Эрион

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эрион » Лунареан » Поселение охотников


Поселение охотников

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s6.uploads.ru/t/o8NVi.jpg

Поселение охотников расположено в горах и укрыто со всех сторон горными вершинами. Охотники живущие здесь охотятся на простых животных, опасных тварей, кости и шкура которых очень ценятся.

2

<---- Замок Кровеслав

Умный в гору не пойдет, умный гору обойдет. Лионис был не очень умным, но решил не преодолевать снежные вершины. К тому же, идти в противоположную от Ультари сторону, не было смысла. И все равно, они с Византией пришли в ту самую не правильную сторону. Первым делом послышался лай собак, людская речь и запахло дымом. Дым был жирным, значит жарили мясо. Лионис засмеялся от счастья и бросился со всех ног к поселению. Одежда его была полностью припорошена снегом, на голове была снеговая шапка. Первые встречные отшатнулись от него, наверное, приняв за привидение. Лионис считал, что в своем белом прикиде, он выглядит отменно. Мужик какой-то наставил на него копье, но увидев глупо улыбающуюся физиономию парня, опустил его. Деревянные дома, стоящие вдоль одной улицы, освещались фонарями. Пахло табаком, едой, псиной и мужским потом. Возле домов висели шкуры невиданных животных, стояли котлы и разное оружие. На пришельцев мужики, сидящие на бревне, посмотрели хмуро.
- Здравствуйте! Здравствуйте! Меня зовут Лионис! Это Византия! Мы только что пришли из замка Каина Кровеслава! Знаете, я бы сказал, он довольно гостеприимный! Любит кровь пить, так актрисы в моем театре только этим и занимаются! Ха! Ха! Ха! Очень рад вас встретить! Мы так замерзли, невыносимо! Где тут можно остановиться в гостинице? Милое поселение!
Мужики на восторженно-придурошную болтовню Лиониса отреагировали странно. На гостей наставили мечи и попросили убраться, потому что вампиров им здесь не нужно. Лионис долго доказывал, что они живые, обычные люди. Их схватили и потащили в какой-то дом. Здесь жил Старейшина, он точно должен был знать вампиры они или простые сумасшедшие. Раскланявшись перед стариком, актер упал на скамью и протянул замерзшие ноги к очагу.
- Византия! Какие прелестные люди! Как же хорошо у огня, да я сбил все сапоги, которые взял у Каина! Придется прислать ему новые! А вы знаете Кровеслава? Это такой милый человек, он тортом нас угощал! Византия, из чего был торт?
Лионис засмеялся, окружающие крутили пальцем у виска и смотрели на Старейшину. Тот наверняка, еще не видел таких циркачей в своем поселении.

Отредактировано Лионис Шалонрри (2016-06-10 03:48:58)

3

Лунареан, Замок Кровеслав ------->

Через несколько часов после рассвета замерзшие и уставшие они подошли к некоему поселению, еще издали услышав звуки и почуяв запахи жилых домов, а из-за снежного горизонта стали подниматься невесомые струйки дыма. Они разносились далеко в стороны по заснеженной долине. Лионис ускорил шаг, а Византия старалась не отставать. Она удивлялась этому утонченному богемному мужчине, по ее телу уже давно стали проскальзывать теплые волны исцеления от обморожения, а каково ему было сейчас? Поселение показалось неожиданно из-за огромного снежного валуна, актер засмеялся и бросился бежать по направлению к нему.

Византие не понравилось, как Лионис, поддавшись импульсу, выскочил напротив мужчины с оружием. «Ничему его жизнь не учит» - покачала головой девушка, но все же прибавила ходу. Последние метры перед воротами показались чудовищно тяжелыми, а почуяв запах стряпни из ближайшей хижины, она громко проглотила слюну. Организм требовал энергии, чтобы бороться с холодом. Стражник скептически оглядел Лиониса и бросил заинтересованный взгляд на Византию. Оно и понятно, эти люди привыкли, что во всех пришлых нужно видеть в первую очередь опасных соседей из замка, а уж потом людей. К мужчине с копьем присоединились его соплеменники, до этой поры сидевшие на бревне у входа в один из домов. Они наставили на пришедших мечи.

- Штрыкни того кровопивца в поганское сердце. Хай гыгнет тут. – посоветовал мужик с длинной черной бородой, закутанный в звериные шкуры.
- Почем мне знать упырюга или люд мирской? Чай не ночь поди. – с сомнением проговорил стражник – более молодой мужчина с редкими усами и в длинном тулупе. Он глянул на самого старшего из этой группы и кивнул, спрашивая совета. Лионис все это время пытался доказать, что он человек, но прозвучавшие шутки поселенцами  остались непонятыми или просто неуслышанными.
- Чего рассусоливать? Веди к старейшине и делу конец. – ответил тот и опустил свой короткий меч.

Византия надеялась на адекватность их предводителя – одно из качеств хорошего лидера рассудительность. Очень не хотелось обижать добрых (надеюсь!) людей и отбирать у них еду силой, а потом оглядываться, нет ли у тебя в спине топора. Откинутый полог, прикрывавший вход, показал им задымленное помещение, в котором пахло горелыми поленьями, каким-то варевом и травяным настоем. Посредине этого мини-дома сидел старик с грозным видом и поедал руками из миски кашу, он был сед, но в его осанке и взгляде чувствовались остатки давно увядшей силы, а еще мудрость поколений, которые выживали в суровых снегах Лунареана. В углу копошилась женщина, но из-за вороха тряпья и шкур не было видно ее лица и возраст определить было сложно.

Лионис в своей придурковатой манере поприветствовал старейшину, пошаркал ножкой по устланным на полу шкурам и бросился к скамье, что стояла у камина. Его нисколько не смутило то, как люди смотрели на него, он даже этим наслаждался. Вот истинная натура, которая любит шокировать людей. Византия незаметно покачала головой в осуждающем жесте и тяжело вздохнула. Она поклонилась очень низко уважаемому старику и после того, как получила позволение говорить, пояснила:

- Приветствую и спешу вас заверить, что мы не являемся детьми ночи. На самом деле мы… - она кивнула в сторону Лионису, который тянул свои ручонки к огню. - … люди и нам посчастливилось как-то улизнуть от упырей, живущих в замке. Не хотелось бы вас смущать своим присутствием, но не могли бы вы нам дать немного еды и пояснить в какую сторону нужно идти, чтобы выбраться из этих гор. Возможно, вы знаете, где ближайший портал?

Византия достала из-за пояса один свой нож из прекрасной стали (не чета их мечам!) и показала старейшине, заметив при этом, как загорелись его глаза, а значит, он знает толк в оружии.
«Жаль отдавать его. Но сейчас миска горячего супа стоит дороже стали».

- Я отплачу вам вот этим за еду. И простите моего спутника: он немного того…– она покрутила пальцем у виска. – …от пережитого  страха.

4

[NIC]Амария[/NIC][STA]Охотница[/STA][AVA]http://s5.uploads.ru/t/8DAWV.jpg[/AVA]Амария услышала встревоженные голоса охотников и выглянула из дома, мужчины вели прекрасного белокурого юношу и нежную девушку, но вели так, будто они были враги рода эрионийского. Амария была дочерью Старейшины Грегори и так как старик был уже туг на ухо и соображал не так быстро, как прежде, исполняла многие его обязанности. Ее хотели свергнуть сильно шустрые мужички, но пока был жив Грегори, она фактически управляла поселением, хотя ее свержение или смерть были минутным делом.

Охотники, которые вели парочку, уверяли, что гости являются вампирами, конечно это был полный бред, Амария видела вампиров и они были совсем другие. Однако, оставался шанс, что эти двое побывали в объятиях Детей Ночи и чтобы стать вампирами им нужно было всего-то испить крови эрионийцев. Юноша вел себя театрально и изысканно, хоть и было видно, что у него абсолютная пустота в голове. Девушка была очень серьезная и предлагала какой-то обмен, видимо, очень хотела есть и согреться.

Грегори смотрел на предложенный нож с интересом, охотники любили качественное оружие, но медлил. Ясное дело, он не возьмет с девушки ничего, а с актера тем более, людей искусства на Эрионе ценили. Максимум, чем придется отплатить - это сыгранная пьеса или баллада, в этих суровых местах развлечений было не много, бродячие артисты сюда не совались. Амария подошла к парочке и сказала, что каждый из них пройдет в другую комнату, разденется и позволит себя осмотреть на предмет укусов. Если повреждений кожи не выявится, то гости могут остаться сколько хотят и развлекать всех актерством.

Она взяла девушку за руку и провела в отдельную комнату, здесь была ее спальня. Все было устлано мехами, самыми лучшими, а черепа и прочие трофеи украшали стены. Амария не боялась нападения, амулет на шее под меховой жилеткой защищал ее. Пока рыжая раздевалась, стыдливо боясь оголиться, Амария говорила:

- Как же вы ушли от Каина? От него никто не уходит живым. Только его дети могут покинуть замок, чтобы исполнять его волю в других местах. Это невероятно, то что вы рассказываете. Скорее всего, вы врете... Вчера к нам попал один целитель. Тоже все рвется в замок какую-то Мереллу спасать, да с ним приключилась лунареанская лихорадка. Лежит в соседнем доме, целители у нас плохенькие остались, сгинули все в снегах... А может, ваш Каин закусил ими.

Амария засмеялась и подойдя к рыжей, осмотрела ее с ног до головы. На коже не было никаких повреждений, похожих на укусы вампиров. Странная история, врут наверняка, а может, юноша покусан. С ним разберутся другие охотники, осматривать голого мужчину Амария не собиралась. Когда девушка оделась, она вывела ее в общий зал и заявила, что та чиста, после этого провела на кухню. Здесь чистота поддерживалась лично Амарией и в котле над огнем настаивался вкусный суп с диким кроликом. На столе лежал свежеиспеченный хлеб, белело молоко в кувшине и пригоршни синих лунареанских ягод лежали рядом.

- Не знаю, как вы отсюда выберетесь. Недалеко есть портал, но вести вас туда за просто так не будут, платите.

Амария налила суп в большую тарелку и поставила перед гостьей. У женщины было много дел и она ушла, наказав охотникам приглядывать за гостями, хоть они и выглядели безобидными, но мало ли что у них на уме. Старейшина ушел спать, некоторые ждали, что он в одно утро не проснется, чтоб начать дележ его места.

5

«Скайдир здесь. И он жив!!!»
У Византии словно камень с души свалился, а ее захлестнула радость от того, что она снова увидит молодого человека. Когда горная воительница сказала, что у них находится целитель, она даже надеяться не могла на то, что это окажется именно он, но уточнение о Мерелле избавило от всех сомнений. Византия даже хотела броситься и обнять девицу, которая принесла добрую весть, но сдержала себя. Неизвестно как этот жест воспримет Амария, вдруг подумает, что девушка тянется к вене на ее шее.

Византия не знала, как выразить свою благодарность за приятные новости, кров и пищу. После упоминания о портале девушка достала свой нож, который ранее отверг старейшина, и положила на стол перед юной охотницей.

- Надеюсь, вы оцените. – а потом достала из-за пояса второй и оставила возле первого оружия. – А за это хочу выменять у вас одежду для меня и моих спутников.

После короткого кивка хозяйки, Византия незаметно прикоснулась к ее руке, пытаясь выразить тем самым всю гамму чувства радости, что сейчас ее переполняло: они спаслись от Каина, встретили Скайдира и сейчас им ничего не угрожает, если верить этим людям. Амария вышла, а рыжая, бросив мимолетный взгляд на еду, поднялась, чтобы побежать на поиски целителя, но ее желудок громко запротестовал против такой идеи. Пришлось сесть и с неимоверной скоростью, обжигая себе нёбо, умять горячий суп с корочкой свежего хлеба. Покончив с этим блюдом, Византия сгребла в пригоршню ягоды и запрокинула их в рот, молоко же она оставила в стороне – не любит она молочные продукты, при всей их пользе здоровью.

Наконец-то она вскочила и, весело сверкая глазами, спросила у охотников, где она может найти  заболевшего парня.  Один из них махнул рукой в сторону выхода и девушка восприняла это, как разрешение на поиск, и выскочила в коридорчик. Несколько проходов были занавешены шкурами, Византия поочередно стала приподнимать их: под первым пологом была скрыта комната, в которой пожилая женщина пряла овечью пряжу. Извинившись, Византия подбежала ко второму – за ним оказалась небольшая комнатка (не больше каморки), большую часть которой занимал деревянный настил, покрытый шкурами животных, а на нем лежал бледный Скайдир с холодной испариной на лбу  и мелкой дрожью в теле. Не обращая внимания на застывших за спиной двух мужичков, девушка бросилась на шею парню так, будто бы встретила своего любимого родственника. Минутная слабость прошла быстро и Византия стала оценивать состояние целителя. Внешние проявления копировали болезнь Алегры из крепости Корфа, но вот теперь рядом не было Заин. Тревога охватила сомнениями мысли Византии, сможет ли она помочь молодому человеку, ведь девушке в крепости не помогла.

Но решение попробовать свои силы пришло чисто интуитивно. Она положила руку на лоб Скайдира, а второй рукой освободив грудь целителя от рубашки, которая пропиталась потом от лихорадки, и водрузила ладонь на положенное место. Девушка закрыла глаза и стала шептать молитву исцеляющую плоть, чувствуя, как из глубин души поднимается ее магическая энергия. Диким клокочущим ощущением она объяла все ощущения рыжей девицы и стала искать выхода наружу. Снова, как и в крепости, целебный дар исчезал в глубинах тела Скайдира, не принося заметных улучшений.
«Я слишком устала, чтобы попробовать еще раз – подумала Византия, опустив руки, чтобы передохнуть. – Мне необходимо взбодриться. Жаль, что я не взяла эликсир Мастера Одена для поднятия бодрости. Но взбодриться я могу и так.»
Девушка поспешила к выходу из дома, но охотники, приставленные хозяйкой присматривать за ней, преградили путь. Византия опустила плечи – купание в снегу отменяется. Но в кухне она увидела сидящего Лиониса, который методично работал ложкой, попутно еще и рассказывал что-то приставленным к нему охотникам. План как-то сам собою возник в голове и девушка направилась прямо к актеру. Схватив этого сереброволосого красавца за уши Византия смачно поцеловала его в губы, стараясь вложить в поцелуй как можно больше чувственности. Но эффекта нужного не произошло, даже наоборот, от широкораспахнутых глаз в диком недоумении стало неловко и немного стыдно.
«Так не пойдет. Нужно действительно что-то такое, ну например… злость, боль…»
Византия со всего размаху залепила звонкую пощечину по нежной щеке Лиониса, вроде бы это он насильно облизывал губы девушки, а не наоборот. Удивление во взгляде сменилось недоумением с гневной гримасой на лице, а рот открылся для излияния бурного потока возмущения. И тут же еще одна пощечина обрушилась на вторую щеку. Такой дикой несправедливости актер вынести не мог, тем более, что так нечестиво обращались с его телом – его храмом и объектом боготворения, и Лионис замахнулся и припечатал Византие не менее звонкую отдачу так, что ее голова дернулась в сторону, а щеку обожгло болезненным огнем.

- Ты… - прошипела Византия и почувствовала, как начинает злиться, а сердце застучало бешеным набатом. Она выбежала снова в каморку с целителем, сопровождаемая вытаращенными глазами своих стражников. На этот раз жизненная энергия не просто клокотала, она вихрем проносилась по всему телу, иногда даже на мгновения лишая чувствительности те или иные его участки. А попав в человека, который требует восстановления сил, принялась хозяйничать и зачищать пораженные части. Византия не видела изменений, но чувствовала, что сделала все возможное и сделала правильно. Присев на шкуру, которая устилала пол, девушка обняла свои колени, положила на них голову и принялась ждать пробуждения молодого человека, но через какое-то время ее глаза закрылись, и Византия провалилась в черноту сна.

6

[NIC]Скайдир[/NIC][STA]Целитель[/STA][AVA]http://s6.uploads.ru/t/nuo1t.jpg[/AVA] Скайдира разбудили голоса охотников, лязг оружия и собачий лай. Все это смешалось в один тягучий, тревожный звук, который мешал спокойно спать, но мужчина обнаружил, что самочувствие его намного улучшилось и сон пропал. Повернув голову, целитель увидел спящую на прикроватном коврике девушку и смутно узнал в ней Византию. Не веря своим глазам, Скайдир протянул руку и коснулся рыжих волос, несомненно, это была та смелая девушка, которая искала его в Эркаде. Изумленный целитель осторожно спустил ноги на пол и поднявшись с постели, вышел из комнаты. В Лунареан он прибыл, чтобы разыскать Мереллу Алевску, хотя он отлично понимал, эта глупая затея, но остановиться уже не мог и преодолевал снега и горные перевалы с завидным упорством. Конечно же, он заблудился и столкнулся с охотниками из этого поселения, они нашли его в тот момент, когда Скайдир уже стал заболевать. Не привези они его сюда, он насмерть бы замерз под какой-нибудь горой. Местный целитель обладал только навыками зельеварения и травничества, он поил мужчину настоями, но они действовали медленно и он должен был пролежать в постели еще дней десять. Отчаяние и болезнь все больше охватывало его и в конце концов он впал в забытие, метался в лихорадке на постели и ничего не соображал. Сейчас же он чувствовал себя почти нормально, лишь немного саднило в горле. Византию он будить не стал, в комнате было достаточно тепло, не простудится на своем меховом ложе. Тихо засмеявшись, Скайдир вышел в главную комнату, где его встретила Амария, которая рассказала про двух странных гостей, утверждавших, что пришли они из замка Кровеслава. Скайдир бросился искать юношу, с которым Византия по словам охотницы, подралась немногим раньше. Все же голова еще кружилась у целителя и он присел на скамью, попросив найти Лиониса и привести к нему. Актер уже куда-то ушел с охотниками, его голос восторженный и срывающийся на фальцет слышался по всему поселению. Здесь все очень надеялись, что Скайдир задержится у них, потому что целителей не хватало. Мужчина понимал, что в таком состоянии он еще не способен идти искать Алевску, замерзнет под первым сугробом, а охотники наотрез отказались его сопровождать, никто не хотел идти на верную смерть к замку. Целитель сидел, пил предложенный чай и ждал, когда придет Лионис или проснется Византия, чтобы подробно все у них узнать.

7

Пробуждение было внезапным. Византия не знала, что ей снилось, и снилось ли вообще что-то, но в какой-то момент ее тело напряглось и она вскочила на ноги. Оглядевшись вокруг, девушка поняла, что проспала что-то важное и не могла сосредоточиться на этом: мысли, все еще наполненные ночными грезами, путались и не желали возвращаться в реальность. Шея ужасно затекла и ныли все мышцы на теле. От того, что Византия спала на полу напротив входной двери, которая прикрывалась только пологом из шкуры, ее ноги замерзли от холода, стелящегося по земле. Она посмотрела на кровать и спросила себя, почему не легла там, но вслед за этим вопросом девушка вспомнила о вчерашнем происшествии. Она излечила Скайдира от лунареанской лихорадки. На мгновение чувство удовлетворения от своей работы  заполнило сердце, но после оно сменилось тревогой за целителя.

Молодой человек сидел на скамье в соседнем помещении, понурив голову. Он выглядел еще бледным, рубашка была очень измята, а волосы свисали лоснящимися прядями. Византия отвернула полог и быстро вошла в комнату, она тихонько позвала парня по имени и, когда он поднял голову, бросилась ему на шею. Девушка крепко обняла Скайдира, прижимая его к себе. Она так переживала, что не сможет помочь ему, но все получилось и теперь можно убираться из этих проклятых снегов в Обитель. В крепких объятиях целитель неловко поежился и Византия, отпустив его, отступила на шаг.

- Ой, прости, прости. – быстрой скороговоркой начала она. – Я так обрадовалась тому, что нашла тебя тут, да и вообще нашла в Лунареане, что забыла, что ты еще довольно слаб. Теперь вот ты жив, здоров и можешь отправиться с нами в Элегию.  Амария согласилась провести нас к порталу и, надеюсь, уже завтра мы проснемся в удобных кроватях в своих комнатах в Обители.

Но Скайдир не стал спрашивать о том, где они были и как выбрались, его вопросы, естественно, были только о предмете своей преданной любви. Византия опустила глаза, она не знала, как в таких случаях следует сообщать новости о гибели людей. Девушка не могла подобрать слов, а ее молчание очень растревожило целителя. Она посмотрела в глаза Скайдиру и постаралась подобрать слова утешения, прекрасно понимая, что слов здесь недостаточно. Пусть бы лучше Лионису выпала горькая участь сообщить такое, хотя этот паяц неизвестно что еще бы нагородил, учитывая его любовь к фарсу. Византия решила, что лучшим средством будет сказать все сразу, так сказать, сорвать повязку одним рывком.

- Мерелла умерла… Мне очень жаль. – девушка с сочувствием смотрела, как потух взгляд молодого человека, как он опустил голову в ладони и застыл. Выражение истинного горя и безмерной любви в одном человеке, плечи которого поникли под грузом вины за то, что он не смог ее вылечить. Византие очень хотелось ему помочь, как-то утешить, но что может помочь пережить подобное? Она положила руку на плечо Скайдира и легонько погладила.
«Боюсь, как бы он, не обезумев от горя, не рванул к стенам замка Кровеслава и не наделал глупостей. Второй раз мы не сможем оттуда выбраться.»

Где-то послышался голос Лиониса и девушка напряглась. Еще не хватало, чтобы трубадур начал расписывать Скайдиру свое видение событий и осквернять память о Мерелле Алевской. Пусть целитель ее помнит прекрасной, великодушной и  доброй. Так ему легче будет справиться с горем.

8

Лионис чуть ложку от удивления не проглотил, когда Византия кинулась к нему целоваться. К нему часто бросались страстные поклонницы, чтобы запечатлеть на его ланитах и устах сладкие поцелуи. Сейчас это было не уместно, он же кушал суп. С большим удовольствием, про между прочим. Византия отпрянула, не понравилось целовать с кушающим человеком. А потом стала бить актера по лицу. Вскрикнув от боли и разочарования, Лионис не удержался и ответил ей тем же. Это был порыв, Лионис как настоящий мужчина, никогда не бил женщин. Он подумал, что у Византии от холода истерика и так решил ее успокоить. С актрисами это работало на ура. Все ахнули, а рыжая убежала из кухни.
- Как вы это себе представляете?! За что она меня ударила?! Мой суп! Он расплескался! Это ужасно! Прошу прощения за поведение моей знакомой, она многое пережила, ее еще Каин из себя вывел! Какое невоспитанное поведение, все таки...
В кухню вошли несколько охотников, в снегу и с тушей диковинного зверя. Лионис мгновенно забыл о драке и поцелуе. Щеки горели от пощечин, но актер уже сидел в самой гуще мужчин, слушал их рассказы и пялился на зверя. Охотники отогрелись и пошли на двор, а Лионис за ними. Кто-то накинул ему меховой плащ на плечи. Увлеченный рассказами, актер шел за мужчинами, восторгаясь услышанным. Было темно и снег валил, но Лионису это все нравилось. Они подошли к какому-то амбару и ему сказали, что здесь живет грифон. Он не любит холод, но привязан к своему хозяину, которого возит на своей спине.
- Это летающий настоящий грифон?! О, господа, может быть вы позволите нам с Византией прокатиться на нем? Всего лишь до Элегии! Поймите, у меня с утра спектакль! Это очень важно, я актер большого театра! Меня выкрал этот ужасный Кровеслав, но я не стал играть для него пьесу! Ему все не нравилось...
Выслушав Лиониса, охотники пожали плечами. Грифон  слушался только своего хозяина - старого охотника. Появился и этот старик, посмотрел на  Лиониса, хмыкнул и согласился, чтобы его грифон доставил его и девушку в театр. Актер бросился старику на шею и радостно смеясь, побежал к Византии. Найдя ее в доме Старейшины, он закричал ликующе.
- Византия! Нас доставит большой грифон в Элегию! В мой театр! Потрясающе! Собирайся, а то я уже всю задницу здесь отморозил!
Лионис нашел Амарию и поблагодарил ее за гостеприимство, он пообещал, что пришлет всем здешним охотникам подарки. Выбежав из дому, актер прибежал к амбару, возле которого уже стоял великолепный грифон. Очень красивый и мощный. Он и троих бы увез на своей спине. Лионис был хорошим наездником, но никогда не катался на грифонах. Он осторожно сел ему на спину и взялся за нечто напоминающее поводья. Грифоном не нужно было управлять, он сам знал что делать и куда лететь. После уселась рыжая и хозяин животного что-то стал ему нашептывать. Грифон взмыл в черное небо, так быстро, что двое наездников огласили округу пронзительными визгами. Животное издало клекочущий звук, как огромная птица и полетело в сторону Элегии.

------> Элегия. Большой театр.

Отредактировано Лионис Шалонрри (2016-06-12 23:26:51)

9

Византия пыталась уговорить Скайдира лететь с ними в Элегию. Но он только упрямо качал головой и повторял, что останется здесь. Все слова утешения и уверений в том, что нужно продолжать жить дальше, пролетали мимо молодого человека. А после он и вовсе отстранил руки Византии от своих и вышел из комнаты, пожелав доброго пути. Секундное замешательство отразилось на ее лице.
«Глупая, глупая, глупая Византия. – отругала она сама себя. – Неужели надо было так сразу вываливать на неоправившегося после длительной болезни человека ужасные новости? Теперь как быть? Ему нужно вернуться… А может стоит побыть одному?»
Ну что ж, раз Скайдир не желает возвращаться, то это далеко не повод продолжать мерзнуть в этом дорхотовом снегу. Она выскочила из дома старейшины, отыскала взглядом Лиониса, что был в центре скопление людей. Они глазели на то, как актер пытался забраться на огромного косматого зверя, чьи крылья завораживали красотой и белоснежной окраской, но мысль о том, что он поднимется высоко в небо, вызывала головокружение. С чужой  помощью Византия забралась на спину грифону, ощутив теплое тело этого существа – приятное тепло, если учесть, что куртку она так и не раздобыла. Зачем спрашивается она отдала Амари папин подарок, ножи из отличной стали, чтобы не получить ни одежды, ни похода к порталу?

Когда грифон сделал пару шагов назад и просел в задних лапах, чтобы оттолкнуться посильнее от земли, девушка вскрикнула и ухватилась за куртку Лиониса. Но держаться так было неудобно и она обняла его за талию. Земля стремительно отдалялась, люди на ней становились все меньше, пока не превратились в копошащиеся точки. А затем грифон изменил траекторию полета и Византии показалось, что они спускаются. Через продолжительное время девушка ощутила, что холод отступил, а ее рубашку стал трепать освежающий ветерок с запахами океана, что означало конец снегам. Их ждали солнечные объятия Элегии.

  -------> Элегия, Большой театр.


Вы здесь » Эрион » Лунареан » Поселение охотников


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC