Эрион

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эрион » Ультари » Кабачок "Жирный Кот"


Кабачок "Жирный Кот"

Сообщений 31 страница 38 из 38

1

http://sg.uploads.ru/t/V52hd.jpg

Кабачок открыт до самого утра и любой желающий сможет отлично поужинать, пообщаться и повеселиться  здесь. Вкусная еда, собеседники со всех концов Эриона и хорошая выпивка - это то, что нужно, чтоб замечательно провести вечер.

31

-Ой, знаешь, я тоже в детстве всех доводил. Ну а что, народ какой-то неактивный был, а я жаждал деятельности, вот и бегал везде, пытался товарищей за собой увязать, да только те редко соглашались, ибо каждое мое приключение заканчивалось неприятностями. Но зато жить нескучно! Я не понимал, как можно целыми днями учиться или батрачить, мне-то хотелось всю жизнь делать всё, что вздумается, не обязывая себя ничем. Поэтому всячески сопротивлялся скучным наукам и сбегал куда-нибудь в лес. Даже провалился как-то раз в яму и заснул, а меня весь день искали, насилу нашли. Эх, веселое же было времечко! - расплылся в ностальгической улыбке Деррек, но тут же помрачнел. - Вот за это меня и выперли из дома. Но, может, оно и к лучшему? Иначе бы так и вырос не желающим ничего делать обалдуем без единого шанса выжить в реальном мире. А сейчас хоть есть шанс работу найти, причем очень даже неплохую.
Веселье как рукой смахнуло. На него вдруг навалились мрачные мысли о будущем. А если он не найдет работу? А если его и здесь не воспримут всерьёз, и к нему не придет ни один клиент? Что же тогда ему делать? Он слишком хилый для обычной крестьянской работы и не слишком умный и богатый для государственной должности. О профессии актера или художника какого-нибудь даже не стоит заикаться - и так всё ясно. Пуститься странствовать по миру и зарабатывать на хлеб, помогая людям убивать докучливых монстров? Нет, у него даже атакующих заклинаний нет, а одними "путами" зверя не завалишь.
"Эх, надо было выучить парочку боевых атак, - мрачно думал парень. - Ну или хотя бы заняться своей физической формой".
Хотя зачем ему какие-то деньги? Он же может спокойно вырастить любое съедобное растение и все. А научиться изготавливать ловушки и периодически баловать себя мясцом - дело не такое уж и трудное. Вот так и бродить по бескрайним просторам Эриона в поисках лучших угодий, лучшей жизни...
"А разве не об этом я мечтал тогда, в детстве?- подумал он. - Вот только почему сейчас я не рад этой возможности? Я так сильно изменился за эти годы?.."
Пока он был погружен в свои думы, собеседница продолжала вещать на своей волне. Он слышал её голос на фоне, и, в принципе, понимал, о чем она говорит, но никак не реагировал. Весь его энтузиазм словно улетучился, как будто бы ему не хотелось слушать какие-то нехарактерные для Деррека пессимистичные мысли.
Так бы и сидел Ричардсон со взглядом умственно отсталого парня погруженный в свои мысли, если бы черноволосая не сказала громко, что она дракон. Пелену мрачных мыслей как рукой сняло. Деррек удивленно заморгал и уставился на девушку. Энтузиазм не улетучился, как могло показаться, а просто затаился до поры до времени, а теперь выскочил из своего укрытия.
-Дракон?! - воскликнул парень. - Я не ослышался? Не может быть! Гм...драконы же это...как его...вымерли, разве нет? Вас ведь никто последние лет пятьсот не видел. Да не, ты меня разводишь! Хотя те обычаи, не похожие на людские, о которых ты рассказала...Как же это, дракон...Они же только в сказках существуют, ну там принцесс воруют, сражаются с принцами всякими...
По лицу юноши было видно, что он находится в замешательстве. Он не мог понять, обманывает ли его девушка или же говорит чистейшую правду. Он не хотел остаться в дураках, поэтому пытался придумать, как же вывести черноволосую на чистую воду. Спустя пару секунд у него возникла идея, и он сказал с насмешкой:
-Если ты и вправду дракон, то почему бы тебе не показать свой истинный облик и не покатать меня на себе, а?

32

- Ну да, дракон, - повторила черноволосая, откинувшись на спинку стула и закинув руки за голову. - Не-не-не, мы просто хорошо умеем скрываться. Видишь, - девушка тыкнула себе в грудь указательными пальцами, - это наша человеческая оболочка, которую мы используем, выходя в люди, хотя из моего клана уже довольно-таки долго никто не выходил за пределы нашего, так сказать, царства. Ахахаха, нет же, это все сказки, придуманные людьми, хоть мы и правда можем съесть какого-нибудь уж очень надоедливого липучку, который никак не успокоится.
Разикель дала время юноше переварить всю полученную информацию, дабы его не перезагружать и в несколько глотков допила свою порцию алкоголя. Что удивительно, даже после двух кружек, а они были не маленькими, Разикель не почувствовала никакого опьянения, даже голова не кружилась. Может это потому, что она просто сидела, а не стояла? Кей не знала, да и ей было в общем-то все равно. Подумаешь, какое-то опьянение. Пф.
- Ты смотри какой хитрый малый, - протянула Разикель с некоторой хитрецой, лукаво улыбнувшись, - ну так уж и быть, раз ты так любишь высоту, то почему бы и да?
Разикель встала из-за стола, потянулась, выгнувшись в спине и подождав, когда та хрустнет, расслабилась, несколько сгорбившись, а потом размяла плечи,  чуть ли не мурлыча от всего этого процесса. Подумаешь, дракон немножко мазохист.
Она хотела уже встать в самую брутальную стойку на которую только способна, но ее неожиданно остановила лапа собаки, которая упиралась ей в бок.
- Ты что, женщина, совсем рехнулась в здании свою личину показывать? - тут же набросился на девушку красноглазый пес, - хочешь не только все тут переломать своей тушей, но еще и местный люд до инфаркта довести?!
- Ох, какой же ты нудный, - закатила глаза девушка, аккуратно убирая лапу с бока, - ладно-ладно, выйдем на улицу, чо ты кичишься, как бабка.
Разикель направилась к выходу, надеясь, что парень пойдет за ней по умолчанию. Выйдя на улицу, брюнетка удовлетворенно выдохнула, словно бы до этого была где-то под водой и сражалась с с капризной стихией не на жизнь, а на смерть и победила в этой битве, вынырнув, когда уже воздух был на исходе. На самом же деле, она была рада избавиться от приевшегося запаха жаренной рыбы, с жадностью глотая свежий воздух и избавляя свои легкие от ароматов кабака.
- Только предупреждаю, я за свои сто пятьдесят лет еще не разу никого не возила на своей спине, так что не жалуйся на неудобства и экстремальные полеты, - напутствовала паренька Разикель, дождавшись, когда оный выйдет, дабы все разъяснить, ибо вряд ли бы он понял драконью речь, обратись она сейчас в крылатого ящера. Что любила Разикель больше всего, так это обращаться в свою звериную сущность в прыжке или падая с какого-нибудь обрыва, и этот раз не стал исключением. Благо, улица была на удивление чистая и безлюдная (ну конечно, не каждый день сюда ящерицы крылатые прилетают), поэтому синеглазая без особых прелюдий хорошенько разбежалась, ловя конкретный кайф от происходящего и высоко подпрыгнула, на лету обратившись мелкой, примерно с Деррека ростом (на целых два сантимерта ниже), черной крылатой рептилией с широкой плоской головой обрамленной восьмью отростками, самые длинные из которых напоминали некое подобие ушей, ибо были довольно-таки подвижными и синими круглыми глазами впол морды. Короткой, но крепкой шеей, на которой располагались небольшие закруглённые и плоские шипы, которые ближе к середине спины становились больше и шли вдоль хребта до самого кончика хвоста. Большие матово-черные крылья, словно у летучей мыши, были сложены и плотно прилегали к телу, дабы не поранить довольно-таки хрупкую мембрану.
Разикель обернулась к Дерреку и собаке, радостно высунув раздвоенный на конце язык, и понеслась быстрым галопом к ним, втянув при этом немного когти, резко затормозив прямо перед светловолосым, как бы говоря мол: я вся в твоем расположении".

33

К удивлению Деррека, незнакомка согласилась покатать его на себе. Неужели она действительно дракон? Нееет, рано радоваться, вдруг она просто-напросто блефует? Допив остатки алкоголя из своей кружки, она с хрустом потянулась, разминая уставшую от сидения спину. Юноша, залпом выпив эль из своей кружки, тут же вскочил вслед за ней, правда в отличие от девушки, которая, кажется, ни на десятую долю процента не опьянела, он почувствовал все "прелести" нетрезвого состояния. Его начало слегка пошатывать, перед глазами всё поплыло. Ему пришлось опереться руками о стол и постоять пару секунд с закрытыми глазами, чтобы прийти в себя. Вдруг он услышал какой-то странный голос. Открыв глаза, он начал искать источник звука, и, к своему огромному удивлению, обнаружил, что говорил не кто иной, как пёс! Подумав, что у него уже начались галлюцинации от переизбытка алкоголя в крови, парень тряхнул головой.
"Хотя даже если мне не показалось...что же, всякое зверьё по Эриону шастает, чему тут удивляться?" - подумал Деррек.
Тем не менее говорящую собаку из мыслей он выкинул не сразу. Он всё ещё невольно думал о ней, и даже не заметил, как вслед за черноволосой вышел на улицу. Только в этот момент, когда удушливый запах жареной рыбы сменился относительно чистым воздухом, а в глаза ударил яркий солнечный свет, юноша наконец-то отвлекся от мыслей о загадочном псе и вновь обратил свой взор к незнакомке. Та  предупредила его о возможном не слишком комфортной, но экстремальном полете. Что ж, лишний адреналинчик в крови всё равно не помешает, а коли паренек все-таки упадет..ну, такова судьба значит.
"Зато работу не придется искать," - пожал он плечами.
И вот настал момент икс. Парень с замиранием сердцем ждал, когда хрупкая барышня превратится в огромного, могучего дракона, такого, как на иллюстрациях к легендам и сказкам. И вот она...убегает. Парень стоит в непонятках.
-Э, ты куда?! - возмущенно крикнул он.
"Ну всё ясно, понятно, - разгневанно думал он, - она меня всё-таки надула и решила сбежать!"
Только целитель подумал о том, что нужно бы проучить наглую девицу, вырастив корень дерева прямо у неё под ногами, дабы она продолжила свой путь уже кубарем, как девушка подпрыгнула в воздух и обратилась, приземлившись на землю уже черной крылатой рептилией. У Ричардсона от неожиданности, смешанного с удивлением, челюсть поздоровалась с землей. Он не мог поверить в реальность происходящего, и даже ущипнул себя пару раз, дабы убедиться, что это не сон. Тем временем драконица, высунув язык, на всех парах неслась обратно аки радостный пес, встречающий своего хозяина после долгой разлуки. Она всё приближалась и приближалась, и парень, подумав, что та сейчас сшибет его, инстинктивно сжался и зажмурился, выставив вперед несколько согнутые в локтях руки, но, когда столкновение, казалось бы, было неизбежным, рептилия резко затормозила и остановилась прямо перед юношей, слегка коснувшись его ладоней. Чешуя у той оказалась очень гладкой на ощупь, и Деррек несколько раз провел по ней рукой. Учащенно бившееся сердце потихоньку вернулось в обычную колею, и парень успокоился.
-Что ж, - вымолвил он после длительной паузы, - я представлял себе, что драконы куда больше. Они же описаны в книжках размерами чуть ли не со скалы, ну или хотя бы ростом с двухэтажные здания. А ты что-то...мелковата, да. Кажется, ты даже ниже меня.
В доказательство этому Ричардсон приложил ладонь к макушке и провел ею горизонтальную линию, которая прошла чуть выше головы рептилии.
-Интересно, все вы такие невысокие, или ты одна такая? - задумчиво произнес Деррек. Теперь он понимал, что чувствуют другие люди, глядя на него. Но он не желал им уподобляться, поэтому улыбнулся, легонько похлопав драконицу по морде. -Зато ты можешь спрятаться в какой-нибудь пещере или расщелине! Да и для человеческого роста ты подходишь идеально.
После этого он с нетерпением залез к ней на спину и постарался расположиться максимально удобно. Сумку и посох он взял с собой по привычке (да и вообще, вдруг кто украдет), так что ему придется держаться за драконицу лишь одной рукой. Поэтому он, предварительно проверив крепление на сумке, схватился правой рукой за самый большой вырост на шее у рептилии и постарался сесть поудобнее. Сейчас, охваченный эйфорией, с несколько затуманенным алкоголем разумом, он не придавал значения всем остальным выростам, расположившимся вдоль хребта животного, да и вообще не пытался оценить ситуацию выше, чем на уровне "надо за что-то взяться, чтобы не упасть". И очень зря.
-Вернись, лесной олень, по моему хотенью, умчи меня, олень, в свою страну оленью, - нараспев сказал Деррек, показывая свою готовность к полету.

34

"Щас, договоришься, мелкий" - ее глаза красноречиво говорили о том, что думала сия драконица. "Точно руку оттяпаю" - крылатая рептилия недовольно фыркнула, отчего горячий воздух, слегка опалил лицо юноши. Этакая своеобразная месть.
Подождав, когда парнишка поудобней расположится на ее шее, Разикель неторопливо расправила большие крылья, и наказала своей псине оставаться на месте. Пес же, кивнул, уйдя в сторону, и удобно расположился в тени здания, готовясь к  знатному зрелищу полета этих двух.
Разикель, согнув немного свои конечности, припала к земле, словно кошка, готовящаяся к атаке, и, резко оттолкнувшись от земли, взмахнула крыльями, прижав свои лапы к туловищу и вытянувшись словно струна. Драконица стремительно набирала высоту, летя перпендикулярно земле, даже как-то позабыв про своего пассажира, пока не почувствовала, как его тело опасно накренилось назад. Разикель пришла в себя, и не желая его падения, приняла положение, параллельное земле и пихнула его хвостом вперед, дабы юношу не снесло.
"Такой легкий, словно вата. Что вы, люди, вообще едите?" - про себя негодовала драконица, клятвенно себя заверяя, что если этот малый выживет после полета, то она обязательно его откормит мясом. Так что те летающие твари еще пожалеют, что посмели напасть на нее.
Покружив минуты три над домами, дабы светловолосый мог вдоволь насладиться видом, драконица снова начала набирать высоту, только уже стараясь не скинуть ненароком своего всадника.
Долетев до редких облаков, Разикель, довольно замурлыкала, что даже юноша наверно не только услышал, но еще и почувствовал всю силу драконьего урчания, отдававшейся легкой вибрацией. Поймав потоки воздуха, синеглазая расправила свои крылья во всю ширь, паря над землей, лишь иногда взмахивая ими, дабы не потерять своеобразную опору из ветра.
Солнце приятно припекало спинку, а холодный воздух остужал тело рептилии, дабы не случилось перегрева, ибо черная шкурка, словно магнит, притягивала такие навязчивые солнечные лучи, в такую светлую погоду. Лазурь неба с небольшими пятнышками-облаками заставляла наслаждаться великолепием данного вида, наполняя сердце легкостью и безмятежностью. И ты чувствуешь себя по настоящему свободным.  Как же прекрасно обозревать землю с высоты птичьего полета! Отсюда все кажется таким мизерным, незначительным. Ох, если бы кто-то упомянул бы об этом, Зикей, непременно, бы выцарапала ему глаза. Ибо сама практически ничего сейчас не видела, только бело-синюю расплывчатую картину. Она даже задумалась, а стоило ли ей предупредить сероглазого, что она дальше пяти метров ничего не видит? Ай, ладно, пусть думает, что все под контролем.
И тут, неожиданно, на ум Кей пришла, по мнению крылатой рептилии конечно же, гениальная идея!
Синеглазая, хитро сверкая глазищами, покосилась на пьяного юношу, как бы намекая, что сейчас грядет пиздец его нервной системе. И не спрашивая никакого одобрения на свои действия, сделала небольшую мертвую петлю, отчего ее седок, как маленький птенчик, плавненько и безмятежненько так отцепился от дракона и полетел бы встречаться с землей, однако Разикель, сложив крылья, "нырнула" за ним, держась рядом с юношей и спокойно отдаваясь полету вниз. Да, что может быть лучше падения на полной скорости? Чувство эйфории, некоего торжества и интриги. Рис того, что не успеешь раскрыть крылья и познакомишься с твердой поверхностью. Однако Разикель не стала дожидаться пока они приблизятся к земле на критическое расстояние и схватила юношу когтистыми лапами где-то в ста метрах над землей, держа его за обе руки.  Подкинув мальца, словно тряпичную куклу, Разикель поднырнула под него, дабы усадить обратно на законное место, не особо парясь, что у нее на шее есть шипы, пусть и маленькие, и что он мог бы себе что-нибудь там поранить.

Отредактировано Разикель фон Драгулар (2016-07-14 00:20:00)

35

И вот юноша почувствовал шевеление под собой: драконица припала к земле и приготовилась ко взлету. Парень, смутно почувствовав что-то неладное, покрепче сжал шип, за который держался, и низко пригнулся, касаясь животом спины рептилии. Внезапно последовал сильный толчок, от которого Ричардсон едва не свалился - черная ящерица резким прыжком оттолкнулась от земли и мощными взмахами крыльев начала подниматься в небо, набирая скорость. Причем летела она строго вертикально, и Деррек закричал от страха, опасно повиснув над землей. Пальцы потихоньку разжимались -держаться за шип одной рукой было неудобно, а вторая была занята посохом- и парень молил Вселенную о том, чтобы она сохранила ему жизнь и не дала упасть. Но вот рука соскользнула, и юноша начал было уже падать, но драконица вовремя успела выправиться в горизонтальное положение и пихнуть его обратно на спину. При этом он довольно смачно проехался по шипам и чешуе "своего скакуна".
-Ты чего творишь-то, а?! - закричал парень, разозлившись. Он хотел продолжить гневную тираду, но вдруг замолчал, завороженный прекрасным видом. Прямо под ним расположились крошечные домики такого большого города, как Ультари. Люди, снующие туда-сюда, казались лишь муравьями в огромном муравейнике мира. Город был окружен бескрайними лесами и полями с одной стороны, а с другой - бесконечным океаном. Юноша просто поверить не мог, что достиг такой высоты, где все вещи, казавшиеся ему большими, теперь выглядели очень маленькими. Внезапно ему тоже захотелось научиться летать, ну или хотя бы стать гигантом, чтобы каждый день лицезреть эту неописуемую красоту.
"Да многие жители Эриона никогда в жизни не видели того, что вижу сейчас я! - ликовал Деррек. - Теперь-то вы не будете коситься на меня, как на не видевшего мир юнца, ха!"
Так как сейчас рептилия летела довольно плавно, Ричардсон не удержался и, вскинув руки к небу, радостно и громко закричал, а затем расхохотался. Счастье переполняло его, и он не мог сдерживать его внутри себя. Ему хотелось петь, танцевать, голосить во всё горло и смеяться надо всеми людишками, которые находятся под ним.
Но вот драконица начала набирать высоту, - на этот раз осторожно - поэтому Деррек вновь пригнулся и взялся за шип. Они долетели до самых облаков. Юноша мог протянуть руку и коснуться их, что он и сделал. И каково же было его удивление, когда вместо мягкой и пушистой, словно шерстка, массы он ощутил лишь холод и сырость.
"Странно, - удивился он, - я всегда считал, что облака на ощупь напоминают зверька или перину"
Вдруг он почувствовал, как "сидение" под ним завибрировало, и даже вздрогнул от неожиданности. Он не мог понять, что происходит, поэтому вопросительно взглянул на драконицу. Та выглядела очень довольной, словно кот, наевшийся сметаны. Он предположил, что она так мурлыкает, хотя не был в этом уверен.
Наверху было довольно прохладно, однако припекающее солнце не давало юноше замерзнуть. В лицо дул приятный ветерок, развевая его красный плащ будто флаг. Подумав, что они и дальше будут так медленно и плавно лететь, Деррек вновь раскинул руки и, закрыв глаза, начал наслаждаться непередаваемым ощущением свободы и покоя. Но у его спутницы были другие планы.
Неожиданно она резко поднимается в воздух, совершая мертвую петлю. Парень, паникуя, пытается удержаться на  рептилии ногами и ухватиться свободной рукой за шип, но сила притяжения оказалась сильнее. Миг - и он уже с криком летит к земле. Какие эмоции сейчас он испытывал - ни в сказке сказать, ни пером описать. Это был и животный страх, и отчаяние с нотками эйфории, вызываемой чувством свободного падения. В этот момент он думал, что сейчас умрет, успел мысленно попрощаться со всеми, кого знал, пожалеть о такой короткой, никчемной жизни, а так же наслать ровно тридцать проклятий на "гадюку крылатую", что так вероломно сбросила его с себя. Он всё приближался к земле. Оставалось лететь метров двести, как он почувствовал, что его взяли за руки. Затем он начал постепенно замедляться. Не долетев до земли метров сто, он полностью остановился. Драконица резко подбросила его в воздух и поднырнула под него так, что он вновь приземлился на прежнее место, однако боли он не чувствовал. Сейчас он держался за бешено бьющееся сердце и жадно хватал воздух ртом, пытаясь оправиться от страха и прийти в себя. Зато такая поездочка выветрила из него весь остаток алкоголя, и он уже был трезв. Правда сейчас он всё равно не отличался ясностью ума - после пережитого только и мог думать о том, что остался жив.

36

Это так, до одури, приятно слышать оглушительный свист холодного ветра, который закладывал уши, надежно держа в воздухе крылатую черную ящерицу, парившую высоко в небесах над городом, лишь иногда взмахивая своими большими крыльями, дабы не потерять набранную скорость. Пушистые облака, надежной белой массой сгустились под драконицей, закрывая обзор для слишком любопытных зевак, надумавших вдруг полюбоваться небом, дабы не вызвать новую панику.
Разикель, в силу своего слабого зрения (что ей приходилось до упора сужать зрачки, будто бы она какой-то наркоман - хотя если судить по ее поведению что-то подобное имело бы место жить - дабы хоть что-то разглядеть), даже как-то не парилась по поводу того, что сейчас картина перед ней представлялась в виде белого мира, чистого и невинного, как белый лист. Показалось ли ей, но она умудрилась почуять даже своих собратьев. Или ей причудилось? Не важно, главное, чтобы сейчас не лезли под лапы, ибо Зикей, находясь в глубокой прострации, была совершено непредсказуема в плане своей реакции, если вдруг кому-то взбредет в голову ее беспокоить. Проще говоря, абонент временно недоступен и находиться вне зоны данной реальности, пожалуйста, оставьте свои расспросы/вопросы/советы/возмущения и прочая при себе и идите, куда шли. От явного нетерпения снова пуститься во все тяжкие, драконица то слегка прибавляла скорость, то снова сбавляла, вспоминая о своем грузе, что пытался успокоиться после такого экстремального полета. А ведь его предупреждали.
" Может еще чего-нибудь повернуть? А то он что-то расслабился" - думала про себя рептилия, придумывая новые способы как поиздеваться над психикой парнишки. Видимо полета вниз ей показалось мало для моральной травмы светловолосого. Посмотрев на парнишку, а потом вниз, а потом снова на парнишку, Разикель все же решила не доводить парня до первого инсульта, ибо в таком-то молодом возрасте да остановка сердца - это, знаете ли, не круто.
Да-а-а, мир, где не было рабских оков, воистину прекрасен, еще прекрасней, чем могла бы представить себе Разикель, сидя в четырех стенах "драконьего жилища" и потихоньку доводя до морального инсульта тамошних обитателей. Может, они даже вздохнут с облегчением, когда обнаружат, что бедствие нигде не видно и в обители драконов подозрительно спокойно и безмятежно, ибо никто не пытается от нечего делать, устроить какое-нибудь представление типа " кто настолько храбрый, чтобы ма-а-аленький армагедец с пулянием фаерболлов во взрослых", последствия которого, к слову, никто потом убирать не будет, потому что Разикелюшка обиделась и ушла в темный тесный угол скорби, после наказания.
Сделав несколько пируэтов и бочек, Разикель, вполне удовлетворенная своим полётом, повернула назад, к кабаку, где оставила свою дражайшую псинку, точнее нечто, очень похожее на нее. Вдохнув полной грудью, Зик слабо почуяла едва уловимый запах ненавидимой жаренной рыбы и, не спеша, полетела на него, постепенно снижаясь и замедляясь.
Благо, что приземление было мягким и безболезненным, что не могло не радовать даже дракошку, ибо она впервые старалась приземлиться аккуратно, что у нее в кой-то веке!.. получилось.

37

После такого стремительного падения начался медленный подъем вверх, к облакам. Вот только парень и не замечал, в каком направлении они летят, пребывая в состоянии глубокого шока. Похоже после этого полета на голове появится парочка седых волосков. Он так и сидел, пытаясь отдышаться и успокоиться. Разум был затуманен. Даже когда они пролетели сквозь облака, он не испытал никаких эмоций, и даже будто бы не заметил, что теперь они летят не над огромным городом, а над белоснежным полем. Всю дорогу он предпочитал страдать, жалеть себя и думать над тем, что обязательно сделает после того, как слезет с этого чертового дракона. И когда рептилия начала делать бочки и пируэты, когда нервы и силы Деррека уже были на исходе (всё-таки довольно сложно постоянно прижиматься к ящерице, стараясь не соскользнуть), он просто, не задумываясь, взял посох и ударил им по голове ящерицы. Удар был, конечно, не сильным, но довольно чувствительным. После этого все маневры внезапно прекратились, и драконица повернула назад, полетев к кабаку. Юноша же, в свою очередь, потихоньку приходил в себя, и даже позволил себе в последний раз насладиться красотой пейзажа с высоты птичьего полета. После того, как он выпустил пар, ударив незадачливую рептилию, ему резко стало намного лучше, как человеку, которому наконец-то удалось совершить кровную месть. Он вдохнул в легкие побольше холодного свежего  воздуха, и тот как будто бы очистил его мысли от тумана и всех беспокойств. Ричардсон широко улыбнулся, увидев приближающуюся землю. Да, теперь она не надвигалась на него стремительно и бесповоротно, что не могло не радовать.
"Надеюсь мой удар вразумил это летающее недоразумение, и оно больше не будет вытворять никаких трюков," - мрачно подумал Ричардсон.
Его надежды оправдались. Драконица мягко и плавно приземлилась возле пресловутого кабака. Улочка была всё такой же пустой (наверное потому, что люди увидели в небе черное нечто и вновь попрятались по своим домам). Парень шумно выдохнул.  С ним всё в порядке, он целехонек, и, главное, живехонек. После экстремального полета ему хотелось вновь усесться в кабаке и согреть душу очередной порцией выпивки. Деррек начал слезать с драконицы. Вдруг его ноги пронзила адская боль. Он с криком повалился на землю, скрючившись и держась за заднюю часть бедра. Поднеся ладони к лицу, он увидел на них кровь.
-ТВОЮ МААААААААТЬ! - заорал он на всю улицу.
Боль пронзала его тело мелкими иголочками. Он метался по земле, словно зверь, попавший в ловушку и тщетно пытающийся найти из неё выход.
-КОЖИ НА НОГАХ НЕТ, ЕЁ НЕТ! - продолжал стенать парень. Действительно, штаны, уже пропитавшиеся кровью, скрывали  ужасные мозоли: огромные куски кожи  были сдернуты в процессе полета на чешуйчатой и шипастой спине драконицы, кое-где были довольно глубокие раны от острых выростов. Всё-таки летать на ней без седла - дело опасное, болезненное и едва ли не самоубийственное. Деррек не чувствовал боли весь полет, ибо сначала был пьян, а потом находился в шоковом состоянии. А теперь, когда он полностью пришел в себя, начал испытывать адские муки.
Нужно было лишь остановить кровотечение, а затем залечить себя, но юноша от сильной боли и паники просто не мог соображать. Постепенно крик сменился тихим стоном. У парня начала кружиться голова, в глазах темнело.
-Хах, неужели это и есть смерть? - усмехнулся он и замолчал. На улице воцарилась тишина. Вдруг её прервал взрыв истерического смеха. Парень хохотал и не мог остановится, в то время как по щекам текли слёзы. Сейчас он очень походил на сумасшедшего, сбежавшего из какой-нибудь психбольницы. Внезапно он затих и больше не произносил ни единого звука. Прерывистое дыхание постепенно ослабевало. Глаза помутнели, сделались как будто бы стеклянными, неживыми, а потом и вовсе закрылись. Парень испустил прощальный выдох и больше не шевелился. Сердце отсчитало последние удары и остановилось...
Так всё и могло случится, будь раны настолько глубокими и смертельными. Но Деррек, на самом деле, просто потерял сознание. Однако если не поспешить и не оказать ему какой-либо помощи, он действительно умрет.

38

Ничто не предвещало беды. Все казалось таким тихим и мирным, что драконица даже расслабилась, пока паренек сползал с ее спины и подбежала к своей псинке, желая сделать той драконьи обнимашки, но алоокий зверь почему-то был против. Однако крик паренка привлек внимание обоих и две пары глаз удивленно уставились на человека в красном плаще, который лежал на земле, держась за истекающую кровью ногу. Внезапно, пострадавший издал такой пронзительный визг, что у драконицы голова чуть не лопнула. На мгновение, в мозгу что-то помутнело, перед глазами прошла кроваво-красная рябь и крылатая рептилия, максимально сузив глаза в едва заметные щелочки, издала клокочущее рычание. Спина выгнулась в дугу, а крылья устрашающе приподнялись над головой оскалившегося ящера, припавшего к земле и готового к нападению. В этот момент Разикель ничем не отличалась от дикого животного, которого загнали в угол и оно вынуждено защищать свою жизнь любой ценой. Однако, дикое наваждение быстро прошло и Разикель, тряхнув головой, пришла в себя и, быстро перебирая лапами, подползла к вопящему и сходящему с ума от боли мелкому. Вернув себе человеческий вид, брюнетка упала на колени рядом с пацаном, зажимая уши, дабы заглушить эти визги. В конце концов она не выдержала истерики и пнула мелкого куда-то в бог, раздраженно скривив моську, хотя парень вырубился раньше, чем почувствовал пинок в бок. Уф. Наконец-то тишина. Девушка склонилась над светловолосым, дабы удостовериться, что он все еще жив, ворча про себя о том, какая же у людей слабая психика и здоровье. Так орать из-за какой-то ранки. Пф. Убедившись, что он все еще дышит, Разикель хотела было осмотреть его рану, да не тут-то было.
Неожиданно, дверь в кабачок открылась и оттуда выскочил уже немолодой, покрытый седой растительностью на лице, мужчина, где-то лет пятидесяти-шестидесяти.
- Эй, вы, быстро заплати за еду и выпивку! - тыча пальцем в сторону брюнетки заорал мужик, пытаясь испепелить взглядом и девушку и потерявшего сознание паренька за компанию. Разикель посмотрела на него как на идиота и повернулась к своей псине.
- Леон, рвем когти, быстро, - закинув паренька на левое плечо аки древний человек свою новоиспеченную жену, дабы утащить в пещеру, Зик подобрала сумку и посох мальца и рванула с места. Мужик слегка офигел от сего зрелища, возможно, у него даже немножко порвался шаблон от увиденного. Однако он быстро пришел в себя и начал кричать что-то еще, но Зикей его уже не слушала.

----> Гостиница "Душевный покой"

Отредактировано Разикель фон Драгулар (2016-07-18 03:06:41)


Вы здесь » Эрион » Ультари » Кабачок "Жирный Кот"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC