло так пить. Только проснувшись он выхлебал половину бочки весьма дорогого вина. Выпил бы и больше, да только он держал бочонок над собой, и остальное вылилось прямо на него и людей, что пытались его остановить. В городе все знали, что Яра, лучший боец арены, правая рука Ульриха, гуляет по-оркски и сдержать его в эту пору праздничной эйфории может лишь один великий повелитель Артемиса.
Посему, по городу разъезжал на превышенных скоростях, верхом на огромном ездовом зубре, в хлам захмелевший, но радостный орк. Бойцовские арены в  этот радостный день были закрыты, ведь праздновали абсолютно все, и по этой причине, Яре было не на ком выместить свою радость. под горячую руку попала пара гуляющих солдат, была совершенно по-хамски облапана  гетера и , наконец, снесена ограда для вьющихся цветов. Собственно, последнее как-раз произошло на глазах у гулявших по садам праздных жителях и гостях города.
- Слышь ты, поди сютха. Я разабью тебе рот! Не перебивай, больщой злобный орк видет диалог! - Орет щаман с диким, еще более явным чем обычно акцентом твердокожего народа верхом на парнокопытном, пытающемся высвободить свои крупные рога из сетки помятой ограды. - Резервацсия матущка, твой сщын ощень бухой!
Благо слова и угрозы небыли обращены к кому-то конкретно, он просто показывал размашистыми движениями руки куда-то в толпу свидетелей и смотрел помутненным взглядом куда-то сквозь публику. Что странно, дак это то что его парадно украшенный зубры, в полотнах красных тонов, его начищенная до блеска броня, новые ножны для меча и безупречно заплетенные и перевязанные красными лентами волосы совсем не сочетались с таким свинским состоянием ока.

Отредактировано Яр'Хэльм (2016-05-09 01:06:37)

4

Погода была не летная, ветрено и ветер был какой-то странный, постоянно менял направление и норовил швырнуть и сбить с курса стаю летучих мышей, которые летели к Артемису. Это была Морион Каинит, как только светило зашло за горы, она превратилась в летучих мышей, их было много и взвившись в небо, они закрыли его черным покрывалом. Магистр Эрхарт сказал, что ей лучше прилететь таким образом, если она отрастит крылья просто и перелетит через стену города, в нее могут выстрелить или запустить копье, чего Морион вовсе не хотелось бы. Это не убило бы ее, но хлопот доставило, поэтому она предприняла кое-что другое, а влетев в Артемис, где уже сгущался сумрак, направилась в центр города, где-то внизу стояла гостиница, магистр и его люди остановились в ней.

Город был по праздничному украшен, везде горело множество разноцветных огней, Морион предвкушала красивые фейерверки, а толпы народа, гулявшие праздно шумели и смеялись. Народные гуляния проходили по всему городу, какие-то игрища, застолья, соревнования в честь именинника. Стая летучих мышей стала спускаться, выискивая где бы приземлиться, чтобы стать обычной Морион, тут налетел очередной порыв ветра и стая врезалась в орка на громадном зубре, а орк не уступал по величине своему транспорту. Несколько мышей впечатались орку в пьяную морду и стали карабкаться по его голове, путаясь в белесых патлах. Наконец, отцепившись и примкнув к общей стае, все упали разом оземь и перед публикой предстала вампиресса во всей темной красе, столкновение с пьяным орчищем ее разозлило. Девушка подбежала к нему и надавала звонких пощечин, глаза орка итак в кучку, еще больше закатились к друг дружке.
- Смотри куда прешь, напился, так и сиди дома, разъездился по городу, все изломал! Уже и не полетаешь нормально, такие, как ты дороге мешают, да ты же в войске Ульриха? Куда он только смотрит, такие воины пьянючие, разве так завоюешь весь мир, нет конечно, наоборот все государство развалится! Где здесь гостиница "Светлая надежда"? Так ничего не хочу слышать, лучше подвези меня на этом... что это за животное? Оно не кусается? Удобная спина, и шерсть мне нравится на ощупь, ну, поехали в гостиницу! Я сказала "Светлая надежда", там поселился магистр ордена "Час расплаты", ты знаешь наш орден? Поехали, я тебе расскажу о нашем ордене, наш приорат в Эванханде, это снежные земли, там холодно!

5

Вслед за стаей летучих мышей в радостного орка врезался и драконид. Летающий почтальон запутался в крыльях налетевших мышей, перекувыркнулся и шлепнулся на широченное плечо орка. На этом плече поместилась бы еще пара подобных существ, и драконид переждав, когда стая мышей отлетит от адресата, снова взмыл в воздух и завис перед лицом орка. До того, спустя какое-то время, дошло, что ему принесли послание, орк взял его и развернув, стал вчитываться. Видимо, этот процесс происходил не так уж легко, потому что на лице орка появлялись самые разные эмоции. Послание гласило:

"Ты настолько пьян, что я даже не хочу прикасаться к твоим мыслям. Соблаговоли прибыть в мои апартаменты, немедленно.

Ульрих"

6

Шлепки мышиных крыльев по лицу и писк, явно орку по душе не пошли. Он замахал ручищами и, вероятно, раздавил бы пару зверьков, но благо те успели отлипнуть во-время. Вместо них рядом очутилась мрачного вида девушка и стала что-то быстро тараторить, но Яра её уже не слушал. Виною тому был драконид. Поначалу орк посчитал его галлюцинацией и даже пытался треснуть ему, но порхающий разносчик посланий с легкостью увернулся, махнув крыльями. Догадавшись таки, что это письмо от "того-самого", твердокожий выхватил свиток и пристально вился в него глазами.
- Не хочу при... прреи... Нихачу приии... - Тужился он прочесть. Но вскоре, с большим трудом, ему открылся смысл написанного, и шаману стало не по себе. Он скорчил огорченную физианомию и вручил поводья от зубра подбежавшему стражу, который знал Яру в лицо. Сам же грязнокровный орк свалился, если не сказать "скатился", с животного и грохнулся спиной об землю. Тихо простонав, он увидел что вампирша все еще тут и что-то по-прежнему хочет от него.
- Тэээк... Гетера! - Крикнул он не поднимаясь, а лишь катаясь по земле. - Извольтхе домой! Или сосите мне яйцса! Какую только худрню я не вытфорял в свой джизни по-пьяни...
Тяжело поднявшись, громоздкой, шатающейся походкой бугай поплелся к ближайшему пруду, чтобы умыться. Он уже наломал дров перед Ульрихом, хоть прибыть к нему надо в более-менее приемлемом виде.Однако, как только Орк опустился к воде раздался всплеск и пьяный крик на незнакомом языке!
-Ngawa! Ngawa ... Ha-ha-ha Ngiyaphila!
Хорошенько умывшись, прополоскав рот и омыв шею и плечи, Яра кое-как пришел в себя, собрался с духом и понесся к замку, временами покачиваясь и сбивая по дороге прохожих, на встречу с великим покровителем Ульрихом.

Отредактировано Яр'Хэльм (2016-05-13 12:33:42)

7

[NIC]Ульрих Черный[/NIC][STA]Правитель Артемиса[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/t/uYKjt.jpg[/AVA]Ульрих стоял на одном из балконов дворца, а внизу, на огромной площади десятки тысяч глаз, светящихся обожанием и восторгом, были устремлены на него. Отражаясь в них, Правитель сдержанно улыбался, но чувства, бушующие внутри него не поддавались описанию. Что может быть лучше, чем власть? Никакой даже самый умопомрачительный оргазм, счастье любви и другие экстатические переживания не могли сравниться с чувством всепоглощающей власти. Это то, ради чего стоило жить, в этом Ульрих был уверен. Жажда власти, обладания и созидания были движущей силой этого сверхчеловека. Мощная волна магической и жизненной энергии, которая сейчас разливалась по площади, наполняла его такой силой, что ему казалось он свернул бы горы. Впрочем, сворачивать горы можно лишь для того, чтобы расширить свои владения, а так лучше свернуть шею Альянсу, например. Ульрих поднял руку, сегодня он уже дважды выходил на балкон и общался со своими подданными, и толпа взревела, слышался радостный смех, счастливый плач и слившиеся воедино пожелания всех благ имениннику. Пора было заканчивать это шоу, Ульрих даже в день рождения не отдыхал, а занимался делами. Собственно, ему не нужен был отдых, как себе его представляют простые эрионийцы. Он вошел в зал, один из сотен, где все было создано и устроено для его удобства. В углу сидела группа музыкантов, которые играли любимые мелодии Ульриха. Тиран сразу отметил, что одна из флейт фальшивит. Пройдя к стене, на которой висели разные карты Эриона и его местностей, Ульрих взял поднесенный прислугой бокал белого вина и окинул взглядом искусно нарисованный Доминион Воинов. Представители разных рас, вроде орка, который спешил сюда, были его подчиненными и медленно, но верно несли своим народам власть Ульриха. Их города и поселения были красочно изображены на карте. Флейта продолжала фальшивить и отвлекать тирана от построения планов. Он подумал, что вот так одна несносная мысль или поступок и портит все великие задумки. Ульрих в обще, любил пофилософствовать и любая мелочь могла натолкнуть его на подобный ход мыслей. Правитель посмотрел на музыкантов и музыка оборвалась, девушка-флейтистка упала в обморок, остальные подхватили ее и поспешно унесли. Обещание Ульриха пронесшееся в их головах было ужасным и никому не хотелось глотать флейту. Довольно было, что вчера Ульрих задушил гитарной струной гитариста, который плохо играл. Музыканты бежавшие из зала с девушкой на руках, врезались в орка, который ввалился в двери. Ульрих потягивая вино, усмехнулся пр виде Яры. Его чудовище качалось и дико озиралось в попытках совладать с хмелем. Ульрих сел в кресло и указал орку на пол покрытый коврами, возле своей ноги. Когда тот сел у его ног, правитель погладил его по голове. Так хозяева гладят своих домашних любимцев. Верно, здесь должны были прозвучать какие-то ласковые слова, но Ульрих молчал, погруженный в свои мысли. Яд, что бежал по его венам с тех пор, как он встретился с Многоименным, был одновременно и лекарством, которое избавило его от предрассудков обычного человеческого разума. Его больше не сдерживали рамки и оковы, он не достиг божественного всемогущества, но был близок к этому. Все его приближенные, не зависимо от интеллекта, форм и вида были его семьей, соратниками, возлюбленными. Он был с ними единым целым ментально, он всегда знал, что у них на уме и чего от них ждать. Ульрих тихо заговорил и его слова падали раскаленным железом.
- Яра, ты знаешь почему ты здесь? Потому что ты лучший среди своих соплеменников. Лучший среди моего окружения.
Это было правдой, Ульриху нужен был свой среди орков и он его получил. Яра был глуповатым, диким и необузданным, он медленно соображал, но при всем этом, как ни парадоксально, он все делал правильно. Когда-то Ульрих был таким же безбашенным и слегка сумасшедшим, он оставался и сейчас таким, но ко всему этому прибавилась осознанность. Возможно, и это роднило его и дикого орка. Пока рука Ульриха продолжала поглаживать голову пьяного чудища, сам он думал, что разговаривать с Ярой не очень-то эффективно, нужно сначала его отрезвить. Однако, правителя забавляло такое положение дел. Он мог бы достаточно сильным ментальным ударом вышибить весь хмель из орка, мог послать за целителем, а мог бросить отрезвляющий камень в воду и влить ее в клыкастую пасть. Но ему нравилось наблюдать за тем, как Яра силится соображать и строит из себя трезвого.
- Послезавтра я даю прием всем желающим. Желающие - это главы разнообразных организаций, гильдий, братств, орденов. Это те, кто отлично понимает, что лучше со мной, чем против меня. Но...
Тут он пропустил прядь волос орка между указательным и средним пальцем и посмотрел, как белые волосы струятся по его ладони.
- Но, дело в том, что некоторые могут быть предателями. Понимаешь, Яра? Я могу прочесть мысли кого угодно, однако, есть такие умельцы, которые с помощью гипноза скрывают свою ненависть в подсознании и я не сразу могу уловить это...
Ульрих рассмеялся, видя, что орк не понял и четверти из сказанного. Осушив бокал, правитель вздохнул и сделал жест прислуге. Когда в его руке возник новый полный бокал, он продолжил:
- Тебе нужно проследить за неким Вильгельмом Эрхартом. Это магистр ордена "Час Расплаты". Послушать, что он и его люди говорят обо мне и моей власти, о жителях Артемиса, о своих планах.
Слова Ульриха медленно вкручивались в мозг орка и оседали в подсознании, когда он отрезвеет, а может и останется в таком же состоянии, он в любом случае, будет знать что делать.

8

Чем дольше Эрхарт смотрел на дворец Ульриха, тем сильнее его одолевали странные мысли. Мнения разделились, с одной стороны Эрхарт хотел, чтобы его покровителем стал Ульрих. С другой, магистр вдруг, почувствовал укол зависти к этому человеку. Об Ульрихе ходили разные слухи, иногда настолько невероятные, что от них Эрхарт отмахивался. Говорили, что вся его сила дана ему ужасным монстром с острова смерти, что если лишить его связи с тем монстром, то он станет обычным эрионийцем. Более того, поговаривали в Обителях магии, что получить такую же силу, как получил Ульрих может любой, заключив договор с монстром. В последнее Эрхарту как-то не верилось, твари были безмозглыми, какой еще договор с ними заключать. Слухов и сплетен было так много, магистр получая новую порцию басен, только диву давался. Он хотел бы узнать секрет Ульриха, но стать таким, как он... Такая перспектива пугала Эрхарта. Неведомое всегда страшит, правитель Артемиса обладал огромной властью, но, если все это рухнет, что будет с ним?
- Игра стоит свеч...
Эрхарт отвернулся от дворца, великолепие которого затмило все здания города, и пошел в сторону гостиницы. Стемнело, значит вампиресса уже в городе, требовалось дать ей несколько указаний. Когда аллея кончилась, магистр вышел на широкую улицу, куда выходили различные увеселительные заведения. В конце ее стояла гостиница, как и большинство подобных домов города - превосходная и дорогая. В честь дня рождения правителя она была с шиком украшена. Эрхарт поднялся по широким ступеням и вошел в здание.

Отредактировано Вильгельм Эрхарт (2016-05-14 20:04:13)

9

Вампиресса думала, что орк подвезет ее до гостиницы, как порядочный житель Артемиса, но не тут то было, он был так пьян, что вытворял невесть что, а когда обозвал ее шлюшкой и предложил непристойности, Морион зашипела и раскрыв большие крылья, взлетела в воздух. Она была взбешена и собралась наказать мерзкого орка, биться с ним на мечах, было не спортивно, она могла внушить ему какую-нибудь гадость, но в этот момент ей отказало воображение. Морион взлетела и стала пинать орка, моющегося в пруду, но тому было все равно, шкура орка была грубая и не пробиваемая. Вампиресса стала внушать ему первое, что пришло в голову - окунуться в пруд с головой и не вылазить, пусть позахлебывается немного, но что-то препятствовало ей и она обратила внимание на символы, которыми был увешан орк. Это была символика Ульриха Черного и тогда Морион поняла, что это его приспешник и она не сможет повлиять на него, вампиресса только разочарованно вздохнула.

Связываться с подданым Ульриха Морион опасалась, все знали, что Ульрих читает мысли у всех, кто находится в его городе, и сам может внушить что захочет. Развернувшись Морион полетела мимо смеющихся зевак и празднующих, большая часть городских были пьяными и от всех разило спиртным, в эту неделю выпьют все, что горит. Гостиница находилась не далеко, вампиресса быстро долетела до нее и стала заглядывать в окна, паря над землей, магистр сказал, что его комната на третьем этаже, как и ее собственная. В ярко освещенной комнате Морион увидела Эрхарта и постучала в стекло, окно было не закрыто, вечерняя прохлада врывалась в комнату. Морион села на подоконник и стала жаловаться Эрхарту на подданных Ульриха, которые пьянствовали, как простолюдины.

10

Вечерело. Первый день празднества подходил к концу, но народ все не унимался. Под балконом Ульриха, на площади, дежурили сотни фанатиков, готовые торчать тут все дни и ночи напролет, лишь бы увидеть издали своего покровителя. В трактирах и забегаловках звенели бокалы, кубки и чаши, все пили за здоровье Ульриха и процветание Артемиса. Веселье, что называется, в разгаре. Этой ночью запланировано было большое театральное представление на одной из площадей, но помимо этого еще много разных мероприятий проводилось то тут, то там, и орк брел по городу, кое-где все таки выпивая, но стараясь держать себя в форме. Визит к покровителю отрезвил грязнокровку, и теперь он не хотел возвращаться к прежнему состоянию...
Теперь помимо мыслей о том, что надо бы похмелиться еще, и о том что покружевается после попойки голова, добавилось еще и наставление повелителя. Оно между делом вплеталась в думы после каждой мысли пролетевшей в голове. Так, потирая лоб и пошатываясь, Яра добрел до гостиницы с вывеской "Светлая Надежда". Тут то к нему и пришло расплывчатое воспоминание из сада. Орк был крайне в хлам, посему лишь кое-что мог выудить из своей памяти, затуманенной алкоголем.
- Кажется, та крылатая гетера говорила о Часе Расплаты... Да, просила подвести её сюда, что-ли? - Подумал твердокожий и смерив взглядом здание, вошел внутрь. Внутри, на первом этаже, обычно и заведено, постояльцам можно было отобедать, а рядом находился прилавок, за которым сидел распорядитель или управляющий. Яра, прищурившись от яркого света огней, украшавших помещение в честь праздника, быстрым шагом направился к стойке работника гостинницы

Отредактировано Яр'Хэльм (2016-05-15 12:57:49)

11

Эрхарт сочинял доклад, который будет читать на аудиенции, но мысли ложились на бумагу не стройно. Было немного душно в комнате и магистр приоткрыл окно, внизу загорались огни, праздничное гуляние продолжалось и Эрхарт сомневался, что закончиться в ближайшие дни. Он смотрел в окно и раздумывал над тем, что, если бы все эти восторги, обожание и беспрекословное подчинение было адресовано ему? Владения Эрхарта становились больше, приорат уже занимал приличную часть Эванханда и в какой-то момент магистр почувствовал себя властителем чего-то большого. Все амбиции меркли и съеживались, когда он видел, чем обладает Ульрих. Вильгельм отошел от окна и взялся дописывать доклад. С мыслями, которые посещали его голову, лучше было завязывать, тиран читал мысли и они бы ему не понравились. Какое, честно говоря, он имеет право копошиться в чужих мозгах! Пусть копошится в головах своих приближенных и вассалов. Эрхарт не присягал ему на верность, пока что... К тому же, магистр пришел с добрыми намерениями, завязать диалог, дружбу, предложить кое-что на выгодных условиях. Окно распахнулось и на подоконник села Морион собственной персоной. Следующие минут двадцать Эрхарт слушал ее возмущенные речи про подданных Ульриха, которые мало того, что дикари, так еще и пьяные. Эрхарт кивал, а сам перечитывал доклад, потом остановил вампирессу жестом и начал говорить сам.
- Морион, очень рад, что ты прилетела без приключений. Судя по всему, Ульриху не хватает рабочих рук, если он набрал себе в помощники орков и прочих... мало подходящих личностей. Морион, у меня есть для тебя здание. Ты умеешь становиться стаей мышей, что отменно для шпионажа. Слетай и разузнай, где расположен рабочий кабинет во дворце Ульриха. Если сможешь, то проберись внутрь и загляни в его документы. Ты отлично видишь в темноте, это нам на руку. Все, что сможешь прочесть - запомни хорошо и расскажи мне. С собой ничего не бери. Да и еще, перед аудиенцией нам немного сотрут память. Например, об этом разговоре и о том, что ты найдешь в документах Ульриха.

12

Вампиресса сидела на подоконнике и смотрела на удивительный вид ночного Артемиса, восхитительный город зажигался ночными, праздничными огнями, Морион хотела бы прогуляться, но Эрхарт задумал взвалить на ее плечи непосильное занятие. Насколько она помнила дворец тирана был огромен и состоял из нескольких зданий, где могла поселиться чуть ли не половина города, искать кабинет Ульриха в тех стенах, все равно, что иголку в стоге сена. Эрхарт благополучно пропустил все жалобы вампирессы мимо ушей, поглощенный какими-то записями. Как пробраться в кабинет, этого Морион совсем не понимала, не открытый же он для нее стоит.
- Ты требуешь от меня невозможного, господин Магистр. Что же, сделать невозможное реальностью - это мой профиль.
Морион убрала кожистые крылья и превратилась в стаю мышей, после чего упорхнула в черное небо, ветер поутих и лететь было свободно, если бы еще дуралеи внизу не пускали салюты, было бы совсем хорошо.

Морион долетела до дворца, который ярко освещался огромными лучами каких-то магических прожекторов и зависла в воздухе, пытаясь сориентироваться. Когда-то она слышала, что Ульрих живет в той части дворца, над которой возвышается гигантский купол. Она решила, что рядом со спальней правителя находится и кабинет, подлетев ближе и паря на высоте третьего этажа, она увидела множество окон разной формы. В каких-то горел свет, а другие стояли темные, самого тирана видно не было и Морион стала заглядывать во все освещенные окна. Этажей в этой части дворца было десять и у нее ушла масса времени, что хоть что-то увидеть, в итоге она очень устала и став собой, села на купол, венчающий здание. За один вечер исполнить требование Эрхарта было невозможным и за ночь тоже, Морион уже собралась возвращаться, но решила сделать еще один круг. Комнату, похожую на кабинет она увидела, исследовав еще пару этажей, она находилась рядом с великолепнейшей спальней, где что-то делала прислуга, поэтому спальня была освещена. Проникнуть в кабинет Морион могла только через вентиляционное отверстие, перегородка которого была треснута и сломать ее не составило труда. Подождав, когда уйдут слуги из спальни, Морион пролетела по длинному тоннелю вентиляции на высоте десятого этажа и еще долго билась всей массой мышей об перегородку, преграждающую путь в кабинет. Ее уже покинула надежда, что она сможет пробраться, но решетка выпала в помещение и стая победно влетела внутрь, здание было древним и многое здесь было еще не реконструировано.

В кабинете стояла темнота, но это не помешало Морион обследовать его, богатая обстановка комнаты поражала, здесь были собраны редкие вещицы со всего Эриона, множество географических карт с нарисованными от руки метками, кипы бумаг на массивном столе. Морион села в роскошное кресло и почувствовала себя, как повелительница на троне, Ульрих умел жить роскошно, вампиресса повертела в руках выбеленные временем черепа каких-то неизвестных ей тварей, украшающие стол, статуэтки из драгоценных камней. Здесь было много чего интересного и редкого, но время поджимало, она осторожно склонилась над бумагами, а вдруг здесь все под магическим запретом и когда она прикоснется ее шарахнет молнией или приклеит к этому столу до той поры, пока Ульрих не придет и не сожжет ее взглядом... Некоторое время она не решалась прикоснуться к документам, потом кончиком длинного ногтя стала переворачивать и отодвигать листы, многие из них были пожелтевшими свитками. Морион долго читала и потеряла чувство времени, вдруг, ее острый слух уловил движение в соседней комнате и девушка став стаей мышей, вылетела в вентиляцию. То, что она прочла могло бы заинтересовать Эрхарта, может, она еще вернется сюда и узнает больше.

13

Портье сильно встревожился при виде орка, с явными признаками недавней попойки на лице, стремительно приближающегося к нему. Однако, когда страшное создание подошло ближе, тот разглядел ленты с изображениями отличительных знаков великого покровителя, и вспомнил, что слышал что-то от своих друзей об этом существе. Тем не менее, этот факт не сильно успокоил его, что не удивительно.
- Сдесьх остановилсхя Эркарт? - Дыхнул орк перегаром в лицо артемисцу, тому показалось, что твердокожий явно с дикого похмелья. Быть может перебрал на радостях, такой же день, а тут - бац, и долг зовёт! - Ты знаешь кто я?
- Здравствуйте, сэр. - Последовал ответ с коротким кивком. - Да, знаю. Комната Вильгельма Эрхарта наверху, а в той части залы, у стойки, сидят его люди. Кажется они хорошо проводят время и празднуют, милорд.
Яра ухмыльнулся. Ему нравилось быть в Артемисе, нравилось служить своему покровителю так же, как и любому другому подданному Ульриха Чёрного. Содействие портье объяснялось тем же, а еще он не хотел иметь проблем с этим громилой. Посмотрев мельком в сторону, которую указал артемисец и заметив людей Эрхарта, повернулся и побрел в их направлении. Поступь метиса была тяжелая, он еле заметно пошатывался, но, и без того безобразная орчья морда, оплывшая после пьянки обрисовывала картину всего его дня. Подойдя к бармэну, шаман устало посмотрел на него и рухнул на табурет рядом со стойкой.
- Уръ меня покхмелье. Сделай такх штобы оно ушло, будь ты алкхимикхом зелье бы закхазл. И намешай штоб всхбодрило меня, второе дыкхание хъочу.
Бармэн кивнул и начал что-то стряпать под стойкой. Яре показалось, что он даже яйцо какой-то волшебной твари туда разбил, а может это уставшие глаза так подводят. В любом случает, встрепенуться будет не лишним, да и пусть слуги Вильгельма между собой пошепчутся. Они-то эту фигуру, пригибающуюся когда заходит в дверной проем, приметили быстро. В жизни грязнокровки вообще не бывало случаев, чтобы в этом городе ему встречался человек, которого обошла стороной молва о "цепном псе" покровителя, чемпиона местной бойцовской арены. Он знал, скоро они сами начнут разговор, а пока он успеет допить то что ему подадут.

14

Посмотрев как Морион черной стаей исчезает в закатном небе, Эрхарт решил, что устал работать над докладом и ему надо освежиться, выпить чего-то, день рождение как никак. Магистр запер комнату и спустился по лестнице в зал, где отдыхали его люди. За стойкой сидели четыре воина Ордена, которые уже хорошо по всей видимости, приняли на грудь, и большую часть стойки занимал орк. Его спина с буграми перекатывающихся мышц выглядела титанически, что и говорить бойцы Ордена выглядели рядом с ним не столь эффектно. Эрхарт подошел к ним и сел между своими воинами и орком. Заказав самое лучшее вино, какое здесь подавали, Магистр взял бокал и воскликнул: "Великий правитель Артемиса живи вечно!". Подобное желали всем правителям Эриона на многих пирушках и по залу пронеслись восхваления и пожелания тирану. Да, культ личности в Артемисе принял большие масштабы и насаждался в каждом дому. На стене висели не только портреты Ульриха, но и разные картины изображающие сценки с его участием, к примеру, охота, посещение Ульрихом детских приютов, мастерских и тому подобного. Безупречный красавец, мужественный, стойкий и добродетельный, мать его так. На такие картины насмотришься и поймешь, что лучше него во всем свете не сыскать, внушение действовало четко. Эрхарту налили еще вина и он обратил внимание на орка, тот был явно с хорошего перепития и что творилось в его громадной голове сказать было трудно. Кругом знаки Ульриха, даже что-то от Ульриха в нем было. Все понятно, это наверное, тот орк о котором болтала Морион. Выглядел он серьезным и суровым, а не таким, как его расписала вампирша, внушительный мужик.
- Приехал я, значит, на аудиенцию к Правителю. А сам думаю, что, если он меня обворожит или как это называется? Как-то воздействует, что я захочу остаться, прикупить особнячок, а может и приорат здесь нашего Ордена будет! Попасть под влияние Ульриха, то есть я хочу сказать, принять его идеи безоговорочно, такого не может случиться на первой же встрече?
Эрхарт начал прикидываться дурачком, от небольшого ума рассуждающего о непонятном.
- Марионеткой его боишься стать? А чего плохого? Слушай что тебе говорят, исполняй и радуйся жизни! Не исполнил - секир бошка!
Эрхарт глянул на разговорившегося пьяного воина Ордена, но тот взгляда не заметил и продолжал нести ересь.
- А как можно от его влияния уберечься? Он в твоих мозгах покопошится, свои настройки настроит и будешь на карачках за ним ползать и следы целовать! А если убьет, то и будешь рад принять смерть, во имя, так сказать, величайшего! А он и имени твоего не запомнил, так блоха какая-то прыгала за ним!
Крамольные высказывания извергались изо рта воина, а Эрхарт вдруг поддакнул, не подумав, да еще дополнил: "И в братской могиле со всеми такими же зароют". Оглянувшись на орка, Магистр расплылся в улыбке.
- Это мы говорим о том, что хорошо умереть за Правителя, понял? Хочешь умереть за него?
Другой воин жахнул об стойку бокалом и заорал:
- Чтобы Ульрих Черный пошел по Эриону и всех поработил?! Не бывать сему! Орден "Час расплаты" и не с такими разбирался!
Что тут началось... Невесть откуда взялись Стражи, скрутили воина, сказанувшего глупость и поволокли вон. Воин - здоровяк, прошедший много битв, запротестовал, началась драка. Эрхарт пытался дипломатически уладить эту ситуацию, но его пообещали выслать из Артемиса. Эрхарт заявил, что самолично предаст воина казни, худров придурок портил все дело. Остальные воины смотрели на Магистра укоризненно, но не спорили, молчали. Эрхарт и Стражи, ведущие воина, вышли на задний двор и Магистр не дрогнувшей рукой отсек голову болтуну. Чуть все дело не испортил, балбес. Однако, Стражи заявили, что об этом инциденте доложат Ульриху и только он решит будет ли глава Ордена присутствовать на аудиенции. Эрхарт вернулся за стойку и угрюмо воззрился на бокал вина. Такие речи воина могли все его планы ко всем худрам сломать. Вильгельм повернулся к орку и улыбаясь, сказал:
- И в ордене мнения разделились, но лично я такое давлю на корню.
Эрхарт понимал, что если об этом доложат Ульриху, то тот может расценить слова воина, как правду сорвавшуюся с пьяного языка, но скрываемую на трезвую голову. А поступок Эрхарта, как попытку эту правду утаить.
- За Ульриха! Долгие лета! Славься!
Эрхарт чокнулся с бокалом орка, пытаясь понять, как это все воспринял он, да как он мог воспринять, орки же туповатые. Если только Ульрих не видит его глазами и не слышит его ушами в данный момент.

Отредактировано Вильгельм Эрхарт (2016-05-24 00:04:50)

15

Прилетев к окну Эрхарта, Морион увидела лишь темноту, самого магистра в комнате не было и окно было закрыто, поэтому стая мышей, кружась, подлетела к ступеням гостиницы и вампиресса стала собой. Праздничный город все больше зажигался всевозможными огнями, а народ все больше напивался, Стражи то и дело вели сильно буйных под руки. Морион улыбаясь, наблюдала за этим, она рассчитывала словить в этом городе жертву и наесться вдоволь, с этим Эрхартом, который гонял ее по разным поручениям, не было времени на хороший ужин. Вампиресса вошла в гостиницу и направилась в свою комнату, она ей очень понравилась, в Артемисе умели жить с шиком, это был богатый город, не зря Ульрих здесь обосновался. Морион хотела бы увидеть этого незабываемого мужчину воочию, портреты - это одно, живой он был наверняка, гораздо интереснее. Его кабинет произвел на Морион большое впечатление, Ульрих был невероятно умен и увлекался разными вещами, многогранная личность, к тому же он имел силу, какой не было ни у кого, он был подобен Фатуму. Вершить судьбы эрионийцев с такой легкостью, для этого нужно иметь большой талант, в общем, для Морион загадочный Ульрих был приоритетом номер один. Вампиресса подождала, когда слуги нагреют воду для ванны и приняв ее, надела красное платье с большим декольте и разрезами по бокам длинной юбки. Наряд завершило колье из рубинов, Морион очень любила красные камни, и изящные туфли. Теперь нужно было найти Эрхарта, у нее масса интересного для него, может быть ее сделают Первой Дамой Двора, вместо той ядовитой особы, Морион мечтала убить ее и ждала подходящего случая, несчастного случая, конечно.

Эрхарта вампиресса нашла на первом этаже, он распивал и выкрикивал тосты, Морион не хотела вмешиваться в эту чисто мужскую компанию, она села за уютный столик в углу, и обмахиваясь красивым веером, наблюдала. Что-то пошло не правильно, и одного воина ордена захотели увести Стражи, к ним присоединился сам Вильгельм, Морион недоумевала, неужели он убьет своего воина. Она незамеченно проследовала за ними на задний двор и стала свидетельницей усекновения головы, кровь хлынувшая и шеи воина, разбудила в ней жажду, жаль нельзя было попробовать этой крови, слуги потащили труп куда-то сразу, как Эрхарт и Стражи ушли. Вампиресса вернулась в зал, где Вильгельм что-то доказывал орку, которого Морион только что узнала, тот сидел спиной, а сейчас повернулся профилем, этот монстр пытался изъясняться, лучше бы в монстрятнике сидел. Морион фыркнула, не понимая, что Эрхарт может говорить ему, на орке символика Ульриха, но он же сущее животное, ни тотепа не смыслящее, еще одна загадка, зачем Ульриху такое существо... Может быть его разум был крайне прост для управления? Морион умела гипнотизировать и знала, что чем проще разум, тем сильнее поддается гипнозу, мысль, что есть нечто, что придавало ей общего с Ульрихом, заставила ее гордится собой. Морион решила немного подождать, когда Магистр поговорит со здешними, и пойдет к себе, тогда она выложит ему свой главный козырь.

Отредактировано Морион Каинит (2016-05-28 16:19:50)

16

Напиток оказался как-раз таким, какой он заказывал. Глаза открылись, морда посвежела, тяжесть из головы улетучилась, а барная стойка перестала примагничивать подбородок. Встрепенувшись как пес под дождем, орк слегка повернулся и разглядел подошедшего мужчину. Судя по минам "часовых", - так Яра для себя решил называть представителей ордена "Час Расплаты", мужчина был среди них главным, то есть, это был сам Эрхарт? Он  заказал хорошего вина, в то время как его подручные, на этом фоне, еще весьма скромничали. Привлек к своей персоне внимание громким и эффектным тостом, даже успел глянуть на меня, и небось отметил парадные украшения. Точно Эрхарт!  ...Что это? Я сейчас анализировал что-ли? Я отвратительно трезв! Похоже бармен с этим переборщил, даже головная боль возвращается...-Вот что происходило в его голове, когда он с широко раскрытыми удивленными глазами повернулся к мастеру разливать напитки и проговорил как можно чётче:
- Приглусши чщутка.
Усмехнувшись и пожав плечами, бармен решил не заморачиваться в этот раз и просто плеснул громиле элю. Отпив пару больших глотков, орк почувствовал, что помогло. Мысли встали строем, глаза по прежнему не закрывались, только что-то плыло, или даже нет! Воздух казался плотнее чем есть, будто-бы живешь в большом стакане киселя. То был эффект небольшой интоксикации алкоголя, который не успел выветрится, как в брюхо уже начал поступать новый, чудо напиток с яйцом, плюс отсутствие нормального сна за последние сутки. Но ничего, на ногах стоять,да еще не то еще можно!
Глава ордена, кажется тоже признал в чудовищном создании кого-то, о ком явно был предупрежден, или наслышан, и решил завязать разговор. Правда, с какого-то странного вопроса. Все подданные Артемиса были самостоятельными личностями, хоть и служащие одной общей цели, так что на подобные вопросы, у каждого имелся свой ответ. Грязнокровка тоже не был исключением.
- Этхо насзываетхся получшить покхровительстхво. Ты глупецсъ, если думаесшь чшто такхую честь получщишь сразу. Ейё нусжно заслузжит'хъ! - Ответил он, облокачиваясь на покрытой серебристой эмалью подлокотник своего места. Такая вальяжная поза была очень удобна, и позволяла наблюдать, как разворачивают подхваченную тему люди Вильгельма с большим комфортом.
- Я умръу срасзу перед тхем, кхакъ падйёт он. - Коротко ответил он на очередной глупый вопрос, будто бы обращенный к дурачку. Через секунду поднялся такой гам, из-за одной неосторожно пущенной фразы. Кто-то тряс кулаками и возмущался, кто-то кричал "Фууу!". Таверны и гостиницы по понятным причинам в эту неделю были переполнены, и всем ясно, кто являлся постояльцами и посетителями - фанаты Ульриха конечно. Орк и сам скорчил озлобленно- уставшую гримасу, когда его ушей коснулись эти резкие слова. Когда стражи поволокли виновника на плаху, Яра наклонился к бармену и велел ему подливать в напитки "Часовщиков" что-нибудь, что еще больше развязало бы им язык и притупило бы рассудок. Устало, опираясь одной рукой о стену, а второй держа кружку эля, твердокожий вышел на задний двор, пригибаясь под дверными проемами. Узнавшие его стражи тут же поспешили отсалютовать, но орк зажмурился и жестом раскрытой ладони показал, что им можно расслабиться и не прибегать ко всему этому... Насладившись представлением, хорошо подходящим для завершения такого дня, отхлебнул пенного напитка и пнув голову языкастого "чисовщика", подкатившуюся прямо к его ногам, пошел обратно в зал.
- И в ордене мнения разделились, но лично я такое давлю на корню. - поспешил объясниться высокопоставленный гость. На что Яра пожал плечами и повел глазами из стороны в сторону и изрек лишь короткое:
- Бывает.
И новый тост! Орк улыбнулся и приподнял чашу. За все этой кутерьмой с казнью и выпивкой, Шаман не заметил появившуюся вампиршу, хотя, её присутствие здесь его бы не удивило...

17

Эрхарт чувствовал себя, как лилипут рядом с громадиной орком, сверху на этот беспредел взирал Ульрих, невозмутимый и холодный, отчужденный мать его. Магистр косился на него с завистью, которую, как ему чудилось, он плохо скрывал. Воины Ордена, угнетенные казнью брата, сидели присмиревшие и Вильгельм надеялся такое поведение у них и будет до конца их пребывания в Артемисе. Не тут то было, как только орк завел волынку о том, что покровительство еще нужно заслужить, опять начались пьяные рассуждения. Эрхарту стало казаться, что с каждым глотком, поднесенного им эля, воины ведут себя более разнузданее и мелят все, что на язык попало. А попало им, что...
- Милости Ульриха, говоришь, надо заслужить? А, интересно, что же ты сделал такого, что Правитель тебя избрал правой рукой? Ты же всего лишь орк из резервации, который пас гусей и слыхом не слыхивал, что надо жрачку жарить на огне перед едой.
Фраза "правой рукой" разнеслась над стойкой эхом и стала какой-то очень двусмысленной. Эрхарт подавился вином и закашлялся, он глянул на орка, пытаясь распознать, что в его страшенной бошке делается и не выглядывает ли из этих орочьих глаз сам Ульрих. Может, он видит все, что видит орк? Эрхарта передернуло и ледяные мурашки побежали по спине, вслед за холодным потом. Ему причудилось, что глаза орка такие же темные, как и у Правителя и настолько же глубокие. Эрхарт загорланил новый тост, все подхватили, он очень старался переорать своих вояк, которые начали новую телегу о том, как получить теплое местечко под крылышком Ульриха. Нашли, бляди, с чем сравнивать. Подвернулась и новая тема: орк своими словами утвердил насколько предан Правителю. Эрхарт подхватил его фразу и продолжил:
- Послушайте же, братья Ордена, как нужно быть преданным до самого конца своему Покровителю!
На что его воины, опрокинув еще по кубку, ответили:
- Он, этот орк хочет сказать, что Ульрих будет править так долго, что сам орк состариться и помрет от старости? Да, неужто, за это время никто его не свергнет к ебене фене? А в обще надо об этом именно сейчас думать, потому что потом еще через годик, Ульрих станет сильнее и тогда его никакой дымовухой из Артемиса не выкуришь. Сейчас надо за горло брать этого гордого красавчика.
Эрхарт вскочил и закричал, чтобы музыканты играли музыку и самые новые, популярные мелодии, ибо в такой великий праздник негоже сидеть с тухлыми рожами за столами, а надо танцевать и веселиться до упаду! Его глаза заметались по залу в поисках партнерш для танцев для его проклятущих остолопов подчиненных. Их срочно надо было пристроить, пока они не наговорили самых опасных вещей. Рубить головы орденовцам, да так никакого народа не хватит. Он заметил девушку в красном, узнал в ней Морион и понял, что спасен, будет с кем танцевать. Девички для его воинов нашлись быстро, красотки поволокли мужчин в середину зала и под грохнувшую музыку, закружили в танце. Эрхарт подхватил Морион и стал кружить ее в вальсе, приговаривая, что похоже, все пропало к хурдам, его воины несут неположенное и компрометируют Магистра и Орден. А орк сидит и подслушивает, и как бы им всем не огрести по полной программе, надо закрыть на ночь комнаты на засовы и быть готовыми к нападению.

Отредактировано Вильгельм Эрхарт (2016-06-02 23:20:42)

18

Морион сидела за своим столиком и напряженно наблюдала за происходившим у стойки, где сидели Эрхарт, его воины и амбал-орк, с каждой минутой обстановка накалялась все сильнее и вампиресса гадала, почему орденцы так распустились. Или язык их развязало добротное вино, или Эрхарт принимал на работу всякую деревенщину, которая не могла держать себя в руках, или в вино все же, добавили что-то развязывающее языки. Орк, который переговаривался с барменом, мог заставить его сделать это, вполне возможно, его разумом управлял Правитель Артемиса, как еще мог Ульрих склонить на свою строну стольких людей, это невероятно сильный гипноз. Морион не спорила о том, что Ульрих был нечеловечески харизматичен и обворожителен сам по себе, но магия во всех его делах играла главную роль, другой вопрос: где он брал столько магической энергии для того, чтобы провернуть все это. Глядя, как Вильгельм нервничает, как напрягается его спина, Морион хотела прийти к нему на помощь, но магистр резко потребовал музыку и самую лучшую, на что музыканты ответили, заиграв прекрасную мелодию, которая подходила для танцев в паре. Увидев, как Эрхарт идет к ней, Морион заулыбалась, мужчина выглядел нервным и тень страха промелькнула в его глазах. Когда они закружились в танце, он поведал не утешительные новости, воины наговорили лишнего, что может быть расценено, как угроза правлению Ульриха, в Артемисе нельзя было и слово сказать против тирана.

Везде подслушивали, подглядывали и доносили куда следует, Морион была интересна вся эта система, а еще интересней сам Ульрих и танцуя с Эрхартом, она поглядывала на портреты загадочного правителя, в его глазах читалась безграничная власть. Морион встречалась с разными власть имущими, у тех в глубине души таились разные страхи и опасения, у Ульриха ничего этого не было, феноменальная личность, достойная того, чтоб Морион познакомилась с ним поближе.
- Эрхарт, лучше вели своим людям разойтись по комнатам после танцев, пить можно и у кого-то в комнате! Не удивлюсь, если в каждой комнате стоит какое-то подслушивающее устройство, а мне нужно рассказать тебе кое-что интересное... Я была там, куда ты меня отправил и видела многое! Теперь мне известные его планы, из всего, что я узнала, можно сделать много выводов.
Все эти слова Морион нашептывала на ухо магистру, глядя, как орденцы танцуют с дамами, вроде бы они были из аристократов, но вели себя, как деревенщина в таверне, когда один из них получил пощечину за то, что пытался потрогать девушку ниже спины, Морион сказала Эрхарту, что это шанс заканчивать попойку и расходиться по комнатам.

Отредактировано Морион Каинит (2016-06-05 01:19:08)

19

Яр'Хэльм еще с минуту посидел за барной стойкой, когда члены ордена Час Расплаты пустились в пляс. Звуки музыки действовали и на орка, он стал ритмично покачивать ногой и отбивать ритм пальцами по коленке. Поспешно допив заказанный эль, он выложил на стойку пару монет и поднялся с места. Обведя взглядом зал, он убедился что все заняты общением со своими дамами, и наклонился к бармэну.
- Усстхановите наблюдение сза Эркартом и егхо людьми. Если чшто - отправфьте гхонца в замок. - С этими словами он поправил ремешки доспеха и прошел по залу среди танцующих пар. По его мнению, он увидел и услышал ровно столько, сколько было необходимо, и дальше, по его мнению, ничего интересного уже произойти не должно было. Проходя мимо Эрхарта и леди в красном, он хлопнул огромной ладонью её пониже спины и попытался добродушно оскалится, когда недобрый, по всей видимости, взгляд устремился в его сторону. Он выбрался на улицу и направился прямиком к замку Повелителя. Улица уже становилась менее заполненной горожанами и гостями, съехавшимися на праздник. Сгущались сумерки и дело близилось к ночи, все уже насладились выпивкой и яствами и уже брели куда-то поближе к своим койкам, постелям и перинам. Гетеры обнимали толстеньких купцов, сидевших на открытых террасах питейных заведений, тянувшихся один за другим по всей улице. Стражи, встречавшиеся на перекрестках вставали по стойке смирно и отдавали честь. Пара бойцов с Арены, порядком припитые и забывшие о том, кто вечно угощает им тумаками во время боев даже пытались поздороваться с Ярой за руку и пригласить его пойти продолжать гулянку с ними. Оттолкнув пьяных гладиаторов в сторону, Яра ускорил шаг и поспешил в замок. Слишком много глаз было приковано к нему на улице, практически все узнавали его, и в такую пору, когда город был переполнен народом это начинало раздражать орка.

Отредактировано Яр'Хэльм (2016-06-10 20:12:45)

20

[NIC]Ульрих Черный[/NIC][STA]Правитель Артемиса[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/t/uYKjt.jpg[/AVA]Мастер Мечей был мертв, он лежал пронзенный клинком Ульриха в сердце, а правитель стоял над его трупом и смотрел куда-то вдаль, из окна открывался превосходный вид на океан. Немногим ранее тиран вздумал провести тренировочный бой с мастером, Ульриху нравились ночные сражения и хоть, это был не настоящий бой, удовольствие он получал не малое. Мастер и правитель надели защитные амулеты - забавные, невесомые сплетения серебряных нитей, которые были, безусловно, лучше громоздких доспехов, но действовали также. Ульрих жаждал яростной схватки, лязга клинков, чтобы его кровь шумела и кипела, ничего этого он не мог добиться - Мастер Мечей боялся сражаться с тираном. Он нападал в пол силы, нелепо уклонялся и всячески раздражал Ульриха. Мастер не мог отпустить себя, даже зная, что его удары не причинят правителю никакого вреда, он пасовал и отступал. В итоге, разъяренный Ульрих заставил его сорвать амулет и насадил на свой клинок. Это произошло так быстро, что тиран опомнился лишь, когда глаза Мастера погасли, мысленные посылы и приказы Ульриха действовали мгновенно. Теперь же, любуясь океаном, тиран раздумывал над тем, что эмоции управляли им, какой-то миг, но власть уже была не у него. Он не испытывал сожаления по поводу смерти Мастера, он лишь досадовал на себя, разум в плену чувств - этого нельзя было допускать. Ульрих вздохнул и вытер рукавом простой рубахи сбежавшую по шее каплю пота, только сейчас он заметил, что короткая ночь обняла его город и не мешало бы поспать до рассвета. Ему не требовалось много сна с тех пор, как он стал тем, кем являлся, однако спать Ульрих любил в полной темноте, а восход всегда озарял дворец слишком скоро. Или, может, быть Ульрих не мог уснуть слишком долго. Открылась дверь за его спиной и в зал ввалился орк, тиран не видел его, но чувствовал, эту гору мышц, клыков и мощи попробуй не почувствуй. Ульрих обернулся и заулыбался, стоя в луже крови, в рубашке липнущей к телу, с мокрыми волосами, струящимися по плечам, он не выглядел тираном, максимум томно-ленивым аристократом, который убил на дуэли какого-то дурака, кинувшего ему в лицо перчатку. Ульрих подумал, а не сразиться ли с Ярой? Тот нависал над ним, как скала и, если не обращать внимание на выражение глаз - преданных и любящих, то, он был отличным противником. К тому же, Ульрих был убежден, что сила не объеме мышц, она в духе. Будучи исследователем, он не раз наблюдал, как в доме душевнобольных хилые и безжизненные сумасшедшие раскидывали огромных надзирателей, будто они были мешками с пухом. Безумие придавало им немыслимой силы, энергия безумия была известна и тирану, к тому же, в изворотливости он, все же превосходил орка, и не потому что тот был неповоротлив, просто соображал туговато. Однако, запал уже ушел и мужчине хотелось зевать, расслабиться и выпить вина, гнев и ярость разрядились в грудь Мастера Мечей. Правитель вышел из зала, маня за собой Яру, освещенные факелами коридоры привели их в кабинет Ульриха. По дороге он спросил орка, что тот может ему поведать, проникать в его мысли совсем не хотелось, тот хаос, что творился в голове у Яры, только прогнал бы весь сон. В кабинете, Ульрих замер на пороге, было темно, однако он ощутил чье-то недавнее присутствие здесь. Почему слуги не зажгли свечи и что это хрустит под подошвами? Ульрих подошел к столу и провел ладонью по камню, который был вделан в статуэтку мантикоры на столе. Помещение озарил яркий, белый свет, который немного угас, под контролем правителя. Мужчина осмотрелся, первое, что он заметил - это крошечные кусочки камня на ковре, потом вырванную решетку вентиляционного отверстия. На столе все казалось не тронутым, документы, разные писчие принадлежности, статуэтки прочее, все было так, как он оставил, уходя. Однако, в кабинете пахло женщиной, тиран провел ладонью по столу, едва касаясь, кончиками пальцев по листам пожелтевших рукописей и вот, в его руке длинный, темный волос. У него волосы были все же покороче и по структуре было видно, что он не принадлежал ему. Слуги ходили в чепцах, так чей это волос? Ульрих начинал ощущать приливающий гнев, он осмотрел вентиляционную трубу и заметил следы пребывания в ней каких-то мелких существ. Налив себе вина и не предлагая выпивку Яре, который сегодня итак уже хорошо накачался, Ульрих заметил:
- У меня была прелестная гостья, которую я не приглашал. И почему-то мне кажется, что эта гостья как-то связана с Магистром Эрхартом. Она совала везде свой нос в мои документы и карты. Яра, это предосудительно, тебе так не думается? Что, если мы посадим на короткий поводок этих двоих? Поводок привяжем в форте Эрхарт и чтобы они оттуда ни ногой, ни крылом, ни клыком сюда не лезли...
Тиран присел на край стола, разглядывая стоящего перед ним орка. Что и говорить, его приближенные были великолепны, как и он сам и заслуживали всяких поощрений, например, земель, недвижимости и людей. Ульрих давно хотел подарить Яре что-нибудь в Артемисе, большой кусок земли, где бы тот построил грандиозный орочий дом или несколько, увешанных черепами, амулетами и другими шаманскими штуками. Ульрих даже нашел такое место, но сейчас его мысли снова вернулись к шпионам в его собственном доме.
- Прижми Вильгельму хвост, только не до смерти. Он интересный, но нужно показать, что здесь его никчемная власть магистра ордена не распространяется.
Ульрих похлопал орка по груди и направился устроить выговор слугам за беспорядок в его кабинете, а так же следовало разобраться с вентиляцией через которую к нему мог проникнуть кто угодно. Эти старые дворцы, сколько их не реставрируй и не ремонтируй, все равно не были безопасными.

21

В этот вечер Магистр понял, что он слишком добр к своим подчиненным, это настраивало их на беспредельщину и своеволие. Они приехали в Артемис, чтобы заключить с Ульрихом, будь он не ладен, дружественные связи, договор и выпить, в конце концов. Выпивка всегда сближает мужчин, за выпивкой все расслабляются и делятся секретами. Понятно, что деспот не поделился бы с ним ничем секретным, но вполне возможно, намекнул бы на свои имеющиеся планы. Эрхарт был человеком проницательным, ему нужны были лишь зацепки, тонкие нити, а уж он смог бы по ним добраться к своим целям. А цели Эрхарта были грандиозными, он и сам не вполне понимал, как осуществить задуманное, но кирпич за кирпичом строил свое здание. Его власть для него была неким зданием, так он себе это все представлял, оно было немного странным, как потрясающие здания Эванханда, его памятники архитектуры, но при этом поражало своей масштабностью. Эрхарт танцевал с Морион, но был не здесь, а в своем будущем, в мечтах он уже властвовал над Снежными Землями, имел огромное войско, и многие из Военного Альянса перешли на его сторону. Вампиресса отвлекла его от сладких грез, сказав, что ей многое известно о планах Ульриха. Вильгельм покосился на проходящего мимо орка, этот зверь в печенках у него засел, Магистр с одной стороны понимал, что орк не может представлять большой угрозы, но с другой приходилось признать, что это существо по какой-то неведомой причине околачивается слишком близко к диктатору. Какого худра Ульрих держит его возле себя, Морион утверждала, что орк туп и им легко управлять, он идет на поводу у диктатора, потому что тот сделал его своей игрушкой. Эрхарт был согласен, правитель Артемиса всех подмял под себя, здесь были и другое представители рас и все они служили ему безоговорочно. Орк вышел из помещения и Эрхарт вздохнул с некоторым облегчением, будто за ним следили, а сейчас слежка окончена. Созвав своих людей, Магистр направился на верх, он велел всем разойтись по комнатам и быть начеку, будь его воля он бы всех их поубивал, так они разболтались. Конечно, он понимал, что их развязность была связана с напитками, которые они употребляли, надо было всех заставить сидеть по комнатам.  Теперь оставалось только ждать реакцию на их красноречивые, пьяные речи и придумывать отмазки, если Ульрих заговорит о чем-то таком. Эрхарт в обще не представлял, как будет общаться с диктатором, если тот читал мысли, то придется поднапрячься, чтобы мысли не выдали его, придется думать только о снежных пустошах, которые он так любил. Эрхарт много дней тренировался и медитировал, чтобы его помыслы были чисты, но ходили слухи, что Ульрих проникает и в самую глубь сознания, где контроль над образами неподвластен. Эрхарт и Морион вошли в комнату Магистра, для начала он обшарил все закоулки, ища какие-нибудь подозрительные предметы. Средством для подслушивания могла служить и лампа, маги были на все способны. Нахмурившись, Эрхарт решил, что так дело не пойдет, он взял Морион за локоть и пошел с ней из гостиницы, говоря достаточно громко, что хорошо бы прогуляться перед сном. Сад вокруг гостиницы был обширен и буйно цвел, затеряться в раскидистой зелени и рощицах было легко. Магистр увел вампирессу в одну такую бамбуковую рощу и стал ждать ее рассказа, поглядывая на тонкие стебли бамбука, средь которых подслушивающим трудно было бы спрятаться.

22

Эрхарт, наконец, понял, что нужно делать со своими неуемными бойцами, чему Морион была несказанно рада, они могли еще чего наговорить, а это бы уже был конкретный перебор, Стражи потащили бы всех орденцев в суд, а оттуда и до Острова Гибели рукой подать. Морион такой расклад не сильно устрашал, вампирессе везде хорошо, где есть теплая кровь, лишь бы тот остров был обитаем, но Вильгельм такого происшествия точно бы легко не перенес, если бы даже Морион охраняла его в тех местах, судьба его была бы не завидной. Отогнав эти мрачные мысли, вампиресса, хотела еще что-то сказать, но орк шлепнул ее по попе и она вскрикнув, бросилась выцарапывать ему глаза, но Эрхарт ее остановил, конечно, это же был приближенный Ульриха, ему нельзя было морду царапать, тиран может это расценить, как порчу своего имущества. Магистр созвал своих ребят и всем пришлось уходить из зала на верх, по своим комнатам, чему Морион была только рада, наконец, можно было свободно поговорить о наиважнейших делах.

Эрхарту не захотелось оставаться в комнате, его подозрения были обоснованы, что Морион отлично понимала, подслушивать и подглядывать слуги Ульриха могли очень просто, может и он сам всем этим занимался через них, его способности были неведомы. Сад был приятным местом, здесь хотелось погулять, а не заниматься политическими делами, Морион тщательно сложив в своей памяти увиденное в кабинете Ульриха, теперь доставала это и разглаживала, как измятые листки.
- Я увидела не так много, как хотелось бы, Эрхарт, у Ульриха так много карт и планов, кажется, он опутал своими сетями весь Эрион и наложил свою руку на многие поселения. В разных городах есть его люди и много, в учреждениях разного рода, в суде, в рядах Стражей, многие корабли тоже принадлежат ему. Он похож на паука, который оплел все широкой паутиной, и дергает за ниточки как ему вздумается, без сомнений он отлично разбирается в характерах и нуждах каждого. Если дать кому-то чего он страстно желает, то его легко сделать своей марионеткой, а денег и связей у диктатора очень много. Во всех населенных пунктах этого острова и в некоторых на других, есть люди, обладающие ментальной магией, они открыли и продолжают открывать множество учебных заведений, где новому поколению не заметно внушают следовать за Ульрихом. Не понимаю, Эрхарт, как они это делают, внушение, которое подавленно в глубинах сознания до определенного времени? Все выглядит так, возможно, когда он даст знак, все, кто прошли обучение, а лучше сказать, промывку мозгов у тех менталистов, встанут на его сторону и создадут ополчение, армию? Все эти дети когда-то вырастут...

Отредактировано Морион Каинит (2016-06-17 20:50:53)


Вы здесь » Эрион » Флэшбеки » Покровитель великих


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC