Эрион

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эрион » Лунареан » Крепость Корф


Крепость Корф

Сообщений 31 страница 60 из 73

1

http://s2.uploads.ru/t/nQqzA.jpg

Крепость находиться высоко в горах, она неприступна и величественна. Возведена она еще до Катастрофы, и выстояла в страшные времена. Здесь нашли пристанище разные люди, по каким-то причинам вынужденные покинуть свой остров и дом. В крепости расположена небольшая гостиница "Незабываемый приют", несколько жилых домов, склады, таверна "Волчья пасть", несколько маленьких лавок, также здесь располагается военный гарнизон.

+

http://sg.uploads.ru/t/Ej83a.jpg
http://s6.uploads.ru/t/CXdTe.jpg
http://s2.uploads.ru/t/eY1wA.jpg

31

[NIC]Ортан[/NIC][STA]Адвокат[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/t/YC6OI.jpg[/AVA]Ортан не мог поверить в свое счастье - в этой заснеженной крепости, где красок почти не было, к нему плыла, как долгожданный парусник, прелестная девушка. Она была яркой и до того милой и очаровательной, что адвокат забыл о всех печалях. В толкотне таверны, милое, воздушное создание споткнулось и Ортан хоть и был хорошо на веселе, успел ее подхватить и уберечь от падения. По крайней мере, так ему этот случай виделся.
- Ну, что ты, моя госпожа! Это виноваты те невоспитанные мужланы, из-за которых ты споткнулась.
Ортан погрозил неизвестно кому кулаком и усадил прелестницу за свой стол. Собеседника, дремавшего над стаканом, он тут же прогнал. Услышав, что девушка собирается купить вина ему и себе, адвокат возмущенно и в то же время ласково, запротестовал:
- Позвольте, но ты своим присутствием в этой простой таверне озарила мой мир всеми красками жизни! Я угощаю! Надо отметить, выбор блюд и напитков здесь не богат... Вот побывали бы мы с тобой в ресторанах Элегии или Новелина, но все, что захочешь моя госпожа, то нам и принесут!
Ортан схватил пробегавшего мимо слугу и поспешно зашептал ему, чтоб нес сюда все приличное, что есть на кухне. И чтоб не вздумал притащить чечевичной похлебки и черного хлеба, а то адвокат Ортан засудит хозяйку таверны и всю прислугу вместе взятую. Вернувшись к девушке, адвокат елейно заулыбался и проговорил приятным голосом:
- Прошу прощения, как зовут тебя, о, нимфа полей и лесов? Я Ортан, адвокат. К твоим услугам. Сегодня самый восхитительный вечер из всех, что я провел в этой крепости, а надо отметить сижу я тут уже боги знают сколько. Даже не представляю, что тебя привело в Корф? Мы должны обязательно побывать в моем поместье в Демисе! Мои сады и озеро с разноцветными карпами приведут тебя в восторг! А певицы и актеры, которых я приглашаю на праздники, усладят твой слух и глаза песнями и превосходными театральными представлениями!
Ортан разошелся и не мог остановиться, он сбежал бы из крепости под любым предлогом и вот, перед ним замаячила идея. Это была Идея с большой буквы и он понял, что рыжая красотка не зря возникла на его пути. Ее послали сами боги-покровители адвокатов. Ортан расплылся в широкой, обворожительной, как ему виделось, улыбке и начал воплощать свою идею в жизнь. Сначала, надо было дать девушке выговориться, а потом провести хитрые маневры.

32

Византия зарделась от витиеватых слов мужчины, как девушке, ей очень были приятны комплименты, и она томно опустила глаза, продолжая улыбаться. Девушка видела, что Ортан еще не пьян, и внутренне вздохнула: «Чтож, придется пить! И много пить!». Византия приспустила шубу и удобнее устроилась на стуле.

- Ну, что вы. Какая из меня госпожа. Я просто прислуживаю одной… - она сделала многозначительную паузу и посмотрела по сторонам, не слушает ли кто-либо еще. – знатной особе. Меня зовут Византия и я очень рада с вами познакомиться.

Византия еще рассказывала о своем впечатлении про Корф и, заметив, что Ортан кивает в тех моментах, когда она нелестно отзывалась о погоде, стала больше жаловаться на ветер, сырость, нелепый снег, который то спускается, то тает под ногами, на испорченные сапоги и ужасное самочувствие в этом холоде. Через некоторое время принесли вино и девушка взяла одну из кружек в руки, продолжая:

- … И я бы с удовольствием побывала в ресторанах Элегии и Новелина вместе с вами. У вас есть поместье? Я очень люблю смотреть разные представления и постановки, особенно о любви. И на карпов охота посмотреть. – девушка улыбнулась еще шире и немного придвинулась к собеседнику. - Тост! За наше с вами знакомство: пусть это будут светлые мгновения в этом мрачном промозглом городке.

Византия сделала несколько больших глотков из кружки, отмечая, что вино довольно-таки сносное по сравнению с другими тавернами,  в которых ей довелось побывать. Поставив кружку на стол, девушка сразу же почувствовала, как теплая волна стала подниматься где-то из глубин души. Ее природная магия исцеления стала на страже организма и теперь пыталась помешать алкогольному отравлению. Византия вздохнула, понимая, что теперь она будет пить и чувствовать, какой вред она причиняет себе, но пить придется. Но все же счастливо улыбаясь, девушка продолжила беседу:

– Господин Ортан, будь моя воля, я бы давно уехала из этой дыры, но пока не могу. Как назло, господин Эмель – поверенный моей госпожи, человек уже в очень преклонных летах, не пережил этого путешествия и скончался прямо в дороге. Я, конечно, очень сожалею о нем и о тех неприятностях, что доставила его смерть госпоже, но все же хочу убраться поскорее. Но… - она стрельнула глазками в сторону Ортана. - … теперь не против и задержаться.

Она снова пригубила вино из кружки, не отрывая взгляда от глаз Ортана.

33

[NIC]Ортан[/NIC][STA]Адвокат[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/t/YC6OI.jpg[/AVA]Адвокат осоловевшим взглядом наблюдал за красоткой и отмечал, что она нравится ему все больше и больше. Девушки ему встречались разные, но притяжения, так сказать, не было. Особой ауры, которая поманила бы Ортана, да так, чтобы он сказал: "Да, вот она, именно эта девушка!". Услышав имя прелестницы, адвокат всплеснул руками и воскликнул:
- Византия! Какое прекрасное имя! Так могут звать только богиню!
Он понял, что заливаться вином надо меньше, а то спустя час он будет нести такой вздор, что красотка сбежит, залепив ему пощечин. Надо было выставить себя в лучшем свете, приукрасить себя и свое положение в обществе. Девушки любят надежных, состоятельных, положительных героев. Изображением такого героя он и собрался заняться. Они выпили за знакомство, потом адвокат подлил еще и заявил:
- Тост! За самую прекрасную девушку во всем Лунареане! Которая осветила мое унылое житие светом... эээ... светом счастья и радости!
Снова выпили, Ортан заметил, что красотка прикладывается к винцу хорошо и надо завести разговор на нужную ему тему, пока хмель не ударил ей в голову.
- Поверенный, говоришь? Да, прекрасная Византия, найти хорошего поверенного в наши дни тяжело... Но! Тебе не сказано повезло, перед тобой человек, который работает поверенным уже... уже... очень много лет. И надо отметить, жалоб еще не поступало! Я работал с разными людьми и все были довольны. Посему, если что, я всегда к твоим услугам.
Адвокат уловил тот взгляд-молнию, которым сверкнула в него Византия и выпятил широкую грудь. На столе стояли разные яства, которыми могла похвалиться таверна, но адвокату сейчас было не до еды. Его план уже сформировался в пьяной голове и теперь нужно было складно его поднести девушке. Адвокат начал из далека:
- Я могу помочь твоей госпоже в пол цены, Византия. Помогать людям - это мой долг, как честного эрионийца. К тому же, это доставляет мне моральное удовольствие. Мой работодатель... Он человек... Как бы выразиться... Строгого нрава и держит своих подчиненных в ежовых рукавицах, так сказать. А я хотел бы съездить домой, потому что такая погода действует плохо не только на мое настроение, но и на организм. Мне целители приписывают солнечные ванны и океанскую соль. Я такой одинокий... Мне нужна женская рука, которая хоть иногда пожалела бы меня работящего. А вот мой работодатель, господин Мертольц, не отпускает меня и на день из этого прокля... снежного Корфа. Ты понимаешь? И на него не действуют никакие уговоры. А мне нужен отпуск. Ты девушка добрая, ты понимаешь. Что, если мы с тобой поедим ко мне домой, любоваться на карпов? Я бы наконец-то отдохнул. На денек. Но, для этого Византия, нужна веская причина. И ты могла бы мне помочь, да! Вот, если бы ты пришла со мной к Мертольцу, он живет недалеко отсюда, и я бы представил тебя как мою невесту. Нет, конечно, ничего такого! Мы просто сказали бы ему, что ты моя невеста и я везу тебя представить моему старому отцу, который скоро отойдет в мир иной. Это нужно сделать как можно скорее, а то отец не успеет порадоваться моему счастью, ну то есть, тому, что у меня есть невеста. Мы скажем Мертольцу, что это на денек-два, а ехать тебе не обязательно. Если я тебе не по душе. Но тогда Мертольц отпустит меня точно. Как ты думаешь?
Ортан сделал такое выражение лица, какое бывает у бассет хаунда на морде. Он чуял, что девушка согласится, может через две рюмашки, но согласится.

34

«Невеста?! Это уже что-то новенькое. И почему он зовет меня к Мертольцу? Неужели заподозрил чего? Нужно соглашаться, а идти или нет – дело десятое» - тревожные мысли бились в голове, но Византия обещала помочь бедной девочке разобраться в ее семье. Поэтому она продолжила играть роль подвыпившей дамы.

Византия улыбнулась и скромно опустила глаза, когда Ортан произносил тост. Этот человек, наверное, являлся хорошим адвокатом, раз умел говорить то, что людям приятно слышать. Чарующая речь усыпляет чувство бдительности и дарит ощущение полного расположения и можно совсем разоткровенничаться такому собеседнику. Девушка подумала, что неплохо было бы владеть таким умением.

- Я очень польщена столь лестным отзывом обо мне. Но невеста… Это не слишком ли? Девушки обычно с такими вещами не шутят, Ортан. – от самого слова «невеста» Византию бросало в нервную дрожь, так что ей пришлось напомнить себе о том, кто ее собеседник на самом деле и зачем одна здесь. Девушка громко икнула и засмеялась. – Ой, простите, это все вино… Конечно же я хотела бы вам помочь. И госпоже могу намекнуть о вас, как об опытном адвокате и интересном человеке. Уверена, что она заинтересуется, и тогда этому Мертольцу придется написать рекомендательное письмо.

Византия отпила немного вина из кружки, снова ее тело обдало теплой волной, но она попыталась не обращать на это внимания, наблюдая за реакцией Ортана на предложение о работе. Мужчина уже был изрядно выпившим, но держался еще очень даже хорошо. Тогда Византия решила приступить непосредственно к цели своего визита в эту таверну. Она несколько раз задумчиво повторила имя банкира, при этом негромко постукивая пальцами о деревянную столешницу, потом схватила с тарелки кусочек сыра и закинула себе в рот.

- Что-то я слышала уже сегодня о нем… - девушка окончательно прожевала сыр и прищурилась, глядя в глаза Ортану. - Это он же подвергся атаке аферистки? Мне его искренне жаль. А если он и вправду такое чудовище, как о нем рассказывает эта особа, то Многоликая уже приготовила ему бесконечные страдания. Но главное, чтобы это не вылилось в грандиозный скандал, и вы в нем не были замешаны. Моя госпожа очень не любит скандалов.

Византия несколько мгновений рассматривала привлекательное лицо Ортана, пытаясь понять для себя, как она бы относилась к нему не будь их встреча спланирована, молча кивнула и сделала глоток вина. Затем девушка глупо захихикала, прикрыв рот ладонью, и положила вторую руку на тыльную сторону ладони мужчины. А после прошептала: «Невеста… это так заманчиво».

35

[NIC]Ортан[/NIC][STA]Адвокат[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/t/YC6OI.jpg[/AVA]Судя по выражению лица прелестницы и ее поведению, адвокат шел верным путем. Этот путь должен был вывести его из лютого Корфа, пропал бы он ко всем худрам. Да, конечно, красотка еще жеманно упиралась и в некотором роде возмущалась, но по всему было ясно - она попалась на крючок. Рыжеволосая имела в роду эльфов, это было несомненно, и откровенно говоря, еще не известно, кто попался на чей крючок. Ортан, разум которого заволокло туманом винных паров, был на седьмом небе от этого знакомства и компании. Он придерживал себя, чтобы не сделать лишних движений, которые не понравились бы Византии. То есть не позволял себе тянуть к ней свои жадные пальцы, как это бывало с ним, когда он видел деньги и хорошеньких девушек.
- Прошу не гневайся, моя госпожа! Я никоим образом не хотел тебя обидеть своим неуместным предложением! Просто, я откровенно говоря, в отчаянии. Не знаю, что и придумать, чтобы уговорить Мертольца отпустить меня из этой дыр... эээ... крепости! Он, понимаешь ли, милая Византия, хладнокровен, как паук, но что касается женитьбы и семьи, то тут он очень щепетилен и чувствителен. Есть надежда, что такой наш рассказ, он поймет и разрешит мне принять солнечные ванны. Византия! Как бы я хотел принять их с тобой, может быть твоя госпожа этого не допустит? Так я ее уговорю, я же порядочный человек, она сразу это поймет! К тому же, я обещаю заняться ее делами в пол цены, а это, милая моя, серьезное дело и дорогостоящее в другом месте. К тому же...
Тут Ортан придвинулся к девушке и слегка приобнял ее за плечико. Пальцы его чуть притронулись в завиткам рыжих волос и он зашептал:
- К тому же, Византия, если ты приведешь хорошего адвоката своей госпоже, то она вознаградит тебя и будешь у нее на хорошем счету, понимаешь?
Он куснул сыра, заглядывая девушке в глаза своими темными, хитрыми глазами, на дне которых плясали демоны. Подлив еще вина красотке и себе, он ответил на ее упоминание о странном случае с женой Мертольца:
- Это очень запутанная история, красавица моя! Сестра Алании пропала, а потом появилась какая-то женщина и утверждает, что она и есть пропавшая. Они все что-то скрывают, но я в подробности не вдавался. Меня это не коснется, я занимаюсь банковскими делами и куплей-продажей недвижимости Мертольца. Их семейные дела меня не касаются...
Тут девушка положила ручку на его ладонь и Ортан улыбнулся умильно и сладко, как кот, которого чешут за ушком. Путь к победе вытянулся перед ним широкой лентой, уходящей за горизонт.
- Милая Византия, я так долго скитаюсь по землям Эриона и нет рядом той единственной, которая скрасит мое бытие... Я человек состоятельный, ну, имею не лучший характер, но для такой женщины я бы изменился! Представь, мы бы кормили карпов, они самых разным цветов, это редкость! Устраивали бы пикники в саду, мои друзья - это самые известные люди, с ними так весело! Тебе бы понравилось, я уверен, есть даже ювелир! Это премилая особа делает превосходные украшения из драгоценных камней, тонкая работа! На твоей прелестной шейке очень бы смотрелось ожерелье изумрудное, как думаешь? Но этот Мертольц... Наверно Ульрих не такой тиран, как Мертольц.
Адвокат напустил грустный вид, коим показывал, насколько он устал от тирании работодателя и его, Ортана, нужно жалеть и стремиться ему помочь.     
- А все таки, подумай Византия, ну что тебе стоит, прийти со мной к Мертольцу на кофе? Дружественная встреча! Зато ты спасешь человека от деспотичного начальника!

36

- Ах, господин Ортан! Я польщена вашим вниманием и предложением. И вас ни сколько не смущает мое низкое происхождение?

Византия раскраснелась, как показалось мужчине, от вина и комплиментов, но на самом деле магия продолжала исцелять ее от алкогольного яда. Она обмахнула лицо ладошкой и приспустила шубу еще ниже. «Или он действительно ничего не знает, или недостаточно пьян. Но если буду выспрашивать, он может запомнить это и завтра на трезвую голову проанализировать. А приглашение на кофе в дом Мертольца может дать шанс стянуть этот злополучный дневник. К тому же я знаю, кто может помочь мне незаметно обыскать комнаты.» Затем девушка серьезно посмотрела на адвоката и произнесла:

- Что ж… я согласна помочь вам. – она чуть понизила голос, а бирюзовые глаза смотрели немигающе на собеседника. – Но мне нужно знать точное время нашего визита, так как госпожа должна быть заранее уведомлена о моем отсутствии. И вообще не факт, что она разрешит мне уйти по своим делам. Но это я уже беру на себя. А что касается всего остального, то вы мне должны поездку в Демис, отдых в поместье и кормежку карпов.

Византия подмигнула и собралась встать из-за столика. На лице ее снова сияла счастливая улыбка, как у маленькой девочки, которой подарили конфету. Она подождала, когда поднимется господин Ортан, и не стесняясь, сделала шаг, привстала на цыпочки и чмокнула своего собеседника в щеку. «Византия, а не слишком ли поспешно? – спросил внутренний голос. – Не знаю, возможно, но ведь я его невеста». Затем девушка посмотрела вокруг – не смотрит ли кто и отошла на пару шагов назад.

- Мне пора. Когда будете готовы идти к своему работодателю, пришлите мне записку в гостиницу и оставьте на стойке регистрации. – Византия заломила руки. – Только я вас умоляю, не выспрашивайте о моей госпоже. Она тут инкогнито и, если из-за меня у нее будут проблемы, не сносить мне головы. 

Кинув на прощание «Не провожайте меня!», девушка повернулась и направилась к выходу. Она поискала по залу Алегру, но не заметила ее, поэтому вышла на улицу. Двор встретил ее свежим воздухом, морозным покалыванием и очень сильным порывом ветра, так что девушка вынуждена была снова застегнуть шубу и поднять воротник.

Отредактировано Византия (2016-04-27 20:23:38)

37

[NIC]Лиандра[/NIC][STA]Маг[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/t/jdPEv.jpg[/AVA]Магесса резко поднялась и заходила нервно по комнате гостиницы. Девушки, стоящие перед ней, действительно не понимали что у них в руках. Лиандра вспомнила слова Этле о том, что гостьи не знали, как очутились в Корфе. Неужели, они украли артефакты или нашли их где-то и теперь сами не знают какое у них есть сокровище... Магесса обдумывала говорить ли им о браслетах всю правду или может быть, обманом отнять артефакты.

Они не казались легко доверчивыми, но могли бы поверить ее словам о том, что из-за этих браслетов они никогда не вернутся домой, на пример. Почему? Да потому что, это артефакты, к которым могут прикасаться только верховные жрицы. Эта ложь выглядела правдоподобно. Однако, магесса почему-то не решалась провернуть такую авантюру. Вряд ли они захотят по доброй воле отдать ей браслеты, пусть она представится хоть верховной жрицей.

Самое забавное, было в том, что девушки не покинут крепость, пока не сделают то, для чего они сюда были перемещены. Лиандра прекратила мерить комнату шагами, у нее появилась даже мысль ограбить этих двоих и таким образом избавить от проблем. Но она считала воровство ниже своего достоинства и решила рассказать девушкам правду. Других идей у нее не было, к тому же, Фатум не зря даровал им эти браслеты и кто она такая, чтобы их отнимать.

- Как я понимаю, вы совсем не в курсе, что это за браслеты. Ну, что же... Это артефакты Мероны. Была такая могущественная магесса, она и создала их лет эдак четыреста назад. Эти артефакты перемещают владельца в место, где есть еще один артефакт. Когда он найден, то браслеты перемещают владельца в новое место с артефактом. Мерона создала эти магические предметы, чтобы найти один важный для нее артефакт. Чтобы прекратить перемещаться, нужно поместить браслеты в специальную коробочку. Наверное, из той коробочки вы их и достали. А она осталась там, откуда вы сюда попали. Я не смогу вас переместить в другое место, а если и сделаю это, то вас обратно вернет сюда. Если хотите, я могу вернуть ту коробку вам и ваше путешествие окончится. Где коробка?

Лиандра даже не понимала, почему хочет помочь им, наверное, женская солидарность. А может, она все таки собиралась каким-то образом присвоить коробку с браслетами Мероны себе.

38

Лючия, которая присела в кресло, только собралась согласиться с Мэлиной, что они застряли здесь. Как вдруг, открылась дверь в их комнату. На пороге стояла темноволосая женщина. Хозяйка таверны выполнила обещание, надо отдать ей должное. Когда Лиандра предложила телепортировать их, у Нэн вырвался вздох облегчения. Наконец-то она вернется к Фифе и той не придется быть одной. Аристея могла и забрать ее, но уверенности не было. Пришедшая долго ходила по комнате, раздражая этим Нэн. Потом же она рассказала такое, от чего у девушек округлились глаза. Нэн посмотрела на свой браслет. Да с помощью него можно озолотиться! Она вспомнила, где они появились в крепости. - Но где в том месте мог находиться артефакт, Мэлина? Я так растерялась, что помню только стены домов и снег. - Лючия взглянула на женщин и одела шубу. Она вышла из комнаты и двинулась к выходу из гостиницы. Такого невероятного поворота она не ожидала.
Найти место, где они появились в первые, было не трудно. Дома, вокруг того заснеженного пяточка земли, стояли сплошной стеной. Нэн потопталась на месте и вопросительно посмотрела на спутниц. Она одела браслет и заставила Мэлину тоже одеть свой. Они найдут артефакт и заберут его себе, тогда, пусть эта магичка их телепортирует домой. В ожидании чуда она осматривала маленький закоулок. Где здесь мог находиться артефакт, она не представляла.

Отредактировано Лючия Нэн (2016-04-27 15:54:58)

39

В заснеженном переулке не было никого, кроме трех девушек и редкие прохожие косо поглядывали на них. В это место не выходило дверей жилых домов или же окон. С крыши падал тяжелый снег и его скопился целый сугроб возле стены. Этот сугроб никогда не таял полностью, а лишь изредка, когда температура поднималась, подтаивал и водой уходил в землю. Когда-то один путешественник спасая свое магическое имущество от воров, спрятал здесь маску, которая выглядела, как обычная карнавальная маска, но являлась артефактом. Путешественник закопал этот предмет под сугробом, но за долгие годы край маски уже выступил из почвы. Что случилось с тем путешественником - неизвестно. Никто не обращал внимания ни на сугроб, ни на черный краешек, видневшийся, когда снег немного сходил. Какой-то мусор в сугробе - так думали все прохожие, замечавшие маску. И в данный момент обладательницы артефактов Мероны стояли над снежным заносом, скрывавшим этот артефакт. Создание древней магессы действовало очень просто - переместив своего владельца в нужное место, оно указывало на новый артефакт, а именно место с магическим предметом начинало светиться. Сначала слабо, но с каждой минутой все сильней и ярче. Девушки обратили внимание на странное свечение у них под ногами. Белый сугроб озарился мистическим светом и всем стало понятно, где спрятан новый артефакт. Смахнув снег, девушки увидели край черной маски и потянули за него, пытаясь извлечь из земли. Когда маска, выглядевшая, как новая, оказалась в их руках полностью, артефакты Мероны сработали и девушки исчезли.

Мэлина и Лючия перемещаются в Портовый город "Тихий Августин". Дальнейшее повествование происходит в этом городе.

40

[NIC]Алегра[/NIC][STA]Путешественница[/STA][AVA]http://s8.uploads.ru/t/6RPxa.jpg[/AVA]Алегра дойдя до таверны, проводила взглядом Византию, которая была настроенная решительно. Встав возле обледенелой стены, путешественница стала смотреть в окно таверны, стараясь рассмотреть, что происходит внутри. Византия подошла к адвокату и похоже было на то, что они поладили с первой минуты. Ортан хитро улыбался, глаза его сверкали, вообщем, красавец изощрялся, как мог, чтобы понравиться Византии.

Алегра видела его мельком во дворе особняка, где они жили с сестрой. Мертольц встречался с деловыми партнерами на стороне или в банке и редко приглашал их домой. Он и друзей не приглашал, поэтому Алания была нередко недовольна. Только теперь Алегра поняла, какой Мертольц был скрытный, но сестра этого не замечала, он просто вскружил ей голову.

- Если тебе вскружили голову, трудно заметить момент, когда тебе уже свернули шею... - тихо проговорила Алегра, не понятно почему. 

Долго у окна подсматривать ей не удалось, потому что на крыльцо вышла хозяйка таверны и зло посмотрела на нее, мол, нечего тут стоять. Алегра отошла за угол и села на скамью, холодало и почти черная туча повисла, грозя разразиться градом. Немного подождав, Алегра выглянула и увидела удаляющуюся Византию. Роскошная шуба и рыжий хвост были, как сигнализирующий маяк. Алегра побежала вслед за ней, сгорая от нетерпения.

- Византия! Я пряталась за таверной, хозяйка меня увидела подсматривающую, - девушка рассмеялась. - Играю в шпионку в первые в жизни. Похоже Ортан вдохновился твоим появлением! Что он сказал?

Алегре так хотелось узнать, есть ли хоть какая-то надежда, что она даже не обращала внимания на ветер и то, что проголодалась, а в последние дни она совсем плохо ела, сказывалась напряженная атмосфера. Византия источала ароматы вина и сыра, и в конце концов, Алегра решила поинтересоваться, чем можно перекусить в гостинице. Они уже подходили к ней и желтые окна бросали уютные прямоугольники на холодный снег.

41

Византия подождала пока девушка догонит ее и дальше они пошли вместе. Лицо рыжеволосой не выражало никаких эмоций, но Алегра с интересом заглядывала ей в глаза. Утоптанный снег под подошвами сапог приятно поскрипывал, но порывистый ветер заглушал большую часть шагов. Не смотря на желание, побыстрее оказаться в тепле, в уютном кресле, около теплого камина, Византия остановилась и устало улыбнулась.

- Кроме хвалебных од мне и почти предложения руки и сердца, ничего он не сказал. Он не в курсе. Или же это одна из тех тайн, которую не расскажешь даже под страхом смерти, хотя я в этом сильно сомневаюсь.

Уголки губ Алегры опустились, она, наверное, надеялась на более благоприятный исход, плечи поникли, но она стоически кивнула, восприняв эту информацию. Византии становилось все более интересно докопаться до правды. Ведь не может так быть, чтобы девушка была в семье, общалась, играла в шахматы по вечерам и резко все оборвалось. Семья не признает, даже слугам запрещено общаться с ней, а тот человек, что должен был стать главой семьи, оказался тираном и деспотом. Еще и эти дневники. «Где гарантии, что они вообще существуют?» - спросил с мерзкой интонацией внутренний голос, но Византия отмахнулась от этой мысли, так как ее уже охватила жажда открытия тайны. Она поглядела в глаза Алегре и улыбнулась, положив при этом руку ей на плечо.

- Но  есть и неплохие новости. Если со служанкой ничего тоже не получится, у меня уже есть вполне легальная возможность попасть в дом к Мертольцу. Но пойдем скорее в тепло, ты вон совсем скоро станешь ледышкой.

И Византия подхватила девушку под руку и зашагала в сторону входа. Она сама уже продрогла на этом ветру, а как Алегра просидела на улице все то, хоть и недолгое, но все же время под ветром, для нее было загадкой.

- Кстати, что там с этой служанкой?

42

[NIC]Алегра[/NIC][STA]Путешественница[/STA][AVA]http://s8.uploads.ru/t/6RPxa.jpg[/AVA]Алегра широко раскрыла глаза и хмыкнула, услышав, что Ортан предлагал Византии подобные вещи. Да, что с него взять, по всему видно тот еще дамский угодник, а уж выпив, вообще теряет всякую меру. Девушку расстроило, что адвокат ни на каплю не продвинул это запутанное дело, наверняка Мертольц повесил всем своим подчиненным замки на рты. Алегра поникла, но новость о том, что Византия может побывать у сестры в доме, взбодрила ее.

- Легальная возможность? Ты придумала под каким предлогом пойти к ним? Я тоже размышляла над этим. Моя сестра любит разные поделки из дерева можжевелового и сандала. Я приметила тут одну лавчонку, которая торгует такими вещицами. Можно  накупить, а ты прикинешься торговкой такими вещами, которая ходит и предлагает их по домам. Помню, к нам часто заходили такие торговцы и Алания скупала всякие статуэтки и подставки под чайник. Ой, кажется, я совсем обнаглела и возлагаю на тебя такие трудности...

Она опустила голову, но быстро зашагала вместе с Византией к гостинице. Только сейчас холод окончательно добрался под ее плащ и даже мех с внутренней стороны стал прохладным.

- Эту служанку я раньше не видела. Она новая, видимо, Алания наняла ее уже здесь. Всех прежних слуг она распустила. От Этле - хозяйки таверны я слышала, что та служанка падка на подкуп. Это Этле говорила, сплетничая с какой-то женщиной. На подкуп у меня еще украшения остались...

Девушка рассмеялась, но скорее, чтобы не заплакать. Они вошли в гостиную и Алегра повела Византию в свою комнату, предварительно заказав у служанки ужин на двоих и горячий чай. В приемной комнате было столпотворение, многие постояльцы собрались вокруг какого-то человека, который выглядел экстравагантно и вел себя также, даже эпатажно. Алегра прислушалась, говорили о живописи и художниках. Похоже, этот человек был художником и разъезжал по Эриону в поисках натурщиц.

Поднявшись в свою комнату, Алегра сняла плащ и погрела руки у переносной печки, угольки в которой весело потрескивали, освещая комнату оранжевым светом. Алегра зажгла больше свечей и выбирая ароматическую, заговорила задумчиво.

- Если бы я могла поговорить с сестрой наедине! Но она всегда сидит дома и не выходит, это потому что терпеть не может холод. И зачем она только приехала сюда? Там за ней постоянно следит Мертольц, а может и служанка тоже следит. Если бы попытаться как-то заставить ее выйти из дому...

43

В комнате Алегры Византия устало повалилась на стул и прикрыла глаза. Девушка много говорит, оно и понятно, волнуется бедняжка, но рыжеволосой показалось, что она хватается за все возможности. Но если так и дальше пойдет, то у них ничего не получится. Византия открыла глаза, сняла шубу и посмотрела задумчиво на Алегру.

- Послушай. Тебе нужно успокоиться, ибо ты генерируешь идеи чаще, чем я могу их осмыслить. – она почесала над левой бровью, именно там, где белел небольшой шрам. – С торговкой деревянными поделками ничего не получится, потому что, если меня увидит Ортан в таком обличии, то не только эта часть провалится, но и та, где есть возможность проникнуть в дом. Конечно, мы можем узнать его расписание, как он навещает господина Мертольца, но нелепая случайность может поставить крест на всей затее. 

Алегра задумалась, по движению ее рук, которые она грела у печки, было видно, что она нервничает. Византии захотелось отвлечь ее на постороннюю тему, чтобы хоть немного бедняжка переключилась.

- Видела, какое столпотворение было в холле? – улыбнулась рыжеволосая и подошла ближе к печке, подставив так же свои руки ладонями вперед. – Художник какой-то приехал что ли? Странный тип: обычно художники едут на экзотические и теплые острова, чтобы нарисовать обнаженных нимф. А этот ринулся прямо в пасть ледника. Что он тут собирается рисовать? Всевозможные шубы и ушанки?

Византия захохотала, представив, как этот портретист битый час умоляет дородную дамочку снять шубу, а она отнекивается до тех пор, пока художник не отморозит себе пальцы. Или пока его краска не превратится в льдинки – ему останется только графику рисовать. И тут девушку осенила идея:

- Я что-то придумала. Вместо того, чтобы подкупать служанку твоей сестры и надеяться, что она нас не сдаст Мертольцу, предлагаю склонить этого художника нам на помощь, за вознаграждение!, и попросить госпожу Аланию, как прекрасную жену одного из богатых людей Корфа, посетить его временную мастерскую в номере гостиницы для написания портрета, который в последствии сможет украсить гостиную их дома. Я отвлеку как-то ее провожатого, а ты сможешь поговорить с ней наедине. – Византия посмотрела в глаза своей собеседнице с воодушевлением и запалом, а также захлопала в ладоши, предвкушая удачный исход. – А кражу дневника оставим на крайний случай. Как тебе?

44

[NIC]Алегра[/NIC][STA]Путешественница[/STA][AVA]http://s8.uploads.ru/t/6RPxa.jpg[/AVA]Алегра улыбнулась, похоже она и правда выдавала столько идей, что они немного противоречили друг другу, но с другой стороны... Если подумать, можно все совместить, исхитрившись. Правда, Алегра хитрить не умела, а была даже простовата, но в текущем положении, ее ум стал изощряться и создавать не совсем здравые идеи. Алегра села рядом с Византией, наслаждаясь теплом и не только тем, которое шло от печки, но и душевным теплом Византии.

- Да, я забыла про Ортана, но он же не сидит у Мертольца дома, они встречаются только в том месте, где работают, наверно... Да, тот странноватый художник! Кто знает, может он ищет какую-то особую девушку... Девушку своей мечты! - Алегра рассмеялась. - Сколько я знаю художников, у них в голове, как бы выразиться помягче, масса задумок, которых людям не понять. Может он хочет рисовать на фоне снегов? Или ищет представительницу ледяной расы... Даже не знаю, согласится ли Алания на такое предложение... Она любит живопись, но я еще ни разу не слышала, что она хотела  бы свой портрет! Надо натолкнуть Мертольца на эту идею и он из тщеславия может клюнуть. Так что ты говорила о том, что пойдешь к ним в дом, или мне показалось?

Принесли ужин и чай, от всех блюд исходил дивный аромат и Алегра облизнулась. Теперь, когда у нее появилась надежда вернуть сестру, появился и аппетит. Она стала есть, задумчиво поглядывая в окно. Снег не так уж плох, если рядом есть кто-то с кем можно поделится всем, что есть на душе, кто поддержит и кого можешь поддержать ты.

- Я чувствую себя совершенно бесполезной, пока ты делаешь все это для меня! Честно, сказать, я бы тоже хотела, чтобы написали мой портрет, но сейчас не до этого. Надо ужинать и ложиться спать... Хотя мне совершенно не спится.

Пришла снова прислуга и принесла письмо, которое она отдала Византии. На конвертике стояло имя рыжеволосой, наверное, девушка с кем-то поддерживает связь. Алегра уткнулась в тарелку, жаркое было вкусным.

Тем временем, Византия раскрыла письмо со следующим содержанием:

"Византия, мы приглашены в дом господина Мертольца. Мы будем завтракать в компании банкира и его жены ровно в девять утра. Жду тебя завтра на площади утром. Ортан."

45

- Нет, ну, каков наглец! – воскликнула Византия с наигранным возмущением  и поднялась со стула. – «Мы приглашены… жду тебя завтра…». У меня между прочим есть обязанности. Как посмотрит на это все моя госпожа? Мог бы мне хоть оставить время для маневра.

Она протянула листок Алегре, увидев ее недоуменный взгляд, и начала расхаживать по комнате, думая, что же ей дальше делать. Ведь девушка совершенно не готова идти в гости к этому Мертольцу и действовать: у нее нет ни продуманного плана, ни подходящего платья, ни вымышленной истории.
- Как-то слишком быстро он получил это приглашение? – продолжала расхаживать Византия по комнате, меряя ее шагами в теплых сапогах. – Я, кстати, сказала, что здесь нахожусь со своей госпожой, которая путешествует инкогнито. Наверняка господин банкир захочет узнать ее имя. Кого бы придумать повнушительней? Хотела приплести одну из сестер Истош, но это будет слишком… Ну же, Алегра, сейчас самое время генерировать идеи! Допустим, попаду я в дом. Планировку дома и поиск дневника я могу доверить Вобле. А как я потом его стащу?

Византия присела на стул, закинула ногу на ногу и перевела дух. Она сама не поняла, с чего это вдруг она так запаниковала. Как бы все идет по плану и случилось именно то, что они хотели. Правда теперь стоит ряд условий, одно из которых где раздобыть приличную одежду. Византие очень нравились ее удобные штаны, а от жилета она была просто в восторге, но прекрасно понимала, что в таком наряде в дом банкира соваться нельзя.

- И что мне делать с этим? – девушка указала на себя всю. – Во сколько открывается лавка портного?

46

[NIC]Алегра[/NIC][STA]Путешественница[/STA][AVA]http://s8.uploads.ru/t/6RPxa.jpg[/AVA]Алегра даже вилку отложила и открыв у изумлении рот, наблюдала за взвившейся Византией. Рыжеволосая, говорила не понятные вещи и Алегра поняла, что не посвящена в какие-то события. Взяв протянутую записочку, Алегра прочла писульки Ортана и улыбнулась.

- Похоже, мы далеко продвинулись в нашем деле, благодаря тебе! Ортан приглашает тебя на завтрак к Мертольцу! Да ты вскружила ему голову так легко, я поражена!

Алегра рассмеялась, она уже совсем согрелась и от еды ее клонило в сон, так что генерировать идеи, как предлагала Византия, у нее сейчас не получалось. Девушка взяла чашечку чая и потягивая его, стала рассуждать, лениво и несуразно.

- Ну... пусть это будет дальняя родственница Истошей. Какая-нибудь троюродная тетушка, нет... можно и поближе. Византия... Я думаю, ты сможешь унести дневник.. Правда не знаю, как... Что-то спать хочется!

Алегра зевнула и допив чай, поднялась, она прошла к шкафу, где лежали ее не многочисленные вещи. На вешалке висело длинное платье, кремового цвета, Алегра сняла его и предложила Византии.

- Я всегда вожу с собой платье, ведь можно попасть на бал, карнавал или прием. В путешествиях я часто встречаю людей, которые приглашают меня на разные мероприятия. Думаю, платье тебе подойдет! Оно пошито по последней моде и цвет сейчас моден такой. В нем ты будешь превосходно смотреться.

Алегра села на кровать и прилегла на подушку, сон закрадывался под ресницы, но она ждала что скажет Византия, и не давала себе уснуть.

47

Византия приняла платье из рук девушки и критически его осмотрела. Безусловно, платье было великолепным и по фигуре должно было прийтись, но оно было из тонкой ткани и совершенно не защищало от холода. К тому же служанка не могла носить такую богатую одежду. «Ну, так это ж смотря какая служанка. – хмыкнула себе под нос Византия. – И я же не сказала, как именно я прислуживаю благородной даме. Я думаю, таких вопросов не возникнет – это будет некорректно со стороны хозяев дома.»   Рыжеволосая кивнула,  и забросила платье себе на плечо.

- О-о-о, я вижу, что ты уже почти спишь! – махнула рукой Византия и развернулась к стулу, чтобы подхватить свою шубу. – Тогда оставлю тебя в покое. Провожать завтра меня до площади не нужно, так что высыпайся аж до моего возвращения. Тебе нужно хорошенечко отдохнуть. Надеюсь, что завтра я вернусь с хорошими новостями. Доброй ночи.

Византия вышла в коридор и направилась к своей комнате, спустившись на один этаж ниже. За дверью комнаты было немного прохладнее и чувствовалось, как вдоль стены гуляет сквознячок, покачивая в коридоре свет от редких светильников, что создавали полумрак. В основном было тихо, но подходя к одной из двери, девушка услышала громкий девичий смех, еще возле одной – негромкое пререкания двух мужчин. На лестнице несколько раз скрипнули ступени и на этом многообразие звуков ночной гостиницы закончилось.

                                                            * * *

Девушка подхватила свечу с околодверной подставки и подожгла ее от светильника. Захлопнув за собой дверь, Византия поставила свечу на комод,  бросила шубу на стул, что стоял около кровати, далее более бережно положила платье и подошла к маленькой переносной печке. В комнате было прохладно, поэтому девушка небольшой кочергой растолкала тлевшие угольки и положила на них пучок сухой травы, что лежал на подставке возле печужки, затем высыпала сверху крупную деревянную стружку и ярко-жёлтый огонек вспыхнул, пожирая древесину. Византия подождала пока пламя разгорится, а потом подбросила пару небольших поленьев и два камушка угля. Она ополоснула руки в тазу, который стоял на комоде, сняла сапоги и залезла на кровать под одеяло. 
Порывшись в сумке, она извлекла большой округлый комок неправильной формы, который помещался в двух ее ладонях, и положила перед собой. Несколько мгновений ничего не происходило, поэтому Византия почесала его пальцем. Сначала от комка отклеились тонкие крылья, а дальше распрямились ножки и напоследок, раскинув ручки в стороны, пробудившаяся маленькая феечка потянулась. Она села на одеяле и огляделась.
- Ну… и где мы сейчас? – немного недовольно пробормотала фея. – И почему здесь холодно, как у твоей матери в сердце?
- Вобла, - зло посмотрела на нее Византия. - не начинай!
Маленькое существо поднялось в воздух, издавая своими крыльями тихий треск, и подлетело к печке, чтобы погреться. Она повернула голову к девушке и грозно на нее посмотрела.
- Не начинаю. Но в Эрионе только одно место, где так холодно – Лунареан. И я спрашиваю, какого дорхота, мы тут забыли? У меня сейчас крылья замерзнут и отвалятся.
- У тебя они сгорят, если ты не отлетишь от печки. – спокойно проговорила Византия. – Я завтра все тебе расскажу: что, зачем и почему. Завтра с утра я иду в дом к одному господину и мне очень нужно, чтобы ты незаметно обыскала его дом и нашла один дневничок. Если сможешь, то стащи его.
Вобла быстро подлетела к рыжеволосой и несколько раз стукнула кулачком ее по лбу.
- Ку-ку, Тия! Это незаконно.
Девушка отмахнулась рукой от феи, но та отпорхнула снова к печке, наслаждаясь теплом, которое исходит от той.
- Воблочка, миленькая, очень надо. Я за это куплю тебе пять плодов солнечного фрукта. – Византия сложила руки в просящем жесте, а фея недоверчиво глядела на нее. Но было видно, что маленькая девушка просчитывает свою выгоду. Она хмыкнула и согласилась.
- Умничка феечка. Спасибо. Разбудишь меня завтра к семи часам?
Вобла молча кивнула и уселась на печную поставку. Она уже выспалась и поэтому могла спокойно прободрствовать несколько суток подряд. А Византия, лишь только сомкнула веки, сразу провалилась в крепкий сон.

                                                            * * *

Утром фея разбудила Византию ко времени и долго сопровождала ее своим монотонным бурчанием, в котором сомневалась в психическом здоровье последней. Но, не смотря на это у девушки было хорошее настроение. Она умылась, ополоснула рот эликсиром, причесалась. Надев платье, Византия залюбовалась на свое отражение в зеркале, но только на минутку, так как вездесущая Вобла начала комментировать ее убранство: сапоги и платье, на что девушка только махнула рукой. Открыв сумку, рыжеволосая кивнула фее и та запрыгнула в нее. Перед выходом Византия натянула шубу и вышла.
В холле гостиницы девушка в переднике любезно поинтересовалась, не желает ли госпожа позавтракать, но Византия, поблагодарив, отказалась. Она прошла на улицу в морозное утро и направилась на площадь, где ее должен был ожидать господин Ортан.

Отредактировано Византия (2016-04-29 23:57:58)

48

[NIC]Алегра[/NIC][STA]Путешественница[/STA][AVA]http://s8.uploads.ru/t/6RPxa.jpg[/AVA]Как только забрезжил рассвет, Алегра проснулась и снова уже не могла уснуть. Окно почти все залепил снег, в местах, где стекло было чистым, виднелось серое небо. Крепость, конечно, выглядела величественно и грандиозно, но лучше на нее смотреть с пейзажей художников. Алегра села в постели и заметила, что печурка стоит темная, прогорела. Девушка оделась и позвала прислугу, та поспешно развела огонь.

Алегра попросила чая и булочек, а сама стала расчесываться. Мысли о ее неприятностях снова подползли и украдкой пробрались, чтобы докучать. Алегра решила не поддаваться печали, когда принесли завтрак, стала думать только об ароматном черничном джеме и белых, еще горячих булочках. Совсем рассвело, на первом этаже послышались голоса, под окнами закричала молочница, предлагающая свежее молоко.

Девушка допила чай и вышла из комнаты, возле двери Византии она послушала, что творится в комнате, но было тихо, наверное, рыжеволосая благодетельница уже ушла. Алегра спустилась в каминную комнату, кто-то пил кофе, сидя у камина, кто-то разговаривал. Девушка села в одно из кресел, представляя, что Византия сейчас завтракает с Аланией. Алегре стало грустно - она тоже хотела завтракать с сестрой и бегать по саду, и плести венки из цветов.

Внезапно, кто-то тронул ее за плечо, Алегра обернулась и увидела художника, который вызвал вчера такой ажиотаж. Это был кудрявый, рыжебородый дядечка в берете и холщовых штанах. Похоже, горячий темперамент его согревал и из теплых вещей на нем был лишь синий шарф и вязанная кофта. Он улыбнулся добрейшей улыбкой и сев напротив, заговорил с Алегрой.

- Ах, доброе утро! Мое имя Бертран, художник. Я давно тебя заприметил среди всех остальных. Твой взор полон грусти и меланхолии! А весь облик такой... небесный, возвышенный! Позволь поинтересоваться, не хотела бы ты позировать мне для картины? Я ищу уже долгое время образ для портрета... Обитель искусств в Новелине - это мой дом и я загорелся идеей написать серию образов под общим названием "Девичьи чувства". О, уже несколько портретов готово, на них запечатлены веселье, гнев, а вот грусти еще не было. Эти портреты будут украшать Обитель, по ним мы будем учить новых учеников живописи. Возможно, ты согласишься?

Художник смотрел на Алегру просяще, она подумала, что, если эти портреты будут висеть в самой Обители, то для пользы искусства нужно соглашаться. Она спросила не долго ли это продлится, а художник отвечал, что часа два-три. Как раз за это время Византия позавтракает у Мертольца, а Алегре все равно заняться нечем. Они с художником прошли в коридор на верхнем этаже, там из окна открывался вид на заснеженные горы. Алегра села у окна, а Бертран принялся ее рисовать.

49

Византия вышла из гостиницы и автоматически ускорила шаг, хотя времени у нее еще было полно. Ветер трепал подол ее платья, завевал под полы шубы, поэтому девушка поежилась и попыталась втянуть голову, чтобы воротник прикрыл уши. Мимо пробегали редкие прохожие, забавно постукивая каблуками о брусчатку.

Византия прошла на центр площади и резко остановилась. Господина Ортана нигде не было видно, и девушка еще раз обернулась и обвела взглядом площадь и людей вокруг. Рядом громыхнула телега, попав на выбоину в брусчатке, и возница подпрыгнул на дощечке и крякнул от неожиданности. Увидев это, Византия улыбнулась, а затем глубоко втянула морозный воздух: он был наполнен запахами свежего хлеба, горящих поленьев и бульона. Оказывается, крепость Корфа стала для кого-то домом и здесь в этой мерзлоте и холоде люди тоже могут быть счастливы.

50

[NIC]Ортан[/NIC][STA]Адвокат[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/t/YC6OI.jpg[/AVA]Ортан, с раскалывающейся головой и помятой физиономией вынырнул из какого-то закоулка и увидел Византию, верно, уже долго ждущую его. Ортан, получив от своего господина приглашение, так обрадовался, что упился в таверне и пил, пока не рассвело и его не вышвырнули на мороз. А вышвырнули потому, что он стал требовать гетер и танцы на столе, чего хозяйка таверны не выносила. Проспавшись немного на какой-то лавочке, Ортан очнулся с памятью о причине своего всенощного веселья. Кок-как привел себя в порядок, даже домой не пошел, уже не было времени, и рванул на площадь. Посмотревшись в заледеневшее окно, он пригладил шевелюру, напустил на себя обычный вид состоятельного аристократа и направился к девушке.
- Боги! Византия! Эти лучи солнца так играют с твоими волосами! Золото! Чистое золото! А это великолепное платье! Да ты прекраснее всех девушек, которых я знал!
Ортан закрыл глаза рукой, театральным жестом, показывая, как волосы Византии горят и жгут его глаза.
- Это самое лучшее утро за последние десять лет моей жизни, поверь, милая! Но не будем стоять в холоде, нас ждут!
Подхватив даму под локоток, адвокат морщась от головной боли и жуткого похмелья, повел ее к дому Мертольца. Пытаясь собрать воедино мысли, Ортан стал подыскивать слова, запинаясь и посмеиваясь.
- Милая, мы должны говорить одно и тоже, понимаешь, да? Значит... Мы познакомились в Новелине год назад, я там как раз бывал. Потом Фатум нас развел и мы долго переписывались и поняли, что мы любим друг друга. Потом... эээ... Твоя госпожа приехала сюда и мы встретились снова. Я решил, что все, я на тебе женюсь! И везу тебя к папеньке, знакомится, ибо он уже очень стар и должен успеть, понимаешь, успеть нас благословить и поженить.
На Эрионе обряд бракосочетания совершал именно старший в семье, поэтому сказка про женитьбу должна была подействовать на Мертольца. Тем временем, они подошли к дому работодателя и Ортан постучал дверным молотком. Открыла служанка - женщина в летах, хмурая и подозрительная. Ортан и Византия прошли в гостиную, где горел огонь в камине, но еще никого не было. Ортан помог девушке снять шубу и сняв свой плащ, отдал одежду служанке. Устроив свою даму в роскошном кресле, он стал ходить туда-сюда, ожидая хозяев. Дом был не большой - гостиная, столовая, кухня и ванная комната на первом этаже и две спальни, выходившие в коридор - на втором. Мертольц обставил дом с роскошью, хотя Ортан не мог понять, какого худра они здесь живут, а не в прекрасной Элегии, например.
- Ты все хорошо запомнила? Лучше улыбайся и не задавай вопросов, а то Мертольц что-нибудь заподозрит. Милая, если ты поможешь мне, я в долгу не останусь, все, что пожелаешь, в меру моих возможностей, конечно! - прошептал Ортан, склонившись к Византии.

51

От осмотра утренних красот Корфа Византию оторвал возглас Ортана. Увидев его, улыбка моментально сползла с лица девушки: мужчина был весь помятый, слегка пошатывался, а белки глаз были красными от недосыпа и всенощного гуляния. Но Византия приказала себе улыбаться и дальше, поэтому, лучезарно улыбаясь, слегка поклонилась Ортану.

- Господин Ортан! Рада вас видеть. И спасибо за столь лестные слова обо мне. Это так приятно. – и вправду все комплименты и восхищения очень нравились девушке, вот если бы еще их делал достойный мужчина, то можно было бы и заняться самолюбованием, а в этой ситуации нужно быть настороже.

Ортан подхватил ее под руку и повел к дому Мертольца. По пути он начал инструктировать Византию по поводу их общей истории и возможных вопросов со стороны банкира, на что девушка отвечала «Да, дорогой. Конечно, дорогой. Как скажешь, дорогой.», вживаясь в роль. Но когда они подошли к дому, она немного огорчилась тем, что увидела небольшой домик – совсем не похож на особняк банкира, но тем не менее Византия залезла к себе в карман шубы и ткнула пальцем феечку, чтобы та была готова. Дверь открыла женщина в переднике, довольно-таки пожилая и с кислой миной на лице. Когда они оказались в гостиной и служанка предложила забрать их верхнюю одежду, Вобла выпорхнула из кармана и только Византия услышала тихий треск ее крыльев, который тут же исчез среди звуков дома. Поблагодарив Ортана за то, что помог ей снять шубу, девушка оглянулась вокруг. Теперь внутри дом действительно выглядел как обиталище состоятельного человека, особенно девушке понравилась коллекция фаянсовых статуэток и высокие позолоченные (или золотые!) подсвечники. Византия с удовольствием присела в предложенное Ортаном кресло и погладила бархат подлокотников, наблюдая за тем, как ее спутник меряет комнату шагами. Но лишь он намерился к ней подойти, сразу села прямо и скрестила руки у себя на коленях, как примерная девушка.

- О, дорогой, не переживайте. Все пройдет хорошо. Ведь мы же с вами просто созданы друг для друга. – елейно улыбнулась Византия на просьбу поменьше говорить, но улыбаться и посмотрела Ортану в глаза. – И, естественно, вы не останетесь в долгу.

Потом она перевела взгляд на каминную полку, где удобно расположились часы, просматриваемые с любой точки комнаты. Девушка озадаченно прошептала:

- Но где же  наши радушные хозяева. Неужели мы рано пришли?

52

[NIC]Мертольц[/NIC][STA]Банкир[/STA][AVA]http://sf.uploads.ru/t/V2mej.jpg[/AVA]Банкир сидел в своем кабинете на втором этаже и пересчитывал монеты в сундуке. Продажа особняка новой жены принесла ему хорошую прибыль. Банкир сложил высокими башенками серебряные на столе, как тут зашла служанка и от хлопанья двери столбики монет закачались и рассыпались. Взревев, как дикий медведь, Мертольц схватил служанку и уже хотел отлупить ее огромной ручищей, но она зажмурившись пробормотала про Ортана. Вытолкав служанку из кабинета, Мертольц вышел и запер его за ключ. Поправил бороду, одеяния и сложив руки на пузе, стал медленно и чинно спускаться по лестнице. Ортан, этот прохвост и жулик решил жениться, видите ли, и выпрашивал отпуск. Банкир знал, как отпускать поверенного в отпуск - пьянки с гетерами по всем побережьям, просаживание последних денег, попадание под стражу за хулиганство и дебош. После всего этого Ортан приползет к нему и станет слезно умолять дать взаймы, чтоб оплатить все долги сделанные в нетрезвом виде. Мертольц скривил толстые губы, и хотел сплюнуть, но удержался. Рыча медведем, он скатился на первый этаж и вошел гостиницу. Что же он увидел... Похмельного, глупенько лыбящегося Ортана и рыжую девицу, явно из простонародья. Одета девуля была превосходно, в лучшие меха и шелка, Ортан постарался, уж одел, так одел. Мертольц фыркнул и рыкнул:
- Доброе утро... Пришли... Будем знакомы девушка, я Мертольц, банкир.
Мужчина кивнул девице, целовать ручку ей он не собирался. Он и аристократкам их не целовал, терпеть не мог эти любезности. Повернувшись, он пошел в столовую, где был накрыт стол для завтрака, а можно было сказать и для обеда и для ужина. Стол ломился от блюд и были здесь деликатесы, которых трудно достать. Банкир любил плотно поесть, а завтрак у него состоял из пяти-восьми блюд. Когда все сели, он принялся за пудинг и заговорил, сверля взглядом девицу.
- Каково твое положение в обществе, дитя? Какое приданное за тобой? Богаты ли твои родители? Ортан говорил, что вы познакомились в Новелине? Уж не нищебродские ли целители в твоем роду?
Мертольц не церемонился, говорил, что думал. Покончив с большим пудингом, он стал поглощать колбасы, заливая их горчицей. Потом вспомнил про жену, эта лентяйка опять проспала все. Идти за ней он не хотел, хотя знал, что только его тяжелая рука может заставить ее что-то делать. Мертольц послал служанку к Алании и снова спросил рыжую девицу:
- И что ты нашла в Ортане? Да он же жулик и мот. Промотал все, что можно промотать. Он и твое приданное промотает, а потом вместе придете ко мне в займы просить. А может, ты думаешь, что отхватила богатого муженька? Глупости. Он и гроша ломанного не стоит, этот Ортан.
Мертольц куснул колбасу, и зуб его напоролся на что-то твердое, выплюнув, банкир увидел какой-то камень.
- Камни в колбасе. Я этого колбасника засужу. Всех засужу, не помилую. А вас я не отпускаю никуда. Делать нечего разъезжать по островам, работы много. Ортан заткнись, ты только пьянствуешь, а дела стоят. Папаша твой итак уже наверно, дуба нарезал. Да зачем ему смотреть на эту рыжую? Че он там не видел? Пошли ему портрет ее. Я сказал никуда не едите. А свадьбу я вам сыграю. Я могу выступить в роли старшего в семье и поженить вас.
Сказав это, Мертольц отшвырнул колбасу и взялся за мясной салат, щедро политый сметаной и соусом.

53

Когда со второго этажа спустился хозяин дома, Византия поспешно встала и поприветствовала его книксеном. Подняв глаза, она увидела перед собой тот тип людей, которые на всех смотрят свысока и не считаются с мнением окружающих. Сказать по правде, девушка боялась таких людей: они были слишком самодостаточны и использовали все возможности на пути достижения цели, а Византия начинала нервничать и чувствовать свою неполноценность в их компании. Но ставки сделаны и осталось только играть на результат.

- Мое имя Византия. К вашим услугам, господин Мертольц. – еще раз поклонилась девушка. Но хозяин не очень то и желал услышать ее имя, потому что уже направился в столовую, оставляя своим гостям выбор: или остаться, или проследовать за ним. Набор блюд для завтрака был, мягко сказать, разнообразным. «Это ж какое бычье здоровье нужно иметь, чтобы умять столько еды. – про себя возмутилась девушка. – Интересно, что это? Такая форма жадности, или сказывается тяжёлое детство. Как вообще можно полюбить такой бочонок жира? Бедная Алания.»

Как только все уселись за стол, девушке налили ароматный кофе. Поблагодарив прислугу, Византия сделал глоток и была очень сильно поражена тем, что напиток оказался просто отменный. Изысканный горьковатый привкус, еле заметная терпкость и ощутимый запах корицы – она не удержалась и глубоко вдохнула аромат.  Мертольц начал задавать вопросы, но помня наставления Ортана, девушка не стремилась отвечать быстро, предоставляя эту возможность своему спутнику. Византия подняла глаза на адвоката, но тот смотрела на банкира очень внимательно. «Надо дать понять этому борову, что между нами… ээээ… так сказать, чувства!» - подумала про себя девушка и посмотрела на Ортана таким ласковым и влюбленным взглядом, притронувшись при этом до руки мужчины легким касанием. Она не ожидала никакой ответной реакции, просто думала, что так будет более естественно, а со всеми вопросами пусть разбирается, ее «любимый» адвокат. Лишь только когда банкир упомянул о том, что он их поженит, Византия нахмурилась и резко обернулась к хозяину дома, но сразу же опустила глаза.

***

Выбравшись из кармана шубы, Вобла стремительно упорхнула под потолок. Там она задержалась на некоторое время, наблюдая за тем, заметил ли кто-нибудь ее появление в комнате. Но мужчина был слишком занят Тией, а старая служанка, наверное, была глуха, а может, подумала, что это муха. «Ха-ха! Муха в Лунареане. Смешно!». Вобла полетела вдоль массивной гардины в гостиной комнате к лестнице на второй этаж. Под потолком по всему периметру комнаты размещались лепные ангелочки, которые будто бы поддерживают искусный барельеф декора. На одного из таких маленьких существ фея уселась, как только на лестнице показался хозяин дома. Она тихонько засмеялась над манерой банкира спускаться по лестнице: он скатывался по ней, хотя старался выглядеть очень презентабельно.

Не дожидаясь окончания такого схождения, Вобла поднялась в воздух и полетела на второй этаж, который представлял собой маленький коридор и две двери, что в него выходили. Феечка подлетела к одной из них, но ни открыть, ни толкнуть ее не могла, поэтому она опустилась и заглянула в щель между полом и дверью: из комнаты потянуло табаком, микстурами и мазью от подагры. Вобла поднялась, покачала головой и, перебежав коридор, заглянула под противоположную дверь. Принюхавшись, феечка различила запах духов, а еще увидела толстый и мягкий ковер, на котором вдалеке стояли женские тапочки с меховыми  бумбончиками.

Вобла снова поднялась в воздух, решая, как пробраться в комнату. «И как? Под дверью не пролезу – я слишком большая, за ручку не открою – я слишком маленькая. – рассуждала фея, потом закатила глаза к потолку. – Дорогой, Фатум, а нельзя ли меня было сделать нормальных размеров? Ну, да ладно. Можно через окно попробовать – нет, там слишком холодно, не долечу.» Вобла поднялась чуть повыше и увидела просвет комнаты через вентиляционное отверстие, оно было больших размеров и закрывалось резной крышкой. Феечка поднатужилась и отодвинула заслонку, а впорхнув внутрь, бережно закрыла ее за собой. В комнате сейчас находилась женщина, так что оставалось ждать.

54

[NIC]Алания[/NIC][STA]Жена банкира[/STA][AVA]http://s8.uploads.ru/t/G6szP.jpg[/AVA]Алания сидела в кресле качалке завернутая в ночной пеньюар, расшитый золотом, и курила кальян. Смесь, которую курила Алания, была наркотической и девушка давно уже пристрастилась к ней. С тех пор, как не стало Алегры, ей все меньше хотелось возвращаться в реальность к толстому мужу, который не обращал на нее внимания, а если обращал, то для того, чтобы поколотить и обвинить в том, что она принесла мало приданого. Наркотик успокаивал, вызывал галлюцинации и дарил чувство нереальности.

Каждое утро Алания начинала именно с него и каждый вечер заканчивала им же. Муж относился к этому снисходительно и даже захаживал в ее спальню покурить вместе с ней. Детей они не завели, да и банкир был против детей, он их не выносил. Банковские дела не интересовали Аланию, а прежние интересы, которые были, пока рядом присутствовала Алегра, отошли в былое и стали не увлекательными. Собственно, все интересы Алании поддерживала сестра, а сама Алания была увлечена тем, чем занималась она.

Балы и сборища, которые любила устраивать Алания, не одобрялись банкиром, так как монет на это уходила масса. Супруги часто ссорились на этой почве, но когда муж стал присылать жене все больше смеси для ее кальяна, она смирилась и уже ей было не до друзей и встреч. Накурившись она не замечала времени совсем и прибывая в наркотических грезах и бреду, не о чем больше не помышляла. Чаще всего Алания сидела в своей комнате, изредка спускалась вниз, обедать.

Как она оказалась в Лунареане, она даже не заметила, да ее этот факт вообще не беспокоил. Муж обещал, что они скоро отсюда уедут в Демис и там она будет встречаться с новыми друзьями. Алания стала забывчивой и качаясь в кресле, была разумом не здесь, а где-то в другом прекрасном месте. Там была с ней Алегра, они пели, танцевали и путешествовали. Собственно, так и проходила жизнь девушки.

Пришла служанка Илаида и сказав, что гости ждут за завтраком, попыталась одеть и причесать Аланию. Платье висело на ней, как на швабре, а волосы выбивались неряшливыми прядями. Наконец, Алания, пошатываясь спустилась в столовую и не переставая улыбаться, села за стол. Она узнала мужа, недовольного и злого, еще кажется, был Ортан и какая-то девушка. Алания стала пить кофе и глупо переводить остекленевший взгляд с мужа на гостей.

- Свадьба? Алегра выходит замуж? Кто ее избранник? Она не говорила... Мертольц, дорогой, вчера Алегра приносила дивные цветы с Лунареанских вершин... Она сказала, мы можем погулять в лесу... Ты же отпустишь нас погулять?

Илаида послушав бредни бедняжки, поднялась в ее спальню и принялась убирать беспорядок и постель. Мертольц снова прислал жене пакет с наркотической смесью и новый кальян, прошлый Алания разбила. Покачав головой, Илаида пробормотала:

- Да он зараза, ждет, когда она тронется умом, чтобы сдать ее в дом сумасшедших. Сама слышала, как он это говорил своему поверенному. Деньги-то прибрал, зачем ему эта молодая жена теперь...

Испугавшись, что сказала это вслух, служанка озираясь, никто ли не подслушивает, застелила постель и поспешно вышла из спальни госпожи.

55

Фея сидела на одном из выступов камня в нише вентиляции в стене и ждала. Запах духов становился все нестерпимее, от него начало пощипывать глаза и саднить горло, а две женщины все никак не уходили. Служанка прихорашивала хозяйку, которая сидела в кресле, как кукла – безвольная и послушная. Минуты тянулись слишком долго, но все же через некоторое время обе обитательницы дома вышли: одна придерживала вторую под локоток, пока та медленно передвигала свои конечности.

Вобла отодвинула заслонку и влетела внутрь комнаты, которая так сильно благоухала. Она зависла в воздухе посредине комнаты и критически огляделась в поисках места, где можно было бы спрятать дневник. Как себе представляла Вобла, это должна быть не очень большая и не очень толстая книжечка, вероятнее всего с закладкой и, возможно, со странными девичьими рисунками на обложке. В богато обставленной комнате таких мест могло быть уйма, но стоит выделить несколько. «Итак, что говорила Тия? Стандартные места: под подушкой, в ящике комода, в ящике туалетного столика, в секретере и самое сложное, в шкафу – под ворохом одежды, в коробке из-под шляпки и даже в кармане пиджака». И только феечка хотела приступить к обыску, как снова вошла служанка и принялась убирать. От неожиданности Вобла подлетела к потолку и зависла там прямо над креслом-качалкой и журнальным столиком, на котором стояло странное приспособление с трубками. С верхушки этой штуки поднимался еле заметный дымок просто на фею, он то и наполнял комнату этим благовонием. Но она не стала обращать на это внимание.

Служанка подошла к туалетному столику и стала складывать в него тюбики и скляночки, которые были использованы для приведения хозяйки комнаты в более-менее пристойный вид. Вобла обрадовалась этому, потому что появление горничной было удачей чистой воды. Феечка подлетела слишком близко к голове женщины, чтобы заглянуть внутрь столика и служанка повернула голову на звук движения крыльев, но маленькое создание прошмыгнуло за зеркало. Фея перевела дух, когда та двинулась дальше к секретеру, но заметила, что комната немного стала ярче, а в углах залегли почти незаметные тени. Выдвинув единственный и очень широкий ящик, служанка стала складывать в него письменные принадлежности. Благодаря этому Вобла смогла разглядеть все содержимое, к которому относились стопки бумаги, писем, конвертов, множество скрепок и булавок, пара чернильниц, несколько карандашей и длинное красивое перо, но ничего, что бы напоминало дневник.

Женщина подхватила брошенный на спинку кресло-качалки пеньюар и пошла к шкафу. Как только дверца шкафа отворилась, Вобла сразу заметила торчащий уголок фолианта книжецы из-под кипы белья. Она облегченно выдохнула и, быстро отлетев, сбросила с журнального столика большие щипцы. Служанка затравлено оглянулась и пошла подобрать их с пола, оставив дверь шкафа открытой. Фея влетела туда и потянула за корешок и еле удержала дневник (а это именно он и был!), чтобы тот не упал на пол. Сделав титаническое усилие, она подняла его немного выше на шкаф и села. Служанка подняла щипцы и положила их на место. Глядя на ту странную штуку она покачала головой и произнесла то, что Тия так хотела узнать, но быстро спохватилась и огляделась. Горничная обратила внимание на дымок, поэтому подошла к окну и приоткрыла немного. Затем быстро перестелила постель и удалилась.

Вобла на мгновение закрыла глаза, чтобы перевести дух, а когда открыла их, то заметила, что с потолком и полом происходят странные метаморфозы: они то вздувались, то углублялись. Фея увидела открытое окно, подняла дневник и полетела к нему, стараясь не смотреть по сторонам. Она пыхтела и кряхтела, но все же выбросила книжку в окно, которая застряла в снегу под окном. «Все. – довольно кивнула фея и потерла ладошки. – Фея сделала свое дело, фея может теперь улететь. Ой, а этот шкаф очень мило улыбается.» Она полетела к направлению вентиляционного окошка и на лету прощебетала:

- Дорогуша, тебе очень идут эти резные ножки. – и Вобла подмигнула шкафу.

56

[NIC]Ортан[/NIC][STA]Адвокат[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/t/YC6OI.jpg[/AVA]Ортан завидев господина Мертольца, расплылся в сладенькой улыбочке и поклонился, чуть не до земли. Старый боров прошаркал мимо него, не удосужившись взглянуть. По всему его виду было видно, что Мертольца оторвали от пересчитывания монет, а, если это сделать, банкир становился раздражительным и всем недовольным. Впрочем, старик любил заедать свои неприятности, он сел за стол и не говоря ни слова, стал жрать.
- Господин Мертольц, мы с моей любимой невестой так благодарны, что приглашены на эту славную трапезу. Откушать с самим господином Мертольцом - это такое счастье...
По взгляду, брошенному банкиром в сторону Ортана, тот понял, что перегибает палку. Адвокат решил заткнуться и пить кофе, еда в глотку не лезла, после вчерашнего. Он бы с удовольствием выпил огуречного рассола. Улыбаясь невесте, банкиру, Ортан пил кофеек и тут началось. Мертольц засыпал Византию вопросами, на что рыжая лишь мило улыбалась и предоставляла возможность будущему муженьку высказаться. На вопросе про нищебродов-целителей адвокат закашлялся и спрятал лицо в салфетку. Старая скотина Мертольц намекал на родителей адвоката и тот аж позеленел от злости.
- Милая Византия происходит из очень благородной семьи. Однако, ее родители стали жертвами монстров и моя любимая вынуждена работать. Она компаньонка родственницы самих наших глубоко уважаемых Истошей.
Ортан похлопал по ручке Византию и подлил ей еще кофе, и блюдо с булочками к ней пододвинул, пока банкир не сожрал все. Толстяк так наворачивал колбасу, что Ортана начало подташнивать. На прямые оскорбления банкира адвокат лишь молча скрипел зубами, но не выдержав, заявил:
- Я, с твоего позволения, известный адвокат! Я поверенный многих аристократов в Новелине, Ипомее и других городах! И деньги не главное, а главное наша любовь!
Он придвинулся к Византии и обняв, прижал к себе. Выглядело это, как будто утопающий цепляется за спасательный круг. Когда же Мертольц утвердил, что никуда адвоката не пускает уехать, Ортан сполз на стуле и стал возмущенно таращится на него и махать руками.
- Но, позвольте! Мой отец хочет увидеть мою невесту! Он мне об этом писал! С одра болезни! Ты не имеешь права нам препятствовать! Я подам в суд! Это нарушение прав личности!
Тут адвокат понял, что загнул, подать на Мертольца в суд - самое глупое дело. Мертольц был его единственным кормильцем, который терпел его выходки и давал монеты взаймы, никогда не требуя долгов. Ортан напыжился, как кулик на болоте и отвернулся от всех. Если банкир сказал, то так и будет, его не переубедить. В столовую вплыла Алания, было видно, что она совсем плоха, эта наркоманка уже бредила наяву и банкир был этому только рад. Вскочив из-за стола, Ортан взял Византию за локоть и потянул в другую комнату. Когда они вышли, оставив позади завтракающих супругов, адвокат сказал Византии:
- Милая, видишь какое положение. Не отпускает ско... кхм, Мертольц нас никуда. Но мы не сдаемся, правда же? Давай придумаем, чтобы нам такое сказать банкиру, чтобы он нас отпустил? Не слушай все, что он про меня наговорил, это он от зависти. Ты такая красивая, здоровая, не то, что его женушка. Даже не родила ему еще, только бездельничает. Ну, что думаешь, Византия? Я по утрам плохо соображаю, я сова, понимаешь, я хорошо думаю по ночам. А ты же светлая голова, придумай что-нибудь!
Ортан схватил кувшин с цветами, откинул цветы и выглушил всю воду, такая у него была похмельная жажда.

57

«О, Матерь Великого леса! Разве это мужчина? – подумала Византия, глядя на то, как Ортан опустошает цветочную вазу. – Его существование позорит само слово «мужество». Как я смогу поговорить с этим толстопузом? И где же эта мелкая пакость летает?». Девушка накрутила на палец кончик своей прически и ласково проговорила:

- Дорогой Ортан, не переживайте. Все образумится. Наша любовь все сможет преодолеть.

И Визвнтия повернулась, чтобы вновь войти в столовую, она не стала ждать своего спутника, а просто вернулась на свое место. Присев, девушка сделала большой глоток кофе, посмаковала его и спокойно продолжила беседу.

- Госпожа Алания, рада встрече. И спасибо за столь радушный прием. – обращалась она к хозяйке дома лишь для того, чтобы боров обратил на нее внимание. – Я не могла не заметить бледность на вашем лице. В добром ли вы здравии, госпожа?

Девушка поймала на себе недовольный взгляд банкира и выпрямилась. Подняв чашку, она снова отпила кофе: очень приятный напиток и время можно потянуть, ведь Византия боялась, что хозяин сейчас разозлится и разорвет ее в клочья голыми руками. «… И сожрет» - подытожила она свои домыслы, но от этой мысли ей стало веселее, так что уже можно смелее действовать. Девушка подняла глаза прямо на Мертольца и сказала:

- Да, господин Мертольц. Увы мой избранник не идеален и есть  в нем куча недостатков. Хотя все по молодости совершают глупые поступки, которые влияют на их дальнейшую жизнь. Вы описали господина Ортана, как какого-то монстра, но на свете есть много других грехов и пороков страшнее тех, в чем он замешан. Он же не убийца, и не аферист, который охотится за состоянием беззащитной девушки, он не мордует и не насилует никого. – Византия сделала глубокую паузу, собираясь с духом и придумывая новую ложь. Она не заметила, как вошел Ортан, да и не смотрела на него. Сейчас девушка говорила только с Мертольцем. И встретившись взглядом с банкиром, улыбнулась своей самой очаровательной улыбкой.

- Вы же должны понять: любовь, она слепа и многое прощает. К тому же, как сказал мой дорогой Ортан, моя госпожа – родственница семьи Истошей – и с определенного момента моей жизни я принадлежу ей. А она дала нам разрешение на свадьбу и выразила свое желание помочь с торжество. Было великой удачей, что госпожа отправляется на родину моего любимого и мы можем поехать с ней, получить благословение и вступить в брак. Но на пути нашего счастья встали вы…

Византия понимала, что не сказала ничего такого, что могло бы напугать Мертольца, или заставить передумать. Пронимать и дальше слезливыми разговорами о любви не имело смысла – не тот характер у человека, а вот поманить его чем-то, что может заинтересовать, должно подействовать. Она стала перебирать варианты того, что имеет для этого человека ценность. Вдруг Византия услышала тихий треск крыльев, что-то очень легкое опустилось ей на затылок, прямо под перевязью волос и писклявый голос сообщил о том, что все нормально, но Тии нужно кое о чем знать. Девушка сделала жест рукой, как будто бы она потирает затекшую шею, и сняла фею со спины. Спрятав ее в складках своего платья на коленях, Византия продолжила уже более уверенно:

- К тому же, уважаемый господин Мертольц, смею вас заверить, что когда моя госпожа заключит в Корфе выгодную для нее сделку и деньги потекут рекой, я смогу внести в уши госпоже кое-какие сплетни, очерняющие ваше доброе имя и профессионализм, и она привлечет кого-то другого, стоящего доверия. Но возможен и другой вариант, когда я скажу, что все считают вас самым надежным и честным банкиром. К тому же вы так болеете за судьбы двух влюбленных людей.

Византия на последних словах легкомысленно захлопала ресницами, посмотрела на Ортана и заулыбалась ему, стараясь показать всю степень своей необузданной любви к этому мужчине, хотя в тот момент ей был неприятен и он, и Мертольц и даже Алания, которая словно заведенная механическая кукла медленно ковырялась в своей тарелке.

58

[NIC]Мертольц[/NIC][STA]Банкир[/STA][AVA]http://sf.uploads.ru/t/V2mej.jpg[/AVA]Банкир наворачивал блины фаршированные свининой и в пол уха слушал адвоката и его невесту. Пришла Алания, ее состояние все больше нравилось банкиру. Таких женщин он любил - не спорят, улыбаются, своего мнения не имеют и ведут себя тише травы. Блины кончились и он отругал прислугу за лень, из-за которой он сидит голодный, без блинов. Подтянув поднос с пирогом, начиненным куропатками, Мертольц только откусил пол пирога, как со стороны рыжей невесты донеслись интересные речи. Это были уже не лопотания про любовь-морковь, ее госпожу и воздушные замки. Фраза "...очерняющие ваше доброе имя и профессионализм." заставила банкира поднять тяжелый взгляд на Византию и прекратить жевать. Собственно, банкир перестал есть, только чтобы сказать кое-что этой нахальной особе, которая будучи на положении служанки, открывала свой дивный ротик на господ. А чего еще ждать от невесты Ортана? Каков муж, такова и жена. Как гласит народная пословица. Банкир вытер губы салфеткой и откинулся на спинку стула.
- Душенька. Сплетни - это плохо. А добрые речи - это хорошо. Поняла? А если не поняла, то приготовься к тому, что твои тоненькие косточки, белые и беззащитные найдут в реке Эстел. А может, в колодце, темном и мрачном, где-нибудь в пустыне Схет. Хотя, может быть, их найдут и в погребе на окраине Мора. Кто знает... Может, их в обще не найдут.
Мертольц выпятил губу, размышляя над превратностями Фатума и взялся за жаренного цыпленка. Он обгрыз цыплячью ножку до косточки и показал Византии, мол, она символизирует ее косточки. Жена банкира несла свой обычный бред и он велел служанке увести ее на верх. Еще не хватало, чтоб пошли слухи какие-нибудь, а невеста Ортана их уже пообещала, слухи.
- Так, всё, дети мои. Завтрак окончен. Был рад вас повидать. Как надумаете жениться, приходите ко мне. Служки станут свидетелями, а я вас поженю. Византия, душенька, передавай привет твоей госпоже, да благословят Истошей боги. И веди себя хорошо, помни, на дне колодца очень не сладко. 
Мертольц встал и больше ничего не сказав, ушел в кабинет пересчитывать деньги. Гости остались одни, а служанки стали убирать со стола.

59

Византия, которая считала, что имеет на руках козырь, после слов банкира по-настоящему испугалась. Ведь, в самом деле, кто она такая? Если еще одна рыжая девушка просто в один миг исчезнет, то никто этого и не заметит. Отец всегда говорил, что стоит бояться угроз, сказанных спокойным тоном, они несут в себе настоящую силу и стоят беспокойства. Поэтому Византия опустила глаза и кивнула в ответ на слова Мертольца. Он ушел, больше ничего не сказав, а девушку охватила запоздалая паника, хотелось моментально сбежать, она сдерживала себя, из-за чего по телу пошла мелкая дрожь.

Византия поднялась, совершенно не обращая внимания на Ортана, подхватила фею с подола и направилась в прихожую. Там она подождала, пока ей принесут шубу, потом бесцеремонно сунула Воблу в карман, услышав протестующий писк, и вышла. Правда на пороге она обернулась к своему спутнику и произнесла сквозь стиснутые зубы, чтобы не закричать:

- Буду вам признательна, господин Ортан, если провожать вы меня не будете.

Девушка шагнула к выходу со двора, но достала фею и спросила у нее куда идти, на что крылатое создание указало, что нужно обогнуть дом и поискать в снегу. Византия подняла глаза вверх, осмотрела второй этаж и, пригнувшись, быстро побрела вдоль самой стены: благо окна первого этажа располагались довольно высоко и передвижение не стесняли. Вобла, сидевшая на ладони, указала рукой на сугроб около стены и девушка увидела прямоугольную щелку в снегу. Она пошарила второй рукой там  и ухватилась за твердый переплет. Не глядя, запихнув заветную добычу, Византия напрямик направилась к калитке.

Рыжая пыталась успокоиться, уверяла себя, что все угрозы останутся лишь пустым звуком, но сердце предательски грохотало в груди. Чтобы как-то отвлечься от мыслей о Мертольце, девушка спросила фею:

- Ты посмотрела, это точно дневник?

- Нет.

Ответ, словно удар под дых, шокировал Византию и она резко остановилась. Наружу рвались все слова, которые были подслушаны ею в тавернах от пьяных мужланов. И казалось, что волосы на голове стали шевелиться.

- Ты хочешь сказать что я, возможно, зря рисковала своей шкуркой? – прошипела девушка, яростно округлив глаза. – Да, я тебя сварю в чашке чая… комар ты недобитый!!!

Рыжая сунула Воблу снова в карман и ускорила шаг. До таверны оставалось совсем немного и ей хотелось убедиться, что все это было не зря. Иначе второго шанса уже не будет. Византия влетела в холл гостиницы, не обратив внимания на окружающих и, задрав подол платья до колен, чтобы переступать через одну ступень, поднялась на второй этаж. Далее она проследовала прямиком в свою комнату и, вытащив книжечку, бросила ее на постель. Вобла выбралась из кармана и начала порхать вокруг (феечка тоже занервничала). Девушка сняла шубу, подошла к кровати, ей уже с первых листов стало понятно, что датированные записи являются именно тем, что они так желали заполучить. Византия закрыла дневник, облегченно выдохнула и рухнула на кровать.

- Я думаю, тебе стоит извиниться. – пробубнила фея где-то из-под потолка.

- Я еще не передумала на счет чая. – ответила Византия, но уже без злости.

60

[NIC]Алегра[/NIC][STA]Путешественница[/STA][AVA]http://s8.uploads.ru/t/6RPxa.jpg[/AVA]В коридоре на втором этаже гостиницы стояла толпа народа и все спорили и что-то доказывали голубоглазой шатенке, которая держала в руках портрет. Этот портрет целый час рисовал приезжий художник Бертран, но девушка, взглянув на него, заявила, что на портрете не она. Человек десять, сбежавшись со всей гостиницы на шум, посмотрели на портрет, потом на девушку и заявили, что картина в полной мере отражает ее внешность. Художник искусно написал свою модель, передав в точности все черты.

- Ну, конечно, это не я! Бертран, да посмотрите же, не я! Ладно, волосы мои, допустим, но лицо! Разве это мое лицо? У меня совершенно другой нос и рот, разрез глаз, оттенок радужки, ой перестаньте вы все, это не мой портрет!

Алегра чуть не плача пыталась доказать художнику и присутствующим, что на портрете какая-то другая девушка, но население гостиницы утверждало обратное. Даже хозяин гостиницы пришел, попыхтел, разглядывая портрет и Алегру, и сказал, что портрет полностью передает ее красоту. Художник хватался за сердце, за голову, не понимая в чем дело, как он - профессионал в своем деле мог написать плохой портрет.

Алегра заметила рыжие волосы Византии и выскользнула из толпы спорящих постояльцев. Девушка не успела позвать Византию и пошла за ней в комнату, постучав она вошла и все постояльцы за ней. Вытолкав нахалов в коридор, Алегра бросилась к Византии и стала жаловаться.

- Посмотри на это! Целый час я позировала художнику, а он написал не мой портрет и все утверждают, что это я! Но ведь это не я, абсолютно.

Внезапно Алегра увидела дневник Алании в руках у Византии и вскрикнув от неожиданности, схватила книжечку, выронив портрет на кровать. Девушка стала перелистывать страницы, не зная с чего начинать читать. Ее привлекло то, что к концу дневника почерк сестры стал неразборчивым, вязким, буквы наскакивали друг на дружку, так, что прочесть их нельзя было. Алегра нашла дату, когда Алания еще жила в их семейном особняке и стала читать...

"Дней десять я ничего не писала, потому что кончина моей дорогой Алегры уложила меня в постель. Все мои мечты разбиты и ничего больше не радует. Муж пришел и сказал, что Алегра сбросилась со скалы в океан, это видели его люди. Вот почему она не приезжает из путешествия и ничего не пишет. Я все еще не могу поверить, почему она делала это... Невозможно! Алегра была полна идей и жизни, зачем ей бросаться со скалы?"

Далее был большой перерыв в записях и снова маленькая заметка:

"Служанка убирала вещи Алегры и нашла записку, в ней сестра пишет, что познакомилась с каким-то мужчиной и сильно полюбила его в тайне от всех... Она намекает на то, что он из семейства Истош. Этот мужчина ей не отвечает взаимностью и Алегра не хочет без него жить. Наверное, это и есть ответ на вопрос почему она сбросилась со скалы. Но почему Алегра ничего не рассказала мне? Ее смерть подтверждают очевидцы, но тело не нашли... Да разве найдешь в океане тело, его сожрали монстры, так и муж мой говорит..."

Алегра прочитав эти слова, сидела с открытым ртом, не в состоянии поверить увиденному. Посмотрев на Византию, она пересказала написанное в дневнике и долго молчала, глядя в окно. Потом медленно заговорила.

- Аланию убедили, что я сбросилась со скалы! Какой кошмар... То то она и смотрит на меня, как на призрака... Я не кидалась со скалы и любимого человека у меня нет! Я влюблялась последний раз в пятнадцать лет! Что все это значит!?

Она пролистала дневник и нашла записи, сделанные Аланией уже в крепости. Затаив дыхание, Алегра стала читать их вслух:

"Крепость - ужасное место... Здесь холодно, как у Мертольца в сердце. Не понимаю, как я могла выйти за него, он помешан на серебре. Самое ужасное, что сегодня случилось - приходила какая-то девушка, которая утверждает, что она моя сестра. Какими бывают черствыми люди... Муж прогнал ее. Мне хочется забыться, эта курительная смесь хорошо успокаивает меня..."

Алегра потерла лицо, ее плечи опустились и она поднявшись, заходила по комнате, прижав дневник к груди. Мысли, события и люди перепутались, она бы сама покурила какой-нибудь смеси, чтоб забыться. Но, кажется, ниточка вылезла из клубочка и теперь можно хоть что-то понять.


Вы здесь » Эрион » Лунареан » Крепость Корф


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC